Новость об изнасилованной 25-летним Эльнуром Мамедовым (племянником чиновника, заместителя начальника регионального отделения Azərişıq Айдына Мамедова) ученицы 7-го класса в Лерике набирает обороты и обрастает все новыми подробностями.

Так, еще вчера отец девочки, приехавший в Баку, заявил азербайджанским журналистам о том, что все заявления об изнасиловании и беременности дочери не более чем ложь. По словам отца, Эльнур Мамедов является их родственником, и между членами их семьи уже неоднократно заключались браки.

—  Не знаю, кто и зачем пустил эту «утку», — говорит отец девочки журналистам. Скорее всего, нас просто хотят поссорить. И моей дочери не 13, а 14 лет. Да,  Эльнур хотел похитить ее, но я не позволил ему это сделать. Сказал, пусть достигнет совершеннолетия. Я тоже хочу видеть свадьбу своего ребенка. Просто у нас есть обычай «бешик кести», который я исполнил при рождении дочери. У нас не принято, чтобы парни и девушки влюблялись друг в друга. Родитель выдает дочь за кого хочет, и та соглашается. И моя дочь сделает все, что я ей скажу. Эльнуру же 24 года, он только вернулся из армии. Он умный, воспитанный парень.

Кроме того, сотрудникам СМИ удалось выяснить и реакцию заместителя главы Исполнительной власти Лерикского района Габиля Меликова, который заявил о том, что правоохранительные органы проинформированы в связи с распространившейся информацией. И когда в официальном порядке будет установлено – правда это или же ложь, тогда можно будет давать более пространный комментарий на эту тему. Если происшествие имело место быть, то обязательно будет возбуждено уголовное дело.

Габиль Меликов отметил так же, что по итогам расследования в ИВ будут направлены соответствующие распоряжения.

Журналистка Рамелла Ибрагимхалилова еще вчера связалась с сотрудником Прокуратуры Лерикского района, чтобы узнать о последующих официальных действиях. Как выяснилось, прокуратура принимать участия в процессе расследования не собирается по той причине, что нет факта официальной жалобы. Журналистка напомнила в ходе разговора о том, что существует закон, гласящий следующее: материалы СМИ могут служить поводом для начала следственных мероприятий и возбуждения уголовного дела в случае обнаружения состава преступления. Но ей ответили, что материалы СМИ, конечно же, могут служить, но не было ни жалобы, ни проверки, ни указаний по ее проведению. Рамелла Ибрагимхалилова напомнила собеседнику, что речь идет о несовершеннолетней пострадавшей, на месте которой может оказаться любая девочка. Собеседник ответил, что эта норма почти не практикуется.

— Что же вам мешает практиковать ее? – спросила журналистка.

— А этот вопрос не к нам, обратитесь в Генеральную прокуратуру.

Разговор был окончен. Но, тем не менее, Р. Ибрагимхалилова сделала печальный вывод: часть 2 статьи 46 УПК АР, гласящая о том, что причиной к возбуждению уголовного дела может быть заявление физического лица о совершенном или готовящемся преступлении, сообщение юридического лица (должностного лица) или средства массовой информации либо непосредственное
выявление таких сведений дознавателем, следователем или прокурором — МЁРТВАЯ. В свою очередь этот печальный фактор указывает на «значимость» СМИ и «роль» общественности в отправлении правосудия.

Сотрудник издания Minval.az обратился за комментарием к главе «Союза Детей Азербайджана» Кямале Агазаде, которая рассказала, что дело очень темное, и согласно ее выводу, отец девочки скорее всего, либо просто сильно запуган, либо «куплен».

— Я говорила вчера с этим человеком. Да, он все отрицает. Я понимаю его ментальность, но я не понимаю, почему он считает, что его дочка – это его личная собственность, неодушевленный предмет, не способный – по его мнению – чувствовать, страдать, радоваться и главное – любить. Его дочь, прежде всего, гражданка Азербайджана, за которой стоит государство и законы этого государства. Почему же тогда ее отец решил, что он один может решать судьбу дочери?

— Девочка все-таки беременная?

— Насчет беременности он ничего не сказал. Но согласно комментарию школьного психолога, девочка в конце учебного года уже на занятия не приходила. Кроме того, врачи осмотрели ее и заявили, что в дело должны вмешаться правоохранительные органы. Значит, все же есть факт, но этот факт просто скрывают. Во время моего разговора с отцом девочки он заявил, что был в президентском аппарате, и подал жалобу на клевету, распространившуюся в СМИ. Я сказала ему: «Я буду защищать интересы вашего ребенка, если этот факт – ложь, если вас оклеветали, я тоже вам помогу обратиться в судебные инстанции». И дала адрес нашей организации, куда он может прийти для дальнейшего разговора и обращения. И вдруг он отвечает мне, что уже возвращается в свой район. Я говорю ему: «Вы же мне сказали только что, что вы в Баку и добиваетесь восстановления справедливости? Как же вы в район едете?». Он ответил: «Я уже решил свою проблему и возвращаюсь домой». Знакомые журналисты рассказали мне, что отец девочки дал интервью местному изданию, в котором заявил, что ничего не было. Мне кажется, что на него сделали хороший «наезд» и он просто боится. Я  предложила ему помощь в медицинском обследовании его дочери, ведь если он хочет доказать, что все сказанное в СМИ – ложь и провокация, то должен поступить именно так, а никак не иначе. Я обещала ему анонимность, неразглашение результатов медицинского обследования. И если факт не подтвердится – подадим в суд. И он отвечает мне: «Мне ничего этого не надо». И вот именно после этого у меня появилось сомнение. Получается, что информация не голословная, есть факт, который отец пытается тщательно скрыть.

— Скажите, вы знаете что-нибудь об этом 24-летнем Эльнуре Мамедове?

— Нет, о нем я ничего не знаю, но хочу сказать, что пару лет назад аналогичный случай произошел в Бейлаганском районе, когда девочку заставляли заниматься действиями интимного характера. И в деле этом фигурировал тоже сын чиновника, которого потом удалось «вытащить» из этой ситуации. Думаю, что в данной истории – тот же сценарий. Но если мы говорим о ментальности, почему родители не думают о ментальности девочки? Почему ее не защищают? Сокрытие факта – это же не защита ребенка! Это – защита самого себя.

— Скажите, даже если этот Эльнур Мамедов женится на изнасилованной им девочке, это же все равно будет преступление? Это факт педофилии, за который придется отвечать по всей строгости закона.

— Да, это преступление, и очень серьезное. Я вчера говорила с журналистами, и я предложила создать петицию, потому что это важно и нужно. Следует донести до родителей, что ребенок – не их собственность, ребенок – это гражданин Азербайджана. И знаете, в социальных сетях уже начала распространяться петиция.

— Вы правы. Меня лично сильно задели слова отца девочки о том, что молодожены вообще не должны любить друг друга, якобы это необязательно, и что он скажет дочери, то она и будет делать.

— Людям нужно обязательно объяснить, чтобы они, в конце концов, осознали: дети – это не квартира, не машина, не сервиз. Человек  не может быть недвижимостью, это гражданин, который кроме обязанностей имеет еще и права. И таких папаш, к сожалению, много. Вы наверняка читали комментарии под публикациями, посвященными этой истории? Очень много есть людей, которые этого папашу защищают, девочку оскорбляют, смешивают ее имя с грязью. Кроме того, защищают и этого Эльнура Мамедова, дескать, если бы эта девочка сама бы не захотела, ничего подобного бы не случилось. Я вчера говорила и с чиновниками из госструктур, задавала им вопрос по поводу реакции на случившееся. Они сказали, что факт в данный момент расследуется.

— А как вам реакция прокуратуры? Если нет заявления и жалоб, значит, и дела никакого не может быть.

— Я думаю, что дело в любом случае уже должно быть открыто. Реакция должна последовать, потому что когда разговор идет о педофилии, об изнасиловании, правоохранительные органы должны сразу же отреагировать. Просто в данной ситуации много темных пятен, и сотрудники полиции в данный момент находятся в состоянии заблуждения. Жалобы не было, получается, что и пострадавших не было, а слухи, тем не менее, растут как снежный ком.

— Да, но если поднялась уже такая шумиха, не проще было бы не ждать заявления, а начать проводить расследование и выяснить. Ведь на лицо факт педофилии, как бы отец не прикрывался дальнейшей свадьбой и прочими гражданскими ритуалами?

— Я думаю, что самым правильным в этой ситуации решение должна быть масштабная огласка. Нужно каждый день об этом происшествии писать, анализировать, кричать, говорить! Не нужно обсуждать шортики и мини-юбки, это неправильно. Девочка, с которой произошла данная трагедия, в шортиках не ходила, тем не менее, с ней случилась эта беда. Нужно, чтобы люди постоянно видели эту информацию, передавали ее друг другу. И при этом понимали, что девочка – не виновата, она ЖЕРТВА.

— Раз уж мы затронули такую серьезную тему, мне бы очень хотелось, что бы Вы прокомментировали дикую ситуацию о том, что родители обещают своих детей (даже если те еще находятся в утробе матери) поженить друг с другом. И еще – браки несовершеннолетних девочек с великовозрастными детинами. Кстати, согласно комментарию депутата ММ Эльмиры Ахундовой, который она однажды давала одному из изданий, на таких свадьбах присутствуют и представители закона, а именно – начальник отдела полиции, депутаты, глава ИВ района – то есть все те, кто, согласно закону, обязан наказывать за подобные церемонии с участием несовершеннолетних.

— Я не могу сказать, что все эти ментальные или традиционные действия носят повальный характер – это не так. Эти обычаи остались разве что в глубинках каких-то регионов. Да, до сих пор существует факт родственных браков, но вы знаете наверняка, какая огромная просветительская работа проводится с целью их искоренения. И знаете, на самом деле есть весьма положительные результаты, и сегодня количество родственных браков значительно сократилось. До населения, наконец, дошло, что родственный брак – это больные дети, в том числе и психически больные. И вообще я считаю, что отец изнасилованной девочки вообще выдумал историю про якобы «церемонию «Göbək kəsdi». Вообще это дурная традиция, от которой нужно как можно скорее избавляться. И потому нужна массовая пропаганда о вреде этих пережитков. Нашему обществу нужно пропагандировать не высокие технологии и новейшие методы шантажа, не скандалы, замешанные на порно-видео, а нести в массы просвещённость в общественно-социальных вопросах. Нужно постоянно объяснять, кричать вовремя о вреде пережитков старорежимных родителей, которые калечат жизнь своим детям.

— Проблема в том, что когда поднимается этот вопрос на уровне цивилизованного человека, то сразу же следует ортодоксальная злобная реакция в виде фраз о том, что вся наша полемика на тему пережитков – не более чем желание посеять в обществе «разврат» и навязать свои гомосексуальные «евростандарты». Начинается дикая истерика по поводу неуважения и втаптывания в грязь национальной ментальности. Мне, если честно, весьма сложно понять их ортодоксальную «логику».

— Дело в том, что когда мы говорим о ментальности и традициях, и когда одновременно сталкиваемся с такой дикой ситуацией, как изнасилование 13-летней девочки, и видим, что в корне этой трагедии стоят именно пережитки, от которых нужно избавляться, причем, чем скорее – тем лучше. Ведь если когда-то эта традиция была на волне, то сегодня она очень страшная, потому что из традиции она уже превратилась в преступление.

— Согласно мнению ордотоксов, у нас в стране широкомасштабная сексуальная революция. Как вы считаете, так ли это на самом деле?

— Я бы не сказала, что это именно сексуальная революция. Скорее всего, это — революция разврата. Термин «секс» — хоть и довольно агрессивно воспринимается и негативно ложится на сознание большинства, тем не менее, многогранен, и несет в себе массу положительных моментов. Давайте вспомним, что секс – это любовь, это последующее рождение детей. И потому давайте будем путать секс в хорошем смысле этого слова с развратом.

Яна Мадатова

Minval.az