Выход США из договора с Ираном от 1955 года может иметь весьма масштабные последствия

Противостояние между Соединенными Штатами и Ираном продолжается. США планомерно усиливают санкционное давление на ИРИ. Более того, под ударом могут оказаться другие страны, которые не только вкладывают деньги в иранские нефтяные проекты, но и просто приобретают иранскую нефть. Те пытаются защититься от неприятностей. Би-Би-Си, напомним, еще в конце августа сообщило, что страны, подписавшие соглашение об иранской ядерной программе, заявили, что организуют новый платежный механизм для торговли с Тегераном. Он позволит ЕС, России и Китаю торговать с Ираном в обход санкций Вашингтона. Во всяком случае, по словам главы дипломатии ЕС Федерики Могерини, новый платежный механизм поможет представителям европейского и мирового бизнеса, в том числе нефтяным компаниям, торговать с Ираном, не полагаясь на американский рынок и американскую валюту. Правда, как именно будет работать новый механизм, пока что не разглашается. В Вашингтоне предупреждают: в такие игры лучше не играть. Другим странам не стоит строить иллюзий насчет того, что они смогут обойти санкции против Ирана, заявил в ходе телефонного брифинга для журналистов советник американского президента по национальной безопасности Джон Болтон. «Наша объективная цель – сократить экспорт иранской нефти, газа до нулевой отметки. Мы без всяких сомнений достигнем этой цели. Другим странам не стоит строить иллюзий по этому поводу. Возможно, это не произойдет мгновенно. И я хочу подчеркнуть, мы — не администрация (бывшего президента США Барака) Обамы и режим продления или исключений не будет нашей политикой, — цитирует его РИА «Новости». — …Мы пройдем по длине всей цепочки, чтобы найти конечного покупателя нефти, будь то компания или правительство. Это то, что администрация президента Обамы не делала в принципе».

В Иране, со своей стороны, демонстрируют уверенность. Духовный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи заявил на стадионе «Азади» в Тегеране, выступая перед высокопоставленными военнослужащими и представителями организации народного ополчения «Басидж»: «Мы преодолеем санкции. Поражение санкционной политики станет поражением Америки, поражением США, и это поражение станет пощечиной от лица иранской нации», после чего добавил, что Иран «был благословлен на непобедимость» во время Исламской революции 1979 года.

Но вот на фоне этой пикировки почти что незамеченной прошла еще одна новость. Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что США разрывают заключенный в 1955 году договор о дружбе с Ираном, передает «Голос Америки». Как подчеркнул Помпео, именно от Ирана исходит угроза для американских дипломатических миссий в Багдаде и Басре, и назвал усилия Тегерана попыткой дать отпор американским санкциям.

Многие эксперты сочли этот шаг Вашингтона лишь очередным ходом в «пикировке». Тем более что как раз накануне Тегеран заручился решением Международного суда, который предписал США снять часть санкций с  Ирана. Более того, в нынешней ситуации вряд ли можно серьезно говорить о дружбе или сотрудничестве Вашингтона и Тегерана. Договор этот был заключен по горячим следам падения в Иране антизападного правительства Мосаддыка (как убежденно рассказывали советские журналисты-международники, Мосаддык был свергнут в результате операции ЦРУ под кодовым названием «Аякс»). В Тегеран с триумфом вернулся шах Мохаммед Реза, который объявил в стране программу реформ под названием «Белая революция», Вашингтон активно укреплялся в нефтяной сфере и строил политическое партнерство.

Сегодня ситуация ничем не напоминает середину пятидесятых, когда популярность Мохаммеда Резы Пехлеви находилась «на пике». Разрыв договора, заключенного в те годы и отражающего безнадежно устаревший расклад сил, могла бы показаться не более чем жестом, если бы не одно обстоятельство. Аналитики напоминают: такие договоры — это, скажем так, «фундаментальные» документы. Они определяют сами основы взаимоотношений государств, в том числе такой деликатный вопрос, как признание границ. И на этом фоне выход из договора 1955 года существенно расширяет для США «свободу рук». В том числе в таком деликатном вопросе, как отношение к границам ИРИ. И вот тут уже не получится не озвучить вопрос, будут ли США стремиться сохранить Иран как единое государство.

Здесь, пожалуй, нужно уточнение. Во-первых, в определенной части российской политической тусовки модно обвинять США в «развале» Югославии и СССР, но в реальности страны разваливаются не извне, а изнутри. А во-вторых, в США считали и считают такие игры весьма рискованными. Распад государства, тем более такого крупного, как Иран, да еще в столь неспокойном регионе — это априори риск выше среднего. Но никто не отменял и другой истины: «Если не можешь предотвратить процесс — постарайся его возглавить». И вполне возможно, что США, чьи аналитики не предсказали распад СССР, а потом не смогли спрогнозировать, что независимость бывших союзных республик — это всерьез и надолго, не хотят повторять ошибок и в случае с Ираном. Готовы ли США активно поддерживать национально- освободительное движение в ИРИ, вопрос по меньшей мере открытый, но вот выход из договора от 1955 года слишком уж похож на попытку обеспечить себе максимальную свободу политического маневра, если ИРИ по примеру бывшего СССР или бывшей же Югославии начнет расползаться по швам.

В самом деле, Иран— государство многонациональное. И азербайджанской аудитории вряд ли стоит об этом лишний раз напоминать. В Иранском Азербайджане восстания вспыхивают регулярно, а национально-освободительное движение меняет формы, но не утихает. Неспокойно и в Иранском Курдистане. Теракт в Ахвазе, центре провинции Хузестан, районе компактного проживания арабов, тоже дает изрядную пищу для размышлений. С пугающей регулярностью СМИ Ирана сообщают о взрывах и терактах в Иранском Белуджистане на границе с Афганистаном.

Как подчеркивают эксперты, такого развития событий следовало ожидать. Национальные меньшинства Ирана, исключая разве что местных армян, подвергаются чудовищному угнетению, они лишены возможности учиться на родном языке, права на свою культуру и национальную самобытность. К тому же все происходит в условиях «жесткого исламского режима», усталость общества от которого тоже дает о себе знать. Плюс ко всему вопрос о нарушении прав национальных меньшинств в Иране уже рассматривается в ООН — со всеми не самыми приятными и вполне прогнозируемыми последствиями для ИРИ.

Наконец, есть и еще одно обстоятельство. Иран не проявляет и особого пиетета в отношении границ соседних стран. Еще в 1940 году Наркоминдел СССР по решению меджлиса (парламента) Ирана получил в свое распоряжение карту «Новое административно- территориальное деление государства Иран» с многозначительным примечанием: «Границы Ирана, за исключением границы с Турцией, не являются официальными». Когда в 1940 году аккредитацию в Баку получал новый иранский консул, то в ноте иранского посольства номер 643 от 17 мая 1940 года Азербайджанская ССР именовалась «Кавказским Азербайджаном», а в персидском тексте документов, направленных в НКИД, генконсул подписался как «Генеральный Консул Шахиншаха в Кавказском Азербайджане». В 1979 году в Иране сменилась власть, рухнул знаменитый «павлиний трон» иранской монархии, но уважения к азербайджанским границам это не прибавило. Так, в 2006 году газета «Джумхурийе Ислами», играющая в современном Иране ту же роль, что и «Правда» — в бывшем СССР, опубликовала статью под заголовком «Шимали Иран». Так авторы статьи именовали Азербайджан и уверяли, будто бы нынешний Азербайджан — это территория Ирана, и все земли, входившие в состав Ирана во времена правления династии Каджаров, должны быть возвращены под власть Тегерана. Наконец, в 2012 году, когда власти ИРИ арестовали молодых поэтов Фарида Гусейна и Шахрияра Тагизаде, Тегеран неофициально намекал, что отпустит литераторов, если получит от Баку документ под названием «хаишнаме», то есть «просьба». Как подчеркивают в Баку, такой документ в современной международной дипломатии не предусмотрен вообще. А такой документ под «определенным углом зрения» мог быть истолкован и как  «подтверждение» неких особых прав Ирана на Азербайджан.

И вот властям Ирана со столь впечатляющим послужным списком лучше бы не забывать неприятную истину: если страна не уважает признанные границы, ей надо быть готовой к тому, что корректировка этих границ может пойти и не в ее пользу.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az