Spiegel восстановил картину боя с участием российских наемников в Сирии

2 марта, 13:44

Журналисты журнала Spiegel отправились в Сирию, чтобы восстановить картину боя, в котором в том числе погибли российские наемники из ЧВК «Вагнера». Как выяснили немецкие журналисты, события разворачивались в течение трех дней, информирует РБК.

7 февраля Около 5:00 примерно 250 бойцов попытались переправиться на западный берег Евфрата с помощью понтонного моста, наведенного через реку к югу от Дейр-эз-Зора. В их числе были бойцы двух племен Бекар и Альбо Хамад, которые сражаются на стороне президента Сирии Башара Асада при иранской поддержке. Там также были солдаты 4-ой дивизии правительственных войск, афганские и иракские бойцы из шиитских организаций Фатимиюн и Зайнабиюн. По словам очевидцев, российские наемники не участвовали в попытке переправы.

Так как западный берег Евфрата контролируется курдскими Сирийскими демократическими силами (SDF), которые поддерживаются США, по пересекавшим реку военным открыли предупредительный огонь, после чего те ретировались. Ночью они предприняли вторую попытку переправы несколькими километрами севернее, недалеко от аэродрома Дэйр-эз-Зора. Они специально ехали с выключенными фарами, чтобы не быть замеченными дронами. Отряд продвинулся к деревне Маррат, а затем, около 22:00, направился к базе SDF в Хишаме, где также были размещены силы спецназа США.

По официальной версии США, после того, как лояльные Асаду войска начали обстрел базы SDF, коалиция нанесла по ним удар с применением артиллерии и авиации.

В то же время другая группа сирийских племенных и шиитских повстанцев подошла к базе SDF с юга, со стороны деревни Табия, они также атаковали базу. Коалиция ответила массированным ударом с применением дронов, боевых вертолетов, летающей батареи АС-130, ракет и артиллерии.

Этот бой происходил ночью, на следующий день американцы открыли огонь по группе повстанцев из Табии, которые попытались забрать тела убитых, 9 февраля коалиция обстреляла отступивших на восточный берег Евфрата.

В Табии находился небольшой контингент российских наемников, но два источника Spiegel среди повстанцев сообщили, что они не участвовали в боях. Тем не менее, как пишет издание со ссылкой на эти два источника, от 10 до 20 россиян погибли. Это значительно меньше потерь, которые понесли предпринявшие атаку повстанцы. По словам источников издания, всего погибли около 200 нападавших, из которых 80 были солдатами 4-ой танковой дивизии сирийской армии, около 100 иракцев и афганцев и 70 бойцов племен, большая часть из которых является бойцами клана аль-Бакир.

Сотрудник единственного крупного госпиталя Дэейр-эз-Зора сказал Spiegel, что в их учреждение были доставлены тела примерно 10 россиян. Личности погибших были определены Conflict Intelligence Team, отмечает издание. Погибшие, как утверждает издание, были сотрудниками частной военной компании, именующейся по фамилии своего руководителя​ Вагнера.

МИД России сообщал, что, по предположительной информации, в Сирии погибли пять россиян, а ранения получили несколько десятков человек. Ведомство сообщало, что они получили ранения в ходе боевого столкновения, в котором не участвовали военнослужащие России. Российские граждане едут в Сирию по «своей воле и с разными целями».



Москва в роли «ангела мира» — это было бы смешно, если бы не было так грустно

17 сентября, 15:20

Двухсторонние и трехсторонние военные учения, проводимые Азербайджаном вместе с союзниками, в последнее время находятся в фокусе внимания экспертного сообщества, и не только. Беспрецедентные по своему масштабу и интенсивности проведения, они, несомненно, представляют собой серьёзный «сигнал», особенно если проводятся, к примеру, в Лачинском районе, совсем рядом с Лачинском коридором. Тем более что этот коридор в последнее время все чаще становится предметом острых обсуждений.

Как уже сообщал Minval.az, Мария Захарова, спикер российского МИДа, накануне заявила, что Москва довела свою позицию до Баку в связи с азербайджано-турецкими учениями. Она отметила, что азербайджанская сторона «с пониманием отнеслась к этой позиции», но при этом не стала раскрывать каких-либо других деталей. Проще говоря, Москва обеспокоилась учениями.

Можно было бы, конечно, в который раз отметить, что России, в конце концов, следовало бы перестать лезть туда, куда её никто не просит, и не указывать суверенным странам, что им можно, а что нельзя делать на их собственной территории. Тем более что Баку и Анкара неоднократно подчёркивали, что их союз не направлен против третьих стран, подразумевая при этом Москву. Но при этом в Турции открыто говорили и говорят, что расценивают любую угрозу против Азербайджана как угрозу против себя. И именно этот месседж свел на нет для Азербайджана риск открытого вмешательства определенных сил в 44-дневную войну на стороне Армении, и силы эти действовали «исподтишка».

С другой стороны, накануне Россия провела учения «Запад-2021», в которых участвовал и армянский батальон, а минобороны сообщало, что в ходе учений использовался и опыт боевых действий в Карабахе. Не припомним, чтобы Азербайджан по этому поводу «доводил свою позицию» до сведения России. Но Баку озвучивал неоднократно, причем, публично свою озабоченность по другим вопросам — к примеру, планам России по модернизации армянской армии (сегодня стало известно, что российский производитель оружия ORSIS возобновил сотрудничество с Минобороны Армении), пропуску иранских грузовиков в Карабах, реализации трехстороннего заявления, в частности, вывода армянских вооруженных формирований. Словом, Баку открыто обозначает проблемы. Но встречает ли с пониманием Москва позицию азербайджанской стороны? Вряд ли. Иначе сейчас мы наблюдали бы в Лачинском коридоре совершенно другую картину. В случае же с иранскими грузовиками, не стерпев демонстративного игнора со стороны росмиротворцев, Баку пришлось взять ситуацию в свои руки и самому решить проблему. Это был сильный ход Алиева.

Вчера же стало известно, что «миротворцы», оказывается, продолжают пропускать в регион иностранцев без согласия Баку: член Национальной ассамблеи Франции Франсуа Пуппони принял участие в церемонии открытия Центра франкофонии в Ханкенди вместе с мэром Арнувиля Паскалем Доллем. В своем заявлении азербайджанский МИД в привычной для «мамедъяровской эпохи» манере не решился назвать вещи своими именами, но ведь все очевидно: французы оказались в Ханкенди не сами по себе. Почему же в таком случае у Байрамова не захотели упрекнуть Москву в данной ситуации? Довел ли наш МИД свою позицию по дипломатическим каналам до Москвы?

Пока у нас нет ответов на эти вопросы. Но все чаще мы становимся свидетелями, что именно Москва открыто предпринимает действия, которые могут привести к серьёзной дестабилизации. И при этом в Москве любят рассказывать, как её усилиями была остановлена прошлой осенью война, стремясь предстать в образе «ангела мира». Но это было бы смешно, если бы не было так грустно. В реальности все иначе, и в Азербайджане совершенно иное мнение по вопросу «миротворчества» Москвы, которая продолжает опекать Ереван. А по данным армянской прессы, в Москве на днях состоялись переговоры с азербайджанской стороной, в ходе которых удалось согласовать детали будущего документа, и «Ереван остался, в целом, доволен результатом»…

У каждого должно быть понимание, что ситуация не разрешится в скором времени: азербайджанцы ждали восстановления своего суверенитета 30 лет, и наивно было бы полагать, что оставшиеся вопросы можно решить за несколько месяцев. Теперь все нам стоит снова набраться терпения — война научила, что справедливость рано или поздно все равно восторжествует. Однако уже сейчас ясно, что ситуация будет оставаться напряженной, как минимум, в ближайшие четыре года.

Поэтому необходимо как можно скорее взять под контроль Лачинский коридор и решить одну из главных на сегодняшний день проблем, приносящих головную боль. И поторопиться с началом процесса реинтеграции. И еще осознавать, что вполне вероятны попытки перекроить статус-кво, сложившийся уже после 44-дневной войны — и со стороны сепаратистов, и ереванских реваншистов, и внешних игроков, которые явно не руководствуются принципом «не навреди». Но им всем придется считаться с послевоенными реалиями.

Максуд Салимов