Неоднократно читатели «Минвала» просили почаще поднимать вопросы, связанные с семейными проблемами. Но поводом для написания этой статьи послужило письмо, написанное в нашу редакцию —  с просьбой о помощи. Женщина, которая это письмо написала, просила не разглашать ее имени и фамилии, но очень надеялась на помощь в непростой жизненной ситуации, в которой оказалась она, ее 9-летняя дочь и муж, который является отчимом девочки.

«Я замужем во второй раз, уже 3-й год, но дочь моя никак не хочет принимать моей новой жизни. Она постоянно обвиняет моего мужа в том, что он мешает ей жить, вечно ноет, что он к ней придирается, а недавно заявила, что муж хотел ее избить. Но я уверена, что такого быть не может: муж любит дочку как родную, и ни разу не высказывался в ее адрес отрицательно или агрессивно. Напротив, он всегда старается ей угодить, покупает подарки, водит на аттракционы, но дочка неумолима: «Прогони его, он мне не нравится» — вот ее слова. Что делать? Может быть, вы посоветуете мне какого-нибудь специалиста, который помог бы мне и моей семье?».

Автору этих строк гораздо проще было бы отправить этой женщине номер телефона Главы Общества Детей Азербайджана Кямали Агазаде, которая решила бы ее вопрос. Но, понимая, что данная проблема очень серьезна на самом деле, я решила, что необходимо опубликовать это письмо в «Минвале», тем более, что оно является прекрасным поводом для пространного интервью с Кямалей ханум Агазаде.

— Как Вы считаете, Кямаля ханум, имеет ли право на счастье разведенная женщина? Ведь второй муж — это вторая попытка. Но как быть, если этому счастью мешает собственный ребенок? 

— Разве мать спрашивает у ребенка (будь ему 6-7-8-9-10-11-12 и так далее), прежде чем собирается снова выйти замуж — нужен ли дома другой «папа»? Конечно же, в подавляющем большинстве случаев — нет. Потому что знают ответ наверняка: НЕТ. На самом деле вопрос довольно сложный: с одной стороны, мать, которая хочет простого женского счастья, с другой стороны — ребенок, который категорически не согласен делить свою маму с чужим человеком. А тут уже не дележ, а вариант: схвачена мама или папа. Психологический барьер уже возник. И хуже всего, когда мама не ставит вопрос следующим образом: «Полюби и моего ребенка, я буду делать для тебя в сто раз больше».

В основном, правила диктует мужчина. А женщина, в основном, согласно своей природу, идет на жертву. Она не понимает, что таким образом еще более усугубляет проблему. Если люди намерены создать в очередной раз семью, нужно обязательно считаться с мнением ребенка. Нужно сделать так, чтобы и ребенок принимал появление в семье другого мужчины нормально и новый муж относился к ребенку как к личности. А для этого обязательно нужна психологическая помощь, реабилитация. Это нужно обязательно, так как создается новая семья. Но тех, кто серьезно относится к праву ребенка — мало, их можно по пальцам пересчитать. В основном большинство смотрит на своих детей не более как на вещь, как на игрушку чье мнение необязательно. И первым делом травму получает именно ребенок, живущий в постоянном напряжении. А ведь заметьте, я говорю об ОФИЦИАЛЬНЫХ браках. А давайте вспомним просто о временных контактах, о незарегистрированных отношениях — сейчас такие отношения встречаются гораздо чаще. К примеру, те же самые бизнес-контакты (а, попросту, мужчина-приспособленец, присосавшийся к женщине с деньгами). Пока есть деньги, такой мужчина показывает себя как хороший муж и отец, но стоит деньгам закончиться, этот самый «муж и отец» начинает проявлять агрессию — и, естественно, по отношению к ребенку, который в таких случаях подвергается насилию и унижениям.

Психологическому, физическому, и, к сожалению, сексуальному насилию со стороны отчимов подвергаются дети в тех семьях, где мать слепо идет на поводу у собственных чувств — к мужчине.

В нас в шелтере часто появляются жертвы такой вот «слепой любви» матери к отчиму. Не так давно такими жертвами стали две девочки — дочери от первого брака, их мать вторично «вышла замуж» (а попросту — сошлась в незаконном сожительстве). Девочки сбежали из дома и попали к нам. И когда я задала вопрос матери, в курсе ли она того, что дочери ее прошли через сексуальное насилие со стороны отчима, ответ был страшный: «Я знала, но я его люблю». И вот эти девочки проходили у нас реабилитацию, и в результате долгой и напряженной работы нам удалось уговорить их маму, чтобы она подала на своего гражданского мужа заявление в полицию по поводу сексуальных домогательств по отношению к девочкам.

Этот случай — яркий пример так называемых бизнес-отношений. Ну, скажите мне: какой мужчина просто так создаст семью с женщиной, имеющей ребенка от первого брака, а то и двух-трех? Да еще если она — бедная? Значит, есть определенная выгода, которую преследует этот человек. Наверняка, вы в курсе истории 4-летнего Микаиля, чье фото я не так давно публиковала? Его мать сожительствовала в гражданском браке с мужчиной, который заставлял ребенка побираться. Когда тети этого мальчика хотели его забрать к себе, отчим сказал матери: «Не смей отдавать ребенка тётям. Это же наш заработок». Но опять же повторюсь: особое внимание женщина должна уделять вопросам вероятного сексуального домогательства, которому могут подвергнуться их дети. А нашей практике мы с этим часто сталкиваемся. И зачастую медицинская экспертиза их не выявляет, а узнают об этом именно психологи. А узнаем мы, как правило, ужасные вещи — откровения детей, которых лапает взрослый мужчина, а зачастую заставляет их делать просто кошмарные вещи.

Говорят — предупрежден, значит — вооружен. И это лучшее, что я могу посоветовать сегодня женщинам, решившим связать свою судьбу с другим мужчиной. Для того, чтобы быть более осведомленной о своем будущем муже, надо долгое время контактировать с этим человеком, выявить его круг общения, войти в контакт с его близкими, нужно не слепо доверять, а собрать из разных источников как можно больше информации о своем избраннике. Если же мать сошлась с другим мужчиной, она должна как можно чаще говорить со своим ребенком, уметь выслушивать его, даже понимать его взгляды. У нас был такой случай: отчим заставлял свою 13-летнюю падчерицу надевать платья ее матери, а потом целовал ее — точно так же как целовал ее мать. Девочка из-за этого несколько раз сбегала из дома, она боялась возвращения, боялась отчима… Нам она обо всем рассказала. Отчим клялся, что это не правда. А мать девочки призналась, что догадывалась обо всем, тем более, что во время откровенного разговора дочь сказала ей: «мама, неужели ты ничего не замечала? Я же пыталась сказать тебе обо всем, ты же видала, как он на меня смотрел. И когда ты возвращалась с работы, ты видела и мои глаза, направленные на тебя». И вообще я считаю, что отчимы — это психологические тираны.

— Согласна с вами, но, тем не менее, есть же и счастливые браки, где отчим любит ребенка своей жены от первого брака — как своего собственного. Но в большинстве случаев, это женщины, чьи дети еще маленькие — 2-3 годика, а не дочка подросткового возраста. Имеет ли возраст ребенка в таких случаях какое-то значение?

— Да, конечно же, если ребенок маленький, то все проходит более или менее гладко. Если же ребенку 5-6 лет, и он уже высказывает свое мнение, то здесь все гораздо сложнее. Такой ребенок может ревновать, капризничать, устраивать своеобразные бунты, и все обстоятельства могут сложиться не в лучшую сторону.

— А давайте представим себе вот что: ребенок любит свою мать, и не хочет ее ни с кем делить, так же он любит и отца, с которым мама разошлась (по каким-то причинам), и ребенок этот не может представить на месте своего отца какого-то другого дядю.

Со временем, а точнее, с более старшим возрастом ребенок начинает относиться к матери как к личности, когда ребенок становится старше, ему больше понятны причины разводов между родителями, и он уже не смотрит на мать глазами капризного собственника и понимает, что мама имеет право на личное счастье. И для того, чтобы ребенок считал свою мать личностью, а не просто мамой, мать должна научиться не относиться к своему ребенку, как к вещи или как к игрушке. Она так же должна понимать, что ребенку нужно много рассказывать и главное — спрашивать его мнение. Это нужно делать ОБЯЗАТЕЛЬНО.

— А если ребенок говорит НЕТ из чисто детского максимализма? А, тем не менее, мать любит и своего ребенка, и своего избранника? Что делать в таком случае?

— Ребенок по-любому должен быть готовым к переменам, и потому он вместе с матерью должен прости психологическую реабилитацию у специалиста, который объяснит обоим сторонам все точки над I в их ситуации. Это нужно делать шаг за шагом.

— У нас в стране на разведенную женщину смотрят как на продукт второго сорта, хотя на самом деле общество таким пренебрежительным отношением толкает женщину на многие страшные поступки. К примеру, терпеть побои и унижения от мужа, но в страхе перед молвой или перед разводом молчать, как говорится, «не выносить сор из избы». А некоторые, не выдержав истязаний и унижений, заканчивают жизнь самоубийством. И таких примеров предостаточно.

— Но общество не понимает элементарного: женщина, которую выдают замуж чуть ли не ребенком, не имеющим образования, профессии и, соответственно, каких-либо источников дохода, оставшись одна, будет искать возможности либо заработка на пропитание и пополнять ряды жриц любви, либо будет предпринимать попытки снова выйти замуж (или вступить в сожительство с кем-нибудь, только чтобы не пропасть). Это, увы — наша ментальность. Мы никак не поймем, что женщина — это личность. Пройдет еще много лет, прежде чем наш народ когда-нибудь осознает это. К сожалению, ментальность наша выше наших законов. Не каждая мать согласится, чтобы ее сын взял в жены разведенную женщину, да еще и с ребенком (а то и с несколькими). Но отмечу, что в регионах все же не так уж и плохо обстоят дела со вторым замужеством, как в больших городах. Но всегда возникает проблема с ребенком от первого брака. Дети в основном остаются жить с бабушками и дедушками. И матери идут на этот шаг. Опираясь на практику шелтера, я могу сказать так: много таких попадает к нам. Их приводят сами бабушки, которые говорят: «У меня нет сил смотреть за ребенком, мать не берет его, у нее другие дети уже, отцу он тоже не нужен, ребенок этот. Забирайте».  Или же к нам приводят детей, убегающих из дома из-за того, что родная мать бросила, променяв на нового мужа, а отец живет с другой женой — мачехой. У нас был такой случай: девочка сбежала от отца к родной матери, но та он нее отказалась. Тогда мачеха, вместо того, чтобы поговорить с девочкой, обрила ее наголо, решив таким образом, что девочка из-за стыда не сможет выйти на улицу еще долгое время, пока волосы не отрастут. И таких случаев — великое множество. Только у нас в шелтере на самом деле можно увидеть все стороны проблемы, и еще то, насколько сильно уязвимы дети, сколько боли им приходится терпеть только из-за того, что родители в свое время не относились к ним как к личностям, как к друзьям, как к живым людям…

 

Яна Мадатова

Minval.az