Minval.az представляет вниманию читателей выдержку из интервью с Романом Агаевым — Главным редактором Единого информационного портала азербайджанцев в России AZRU. Отметим, что Роман Агаев отметил накануне свой день рождения. Интервью было записано и опубликовано супругой Романа — Лейлой Мамедовой, координатором проектов портала AZRU.

— Что считаешь своим самым большим достижением?

— Я даже не знаю, как правильно отвечать на этот вопрос. Сначала надо сказать о моих замечательных родителях – папе Матлабе и маме Раисе. Я не могу их назвать своим достижением, но их любовь, воспитание, поддержка и забота – опора и основание для всех моих прошлых, настоящих и будущих достижений. Это однозначно. Что же касается моих личных достижений, то их, слава Аллаху, немало. Это и образование, это и опыт работы, это и друзья, коллеги, соратники, единомышленники, это и дети, это и ты сама. Самое большое достижение – это гармоничное сочетание всего вышеперечисленного, наполненное успехами в работе, любовью к деткам, полноценным счастьем с любимой и любящей супругой, берущей у меня данное интервью, чудесными отношениями с родителями, братом Русланом и сестричкой Айтэн.

— Расскажи о своем детстве.

— Родился я при независящих от меня обстоятельствах в 1979 году в городе Физули. Это административный центр одного из больших и живописных районов моего родного Азербайджана – Физулинского района. Детство мое прошло там, и наполнено оно самыми яркими воспоминаниями и приятными впечатлениями. Сначала мы жили в большом двухэтажном доме моего дедушки по отцу, ныне покойного Панах муаллима, директора спортшколы, очень уважаемого человека в городе. С далекого детства помню наш большой сад, цветущую сирень и окутывающий весь двор ее приятный весенний запах, папин красный «Жигули-06», даже номера помню – и номер машины, и домашний телефонный номер. Мы всегда очень любили путешествовать. До сих пор трепет от предвкушения дальней дороги напоминает мне детство. Мы ездили в Москву, в Мурманскую область (там проживали ныне покойные родители моей мамы – мой азербайджанский дедушка Сардар Гусейнов и его достопочтенная белорусская супруга Екатерина Алексеевна Максимович), а также в Белоруссию, в славный город Брест, где появилась на свет самая главная женщина моей жизни – моя мама. На машине ездили и в Грузию, и в Краснодарский край.

Учился я всегда на «отлично», причем по всем предметам. Я обожал учиться, мне это доставляло огромное удовольствие, несмотря на всегда мешающие мне проблемы со зрением. С чувством большой любви и огромной благодарности вспоминаю свою первую учительницу – Надежду Алексеевну, нашего бессменного классного руководителя Назиму Кулиевну, русскую школу № 2 имени С.М.Кирова и её директора Дайандур муаллима, которого мы — хулиганы — прозвали «Стой-постой!» в своеобразной интерпретации его имени на русский лад, прием в пионеры, парк напротив — со стадионом и спортзалом, куда мы ходили с братом на секцию «каратэ», свой велосипед «Школьник», алычу во дворе больницы, которую мы, мягко говоря, присваивали с ребятишками по дороге из школы домой, свою первую любовь – светловолосую голубоглазую Олесю с улицы Фиолетова, где преимущественно проживали русские…

Мое безоблачное детство оборвала война. Сначала в наши края начали прибывать измученные и истерзанные беженцы из Армении. Они селились по соседям, у родственников, рассказывая душераздирающие истории о том, как в Армении измывались над ними, убивая и насильственно изгоняя с насиженных мест. Мне уже было 11-12 лет, я прекрасно помню их рассказы. Нам даже было трудно себе представить, что это совсем скоро произойдет и с нами.

Мои родители изо всех сил старательно строили новый дом – огромный, на два этажа и с третьим на крыше-мансарде. Дом строился по личному проекту моего отца – действительно талантливого архитектора. До сих пор помню его внимательный взгляд и сосредоточенную работу над чертежом на большом ватмане. Это был целый особняк с просторным двором, бассейном и спадающими на него кустами роз, со своим огородом и большим количеством плодово-ягодных деревьев, площадкой для игр, настольного тенниса и т.д. Строили мы его не менее пяти лет, а пожить нам в нем удалось не более 7-8 месяцев…

Война уже стала реальностью. В Карабахе шли ожесточенные бои, постепенно подбираясь к нашей спокойной и размеренной жизни. Папа возил каждое утро меня с братиком в школу. Он держал в кармашке сидений по гранате. Чтобы в случае внезапного штурма армянскими боевиками города и во избежание ужасов армянского плена собрать нас всех вместе и взорвать, чтобы мы не достались живыми этим извергам, злодеяния которых, учиненные над мирными жителями карабахских деревень, доносились и до физулинцев.

Обстановка в городе ухудшалась, повисший в душе каждого тяжелый камень гнетущей атмосферы охмурил лица некогда радостных горожан, ныне полных переживаний за судьбу своих семей и страны. С целью избежать физического уничтожения папа был вынужден вывезти нас в Баку.

В один день мы вынуждены были оставить там всё – всё нажитое годами, все свои воспоминания, достижения и планы на будущее. Я помню, как мама со слезами на глазах пыталась в какой-то чехол от матраса собрать вещи первой необходимости. Потому что так сказал отец, потому что через несколько часов надо было срочно покидать район… Бедная женщина, растерявшись, даже не знала, с чего начинать, куда мы едем, когда вернемся – через неделю, месяц, год или больше никогда… Так мы со слезами на глазах оставили свою малую Родину… За нашей машиной очень долго, аж до изнеможения бежала верная нам собачка по кличке Жулик, с которой мы всегда охотно игрались во дворе и любили всей семьей. Машина была битком – все мы, да еще и семья дедушки, плюс к тому – хоть какие-то вещи, не до собачки было. Она перестала бежать, оставшись далеко позади, как и всё мое детство, которое безжалостно хлопнуло дверью войны, выкинуло меня из себя и сделало в одночасье взрослым.

Еле добрались до Баку. Самый конец февраля. Мама была беременна моей сестрой, была фактически на сносях, речь шла об одном-двух днях. На утро геноцида в Ходжалы родилась моя сестра, которая никогда не видела Физули. Пару месяцев мы оставались в Баку у родственников – сначала у тети, потом у дяди. Мне нужно было заканчивать 7-ой класс, за два месяца я поменял две бакинские школы. Ютились как могли. Потом папа на оставшиеся после бешеных потерь деньги купил маленькую квартирку в Сумгайыте – у уезжающего в Казахстан военного Федора Воронина и его супруги Татьяны. Летом мы перебрались туда. Только войдя в эту коморку, я выглянул на улицу сквозь маленькие зарешеченные окна. Лето, солнце, идут пешеходы, проезжают машины по узкой дороге. Вроде всё обычно, но за короткое время всё так изменилось. Мы уже в другом городе, другом месте, в котором пришлось остаться на долгие-долгие годы.

В Сумгайыте я окончил 8-ой и 9-ый классы средней школы. Помню свою почетную грамоту в цветах и символике азербайджанского флага и большим портретом основателя Азербайджанской Демократической Республики Мамедэмина Расулзаде. Решили летом после 9-го класса съездить в Мурманскую область, к бабушке с дедушкой, которые не видели нас после войны и где-то даже не верили, что нам удалось выбраться оттуда живыми. Был 1994-ый, мы гостили на Севере, как принято говорить у нас в семье. Купили билеты на поезд Москва-Баку, чтобы вернуться. Приехали в Москву, и только на вокзале узнаем, что из-за вооруженных действий в Чечне поезда в этом направлении отменены. На самолет денег не было. Опять война, преследующая нас словно по пятам…

Дядя, мамин старший брат Анатолий, настоял забрать нас с собой обратно на Север, мы вернулись. Среднюю школу я окончил в городе Кировск Мурманской области. Это был гуманитарный лицей, я благодарен всем своим учителям и тем годам, проведенным там – хоть и без родителей, и с суровым полярным климатом, но всё же за прекрасное образование, победу на школьных и городских олимпиадах, успехи в моей любимой учебе.

После школы переехали в Москву, к моему дяде Энверу Фарруховичу Ахмедову. Пытались как-то устроиться, папа нашел какую-то работу, я даже подумывал поступать, выбирали с мамой вузы, но в итоге — передумал. Настоял на возвращении на Родину.

— Как ты выбрал свою будущую профессию? Куда ты поступил?

— Я не помню, как я ее выбирал. Я поступил в Высший Дипломатический Колледж в Баку, на специальность «дипломатия – международные отношения». Хотя в школе все думали, что я пойду по стезе технических специальностей. Я даже успешно сдал пробные вступительные экзамены еще в 11-ом классе, но отказался от этой затеи. Это были чудесные годы. У меня было великолепное студенчество, потрясающие друзья, очень дружный и реально сплоченный коллектив, с которыми я и по сей день общаюсь с огромным удовольствием.

Бакалавриат я окончил с красным дипломом, защитившись на английском языке. Продолжил обучение в магистратуре, написав диссертацию на русском. Попал на практику в министерство иностранных дел Азербайджана, работал младшим научным сотрудником Национальной Академии Наук, и вот он – второй красный диплом в 22 года и первая ученая степень.

— Как ты решился переехать в Москву?

— Это было легко и сложно одновременно. Я работал в престижной неправительственной организации в Баку, получал достойную зарплату. Я приехал однозначно не за длинным рублем, как принято считать, говоря о прибывающих в Россию азербайджанцах. Просто решил попробовать себя в Москве. Октябрь 2003-го, ровно 15 лет назад, и я — в столице России. Холостой, достаточно умный, а тут вся Москва перед тобой – как поле непаханое. Сначала думал, что потусуюсь тут лет до 30-ти, потом вернусь, женюсь и всё в этом роде. Но, как говорят, если ты хочешь рассмешить Бога, расскажи о своих планах. Видимо, я Ему рассказал, а Он, посмеявшись, решил сделать по-своему. В 30 лет я вернулся в Баку, но для того, чтобы закатить торжество по случаю обрезания своего сына Руслана, преднамеренно назначенного мной на свое 30-летие – 24 октября 2009-го. В 2012-м у меня родилась дочь Сабинка. Родилась она 20 сентября, поэтому я ее называю своим «Контрактом века».

— Как ты пришел в журналистику и вообще оказался в диаспоре?

— Приехав в Москву, я сразу же попытался выйти на «своих» — т.е. на азербайджанскую общину. Узнав, что в Москве функционирует телерадиокомпания «Интер-Азербайджан» во главе с ныне покойным президентом Салехом Худиевым, я решил наведаться к нему. Наш первый разговор закончился моим трудоустройством. Так я влился и в журналистику, и в диаспору. Авторские передачи, командировки – в числе которых и Чечня, и Южная Осетия, и десятки регионов России, стран СНГ и Европы, интересные репортажи, работа с коллегами. Телевизионный опыт дал мне многое. За эти годы я также работал корреспондентом «Радио Свобода», азербайджанских информагентств «Тренд», «АПА», «СаламНьюс». Уже в 2006-м удалось задать вопрос самому президенту Путину на его большой пресс-конференции, который все помнят до сих пор. Больше помнят даже не сам вопрос, а наше взаимное с Владимиром Владимировичем приветствие друг другу: «Салам алейкум!» — «Алейкума салам!». Вопрос Владимиру Путину, часы от Рамзана Кадырова, совместное поедание винограда на приеме с Сергеем Лавровым… Есть, что вспомнить.

Плодотворно работал и в диаспорских организациях, возглавляя пресс-службы в российском отделении Конгресса Азербайджанцев Мира, Союза Азербайджанцев Мира, а в ФНКА АзерРос дорос до вице-президента по работе с регионами, одновременно работая в медиа-холдинге «Азеррос» и даже выпуская собственную газету «Я – гражданин». Потом была работа и на портале Всероссийского Азербайджанского Конгресса, и очень плодотворная общественная деятельность на посту исполнительного директора Нижегородского отделения организации на протяжении трех лет. Сейчас я являюсь главным редактором портала AZRU, а также помощником депутата Совета депутатов городского округа Химки Московской области Ханоглана Алиева. Всё это и являет собой ценный опыт как в журналистике, так и в общественной деятельности.

— Как думаешь, откуда в тебе такое чувство патриотизма, кто развил его в тебе?

— О наличии и степени развитости моих патриотических чувств может высказаться кто угодно из знающих меня людей, но только не я. Не могу давать себе оценку в этом, но не скрою, что крайне импонирует оценка многих людей, знающих меня по жизни и по работе. Являясь первым ярким результатом тесного сотрудничества моих родителей, я благодарен им за то, какой я есть, за их воспитание, постоянную поддержку, заботу, безграничную и безусловную любовь. Я проучился в русском секторе, азербайджанский язык и азербайджанскую литературу нам преподавали традиционно мало и практически всегда плохо. Сбегать с урока азербайджанского мне не давала моя влюбленность в молодую и очень красивую учительницу Арзу ханым. Может, это еще один фактор?

Я люблю Азербайджан, Родину, как и родителей — не выбирают. Нам всем повезло, что она у нас такая замечательная, со всем ее богатым историко-культурным наследием, обычаями и традициями – это страна с самым красивым флагом, с самыми прекрасными людьми, с самой живописной на планете природой, с самой потрясающей кухней, с самой душевной музыкой, с самыми зажигательными танцами, с самой богатой литературой и с со столкнувшейся в своей истории самой большой несправедливостью в виде утраты своих исконных земель, нуждающейся в самом активном и посильном участии каждого из нас.

Я уверен, что патриотизм должен выражаться в действии. Просто любить Родину – это как просто любить жену и не разделять с ней ложе. Ей надоест, она подаст на развод. Поэтому патриотизм должен быть подкреплен конкретными поступками, а не вербальной изощренностью.

Я – националист, любящий своё и крайне уважительно и бережно относящийся к другому. Например, я не представляю себя без русской культуры, без прекрасного русского языка, без этих шедевров мировой литературы. Русская культура также сформировала меня как личность, это – часть меня, моего быта, моей жизни, моей работы. Я счастлив, что могу гармонично сочетать в себе то ценное и важное, что вмещается в понятия «Азербайджан» и «Россия».

Сотрудники издания Minval.az в свою очередь присоединяются к поздравлениям и желают Роману Агаеву крепкого здоровья, кавказского долголетия и успехов в работе.

Minval.az