Несколько дней назад общественность через СМИ узнала о том, что человек неопределенного пола (некто Шамплена) держит в страхе мелких бизнесменов Низаминского района, вымогая с них дань, угрожая в случае отказа разгромом и членовредительством, а так же не дает покоя проституткам (в том числе, и своим товаркам по половой неопределенности), требуя с них откуп в размере 20-ти манатов за день.  Причем, полиция не в силах противостоять этому беспределу.

Ранее в сети появилась запись, на которой этот самый Шамплена устроил настоящее костюмированное шоу в больнице, где врач отказался от обследования этой темной личности, видимо, так и не определив его пол.

Да, прочитав, мы посмеялись, пошутили, поприкалывались, но если уж говорить о проблеме серьезно, то можно увидеть, каковы на самом деле ее масштабы.  Возможно, данная тема неэтичная, о ней не принято говорить в слух, но она постепенно обрастает криминагенностью. Трансы расширили сферу деятельности.

Ни от кого не секрет, что своеобразным подиумом для профессионального дефиле лиц неопределенного пола, но более или менее определенной сексуальной ориентации являлся Тбилисский проспект. Именно там снимали «масянь» местные любители половой экзотики. Затем ареал их омерзительной деятельности значительно расширился, и сегодня они уже имеют точки сборов во всех частях города. Их полно в ночных клубах (в том числе, и в специализированных), они «снимают» клиентов на ночных трассах. Но, видимо, занятия проституцией – дело не особо прибыльное, раз трансвеститы ударились в криминал.

28 марта 2017 года трансвеститы в поселке Сахиль (Гарадагский район) ограбили и избили водителя грузовика.   31 марта в том же районе трансвеститами был ограблен житель Сабирабадского района С.И (1982 года рождения). Он обратился в то же 38-е отделение полиции (где уже лежало заявление водителя грузовика), и рассказал, что вечером четверо гомосексуалистов украли из кармана его брюк 400 манатов. Как выяснилось позже, мужчина попросту не захотел с расплачиваться за секс-услуги, которые те ему оказали. Но дела это не меняет: деньги из кармана украдены.

Не так давно в кафе (улице Бекира Чобанзаде), пришла группа из четырех представителей сексуальных меньшинств, которые напали на владельца заведения Фуада Мамедли и сидящих в кафе трансвеститов, поломали мебель и разбили стекла.

Полиция никого по факту не задержала, тем не менее, начато разбирательство, предварительные итоги которого показывают, что кафе облюбовали местные трансвеститы, завлекающие клиентов. Между ними и гомосексуалистами, торгующими собой в окрестностях проспекта Гара Гараева, возникла конкуренция, которая и вылилась в ЛГБТ-побоище. Короче, борьба за точку.

Тогда на поверхности простой вопрос: почему правоохранительные органы, зная и точки проституток, и заведения, где они собираются, а зачастую обладая полной информацией агрессивных трансов – начиная от реального имени и «кликухи», заканчивая домашним адресом (от прописки в ареале рождения до адреса съемной квартиры) никаких мер не принимают?

Несколько лет назад мы писала статью о трансвеститах, захвативших съемную квартиру жительницы Баку и превративших ее жилище в бордель, где происходили омерзительные оргии. Женщина эта обратилась в правоохранительные органы и была поражена лояльным отношением полиции к этим «юбконосцам». Кто-то считает, что полиция с ними заодно, что трансы выплачивают «долю», их «крышуют» высокопоставленные чины полиции или же депутаты. Возможно, ибо любая версия имеет право на жизнь. Но на самом деле все гораздо прозаичнее.

«Ханум, не связывайтесь вы с ними» — это был совет, который сотрудник полиции дал хозяйке квартиры. — Они носят лезвие во рту, и в случае чего начинают полосатить себе вены. А проблемы потом будут у нас».

Помимо факта умышленного самопореза сотрудники полиции реально опасаются тягомотных проблем с правозащитными организациями, куда как правило сразу же бегут жаловаться лица нетрадиционной сексуальной ориентации (и столь же неопределенного пола) в случаях задержания представителями закона. И, конечно же, тут же начинается старая песня: нарушение прав человека, притеснение по половому и сексуальному признаку – короче, все шаблонные прелести, способствующие получению убежища за границей.

А тот факт, что этот «притесняемый по половому признаку» нарушает закон, стоя, к примеру, на трассе в ожидании клиентов, которых потом он еще и ножом припугнет – не учитывается. Это еще надо доказать. А если нет реальных доказательств вины (видеозаписи) – то действия полиции не более чем акт «дискриминации».

Когда читаешь такие статьи и новости на тему, когда слышишь такие факты, и когда понимаешь, что если на законодательном уровне ничего не предпримут, то безнаказанность породит самый настоящий хаос. В принципе, он уже начался.

Кто-то считает трансвеститов и гомосексуалистов психически больными людьми, но это не так: Всемирная Организация Здравоохранения уже давно пришла к выводу, что гомосексуальность является не болезнью, а нормой, одной из трех сексуальных ориентаций, и списала гомосексуальность из всемирного регистра болезней. Это компонент сексуальности человека, потому гомосексуальность не лечится, так как опять-таки, повторюсь- не является ни болезнью, ни девиацией, ни патологией.

Наивно так же думать, что ситуацию с трансвеститами и гомосексуалистами контролирует ЛГБТ-сообщество. Несколько лет назад я брала интервью у одной из сотрудниц этой организации, и она рассказала, что в сообщество люди приходят ДОБРОВОЛЬНО, а потому и учет, и просветительская работа (консультации врачей-психологов, юристов) ведется только среди зарегистрированных членов ЛГБТ-сообщества.

В таком случае, исправить ситуацию можно только двумя методами:

  1. Вернуть в УК АР статью. Как известно, уголовная ответственность за мужеложство была введена в законодательство РСФСР (Уголовный кодекс РСФСР 1926 года) 7 марта 1934 года и действовала до 3 июня 1993 года. В советском уголовном праве мужеложство относилось к преступлениям против личности и наказывалось лишением свободы сроком до пяти лет, а при отягчающих вину обстоятельствах (например, при совершении мужеложства с несовершеннолетними) — на срок до 8 лет.
  2. Легализовать проституцию (а под гриф «проститутка» попадают, естественно, не только женщины).

И если хоть один из вышеперечисленных пунктов будет внедрен – как метод борьбы или контроля, ситуация резко изменится в лучшую сторону.

Любителям толерантности этого наверняка не понять. Да, мы можем понять и простить очень многое, возможно, со временем мы даже сможем принять поцелуи в общественных местах. Но наше общество никогда не будет готово к размалеванным мужчинам в юбках – даже если мы будем еще 1000 лет шагать в сторону европейской цивилизации.

Есть еще и третий вариант решения проблемы: неразглашение.

Понятно, что не все люди рождаются одинаковыми, но любую трансформацию личности можно искусно вуалировать, в том числе и желание переодеться в женские шмотки, накрасить губы и наклеить ресницы. Пусть это действо в науке зовется латентным, но так все же будет лучше для всех. И если бы лица нетрадиционной сексуальной ориентации держались бы в тени, а не выпячивали бы свои сомнительные «прелести», то поверьте: они никогда не были бы изгоями.

Яна Мадатова

Minval.az