Страшен ли Азербайджану «Восточный Дракон»?

Страшен ли Азербайджану «Восточный Дракон»?

Азербайджан и Китай дозрели до стратегического партнерства и оформили соответствующие отношения в Астане, в рамках саммита ШОС. Что бы это означало, кому на пользу, а кому – «во зло»?

Накануне, в рамках проходящего в Астане саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), принята «Совместная декларация об установлении стратегического партнерства между Азербайджанской Республикой и Китайской Народной Республикой». Ниже приведены ключевые моменты этого объемного многоуровневого документа, об архиважности которого свидетельствует само его обозначение – стратегическое партнерство.

Речь, в частности, идет о согласии Азербайджана и Китая расширять сотрудничество в политической, экономической и культурной сферах, укреплять взаимодействие в международных делах, совместно защищать общие интересы двух стран, сообща продвигать «дело регионального и глобального мира, стабильности и развития».

В основе взаимодействия сторон – уважение, равенство, доверие, поддержка друг друга. Подчеркивается, что Баку и Пекин – надежные партнеры, самостоятельно определяющие политику двусторонних отношений вне зависимости от внешних факторов. Особое внимание обратим именно на такое понимание партнерства – то есть, надо думать, свободного от глобального давления, которое непременно будет оказано Западом как минимум – на Азербайджан за стратегическое партнерство с Китаем.

Официальные Баку и Пекин неоднократно подтверждали приверженность политике территориальной целостности и суверенитета АР и КНР –  отныне она закреплена в совместной декларации о стратегическом партнерстве. То есть вопросов со стороны Азербайджана относительно «Одного Китая» с его неотъемлемой частью – Тайванем, «независимости» последнего для Баку не существует. Равно как «Китайская сторона решительно поддерживает мирную повестку, предложенную азербайджанской стороной, и считает контрпродуктивным геополитические интриги, направленные на поддержание конфронтации».

Стороны подчеркивают, что терроризм, сепаратизм и экстремизм представляют серьезные угрозу всему международному сообществу и требуют объединения усилий для предотвращения и противостояния вызовам; поддерживают путь развития друг друга в соответствии со своими национальными особенностями.

Следующий многоговорящий пункт документа – координация действий в вопросах национальной, региональной и глобальной безопасности: «…не позволять использование какими бы то ни было силами территории своего государства для осуществления действий против другой стороны».Согласимся, что такая постановка вопроса крайне актуальна в сегодняшнем мире. Если бы ее придерживались и другие страны (даже в отсутствии документа о стратегическом партнерстве), многих войн и вооруженных столкновений удалось бы избежать.

Азербайджан и Китай также обязались воздерживаться от любых действий, которые, по мнению одной из сторон, наносят ущерб стратегическому партнерству и стратегическим отношениям двух государств.

Напомним о заинтересованности Китая в развитии «Одного пояса, одного пути», государств-участниц этого проекта и тех усилиях, которые Запад прилагает для его срыва. Так вот: в документе Азербайджан и Китай подтверждают свою готовность углублять практическое сотрудничество во всех областях в рамках указанного проекта, ускорять процесс подписания Соглашения о развитии международных мультимодальных перевозок. Для этого требуется обеспечить безопасность и бесперебойную работу международных транспортных коридоров, проходящих через территории двух стран, создать благоприятные условия для транзитных перевозок в рамках национального законодательства и двусторонних соглашений.

Словом, и на этом сошлись Баку и Пекин, равно как на «последовательном развитии потенциала транзитно-транспортного взаимодействия с использованием технологий интеллектуальных транспортных систем, … обеспечении технико-экономических условий для непрерывного и полномасштабного функционирования международных транспортных маршрутов».

Китайская сторона также выразила готовность активно участвовать в строительстве и эксплуатации Транскаспийского международного транспортного коридора (Средний коридор), тесно работать с Азербайджаном и с другими странами, расположенными вдоль маршрута, для содействия бесперебойной работе и ускоренному развитию Южного коридора для грузовых поездов Китай-Европа и в обратном направлении.

Разумеется, в документе значительное место уделено торгово-экономическому и инвестиционному сотрудничеству, обозначены пути его ускорения и успеха; зеленой энергетике (напомним, она сейчас в тренде у Баку), цифровой экономике, и т.д. Словом, сложно найти сферу, которую АР и КНР обошли стороной в контексте приложения общих усилий для ее развития на благо двух стран и мира.

Говоря о мире.  Азербайджан и Китай выступают против гегемонии и политики силы, «придерживаются подлинной многосторонности, поддерживают конструктивную роль Организации Объединенных Наций в международных делах, а также готовы продолжать укреплять сотрудничество в рамках ООН». Они – за продвижение общих ценностей человечества: мира, развития, равноправия, справедливости, демократии и свободы, создание сообщества единой судьбы человечества и нового типа международных отношений.

И Баку, и Пекин готовы совместно защищать общие интересы развивающихся стран. Заметим, это именно то, что вызывает сильное отторжение у «цивилизованного мира». Равно как и то, что Китай и Азербайджан выступают (а это тоже зафиксировано в документе) против политизации и внедрения двойных стандартов в вопросах прав человека, вмешательства во внутренние дела любого государства под предлогом защиты прав человека.

Подчеркнем, что декларация о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и Китаем подписана в рамках состоявшегося накануне в Астане саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), членом и «локомотивом» которой является КНР, которая, как зафиксировано в документе, приветствует стремление Азербайджана укреплять сотрудничество в рамках ШОС и поддерживает повышение юридического статуса АР в этой организации. Приветствует Пекин и желание Азербайджана вступить в БРИКС.

Трудно прогнозировать, последует ли за этим полноценное членство АР в обоих альянсах (а КНР состоит и в БРИКС), однако очевидно следующее: сближение с ними Баку укрепляет как позиции блоков, так и позиции Азербайджана на международной арене. Говоря конкретнее – способствует «цементированию» Глобального юга и его становлению в качестве сильного мирового игрока.

Разумеется, это вызов Глобальному северу (условно – Западу), претензиям доминирования в однополярном мире со всеми вытекающими отсюда военными столкновениями, политическими, идеологическими, псевдокультурными и псевдодемократичными уродствами, навязываемыми «сильными» – «слабым».

После подписания документа о стратегическом партнерстве «сильные» непременно возвопят, что Азербайджан «лезет в ловушку, расставленную Китаем», в «долговую яму», в которую уже угодили те, кто «связались» с «Восточным Драконом» – «авторитарным и беспощадным». И что это «несет угрозу мировой безопасности».

Старые «песни», которые в прошлом году в угрожающей тональности прозвучали и еще звучат в адрес Грузии со стороны Запада – Тбилиси и Пекин заявили о двустороннем стратегическом партнерстве, за что Грузии пришлось выслушивать угрозы закрыть ей двери в НАТО и Евросоюз. Таким образом, в регионе Южного Кавказа у Китая уже, можно считать, есть два стратегических партнера, а если брать более широкий ареал, соседствующий с Южным Кавказом, в смычке с Китаем находятся и государства Центральной Азии – в большей или меньшей, но далеко не в малой степени.

Заметим, что декларация о стратегическом партнерстве между АР и КНР не могла появиться на пустом месте – у нее имеется довольно длительный и аргументированный бэкграунд в пользу логичности, успешности и взаимной выгодности углубленного сотрудничества между двумя странами.

Азербайджан, исторически расположенный на древнем Шелковом пути и уже уверенно отстаивающий свои суверенные позиции, не может не быть интересным, помимо прочих – и Китаю – хотя бы с точки зрения «интересов перекрестка»: обе страны занимают ключевые позиции на транспортных маршрутах Восток-Запад и Север-Юг.

За последние 32 года (дипотношения между АР и КНР были установлены летом 1992-го) взаимодействие развивалось поначалу хоть и не форсировано, но динамично, и фундамент его заложил Гейдар Алиев: в 1994 году в ходе официального визита в Китай между двумя странами было подписано восемь соглашений. Последующие годы, и уже в президентство Ильхама Алиева, контакты расширялись и развивались.

В частности, в ходе визита президента АР в КНР в 2015 году был подписан Меморандум о взаимопонимании между правительствами Китая и Азербайджана и документ о совместном создании «Экономического пояса Шелкового пути». То есть транспортная сфера и политическая устойчивость стали отправными пунктами взаимного интереса к сближению Баку и Пекина. 

К тому же Ильхам Алиев не скрывал, что позиции двух стран в ключевых вопросах международной повестки, проблемам суверенитета, независимости, территориальной целостности, невмешательства в дела других стран, экономического сотрудничества – совпадают, соответственно, это работает на сближение.

Алиев, неоднократно встречавшийся с высшим руководством Китая, не раз подчеркивал, что КНР была единственной страной, оказавшей помощь Азербайджану с поставками вакцин во время пандемия COVID-19 – отсылка к позорно известному «вакцинному шовинизму», от которого пострадала не одна страна.

А до того и на протяжении довольно продолжительного периода стороны взаимодействовали в рамках различных межправительственных комиссий по вопросам экономики, а транспортная проблематика решалась параллельно и без сбоев. В частности, имея в виду и проект «Один пояс, один путь», была построена, а вскорости и расширена железная дорога Баку-Тбилиси-Карс – она значительно сократила время в пути грузов, следующих из Китая в Европу.

Бакинский порт тоже стал важным транспортным узлом, связывающим Восток и Запад – он активно используется для транспортировки китайских грузов в Европу и, кстати, его мощности и инфраструктурные возможности значительно расширяются. И львиная доля грузов, причем, практически всех типов, приходится опять-таки на Китай.

Словом, во многом благодаря своему географическому расположению и китайской инициативе «Один пояс, один путь», Азербайджан утверждается в качестве международного логистического и транспортного центра. Так что интерес Китая к Азербайджану и последнего – к Поднебесной, вполне логичен и оправдан. Соответственно, уровень отношений между двумя странами должен был выйти на качественно новый уровень, нравится это кому-то или нет. И это вновь отсылка к двойным стандартам: почему-то пользоваться прогрессивными технологиями и иными достижениями Китая «белым людям» – можно, а государствам Глобального юга – нет. И это тоже своего рода политический шовинизм – похлеще вакцинного.

Надо думать, что Китай будет полезен Азербайджану в так называемом «зеленом переходе», в развитии Среднего коридора, двусторонней торговле, которая демонстрирует положительную динамику, однако ее потенциал далеко не использован.

Мы не будем останавливаться на культурных связях между Баку и Пекином, хотя они и есть, а интерес к китайской культуре и китайскому языку в АР растет. Заметим лишь, что и в этой сфере, равно как и в туристической, возможности большие, что и отмечено в документе, о котором речь шла выше.

Главное во всей этой истории с подписанием исторического документа о стратегическом партнерстве – взаимопонимание сторон, обоюдная выгода, отсутствие давления и принуждения, во многом – единый подход к проблемам геополитики, стабильности, мира и развития.

Контраргументов в контексте столь «самовольной упряжки» Азербайджана и Китая будет много, хотя каждая из этих двух стран далека от ведомости и несамостоятельного принятия решений. Это, пожалуй, уникальный случай в современной политике, не признающей «разговора на равных», хотя Китай – страна огромная и высокоразвитая (к тому же — ядерная держава), а Азербайджан – сравнительно небольшая и гораздо менее влиятельная в технологическом и финансовом плане. Однако Баку – по классику – «уважать себя заставил». А это дорогого стоит. Остальное – дело «упертости» в хорошем и полезном понимании этого слова.

Так что можно констатировать, что Азербайджан и Китай нашли друг друга. А Глобальный юг, если не сегодня, то в ближайшее время, только выиграет от этого. Тем более, если БРИКС (а то – и ШОС?) расширятся за счет Азербайджана, состоящего в адекватно-близких отношениях с влиятельным Китаем, сколько бы его не именовали «осью зла».

Ирина Джорбенадзе

Из этой рубрики