Почем сегодня «курс» Пашиняна?  

Почем сегодня «курс» Пашиняна?  

Никол Воваевич обожает разглагольствовать о том, что строит «реальную Армению», а, по сути, он лишает ее остатков суверенитета: цена расплаты за государственность РА – предоставление собственной территории сразу нескольким противоборствующим центрам силы с предварительным или параллельным превращением Армении в анти-Россию и анти-Иран.

Принято считать, что сегодняшняя митинговая активность в Армении, не сравнимая даже с революционным 2018 годом, когда Никол Пашинян буквально «выгрыз» для себя власть не без подкормленной и науськанной Западом армии разных НПО и НКО, связана со «сдачей» премьером Азербайджану «армянских земель». Отчасти, но всего лишь отчасти, это так: лживая политика Пашиняна – от «Карабах – это Армения. И точка» – до уверений, что нет иного пути во избежание новой войны с Азербайджаном с параллельным не отказом от реваншизма (мирного договора с АР нет до сих пор), могла свести с ума кого угодно: ведь далеко не все – Канты, понимающие структуризацию опыта и то, что разум является активным участником становления самого мира.

Пашинян не сумел донести до народа реальное положение дел с разделом границы, подготовить его к миру и добрососедству с Азербайджаном, выплескивая в массы то одно провокационное заявление, то другое, вызывающие неразбериху и вопросы: что же происходит на самом деле? Народ разочарован, «И точка» – попять же, по-Пашиняну.

В настоящее время часть армянской общественности не чужда мнения, что в массовых выступлениях с требованием ухода Пашиняна и назначения новых выборов просматривается «рука Москвы». Но не всегда в контексте силы, поддерживающей беспорядки, а потому, что Армения последовательно превращается в анти-Россию, и это грозит ей не только «дурным глазом» Москвы, отсутствием рынка сбыта армянских товаров, востребованных (да и то — по политическим причинам) почти исключительно Россией, и полным отсутствием хоть каких-то гарантий безопасности от «мусульманского окружения».

Понимание того, что армяне Западу не нужны, и они могут стать для него расходным материалом по украинскому образцу с целью захвата всего Южного Кавказа, Центральной Азии (углеводороды, транспортные маршруты, колониальная идеология) становится все явственнее. А это уже гораздо большая проблема, чем спор, сколько сел отойдет Азербайджану, и где, в итоге, будет установлена колючая проволока – на 5 сантиметров вглубь Армении или на семь – вглубь Азербайджана. И, наконец, почему армянская власть начала гонения на Армянскую Апостольскую Церковь, ведь не только потому, что на сей раз протестное движение возглавил ее служитель? И не странно ли, что гонения на Церковь начались после визита в страну представителей ЦРУ, давшим Пашиняну соответствующие «идеологические» указания?

То есть очевидно, что в части армянской общественности, в экспертных кругах других стран, в том числе, соседних с РА (сделаем акцент хотя бы на Иране и Южном Кавказе в целом) ситуация с повышенным интересом к собственно Армении и региону иностранных спецслужб вызывает вопросы. Ведь интенсивность визитов представителей иностранных спецслужб в Армению, их переговоров на других площадках с властями РА, к примеру – в Лондоне и Брюсселе, невидимой не остается. Речь, в том числе, о главе MI-6; о целевом (или целенаправленном) формате встреч с руководством иностранных спецслужб, чего раньше не наблюдалось.

Естественно, встречи происходят не для потягивания виски в «приятной компании» под легкую болтовню ни о чем, а для того, чтобы через Пашиняна в Армении разворачивались события, входящие в интересы США, Великобритании, значительной части Запада.

Но, суля «поддержку» Армении для ее полного превращения в анти-Россию, то есть агрессивный конгломерат на Южном Кавказе, ни Евросоюз, ни США даже не заикаются о том, какую помощь они окажут Еревану в области безопасности. То есть ставка делается на то, чтобы от Армении исходила опасность в отношении России, региональных соседей, и была произведена, тем самым, полная геополитическая пертурбация довольно обширного пространства Евразии.

И если именно такой видит Пашинян «Реальную Армению», с проектом которой он так носится, и которую он «может» построить за чуть более 300 млн долларов, обещанных ему Западом, то этих денег мало даже на разжигание тотальной антироссийской истерии – собственно, для этого они и предназначены, что, в принципе, и не скрывает Евросоюз. Такова нынче цена и ценность Армения в качестве антироссийского и антииранского инструмента в регионе.

Но чем обернутся эти деньги для Армении, и в чьих карманах они, в результате, осядут? О гарантиях безопасно Армении со стороны Запада, как уже было сказано, речи нет. О финансовой подпитке для развития экономики, независимости от российского экспортного рынка, газа, урана, пшеницы и т.д. – тоже молчок. Видимо, поэтому Армения не спешит выходить из ЕАЭС и окончательно разрывать отношения с СНГ и ОДКБ: они находятся на новом, для последней, уровне – «замораживания». Возможно, за закрытыми дверями Армению обещают искупать в золотом дожде, и это строго секретно?

Вряд ли. Золотой дождь на Армению не прольется, однако пороховой – вполне возможно, собственно, для того здесь и «пасется» т.н. мониторинговая миссия Евросоюза, шпионящая, в том числе, за передвижением российских и азербайджанских войск, а также за Ираном. Так что ничего удивительного в том, что Армения закрепится не только в статусе анти-России, но и анти-Ирана, не говоря уже об Азербайджане, не будет. Особенно на фоне пока не удавшегося расшатывания России посредством Украины – понятно, что в таком случае логично взяться за Южный Кавказ и, к примеру, Казахстан: в последнем тоже намечаются попытки превратить республику Токаева в анти-Россию и анти-Китай.

Но ведь если полыхнет Южный Кавказ, то пожара не избежать ни Северному Кавказу, ни Центральной Азии, ни Ирану. И Армении придется ответить за это собственной государственностью. Это и есть ответ на вопрос, почем сегодня курс Пашиняна, что гораздо серьезнее биржевого курса армянского драма к доллару.

Но вернемся к протестным выступлениям в Армении во главе с архиепископом Багратом Галстаняном, готовым пожертвовать своей клерикальной карьерой в пользу политики и «спасения» Армении. Количество задержанных на митинге уже перевалило за три сотни, но Запад, в отличии от ситуации в Грузии, не считает, что армянские власти нарушают права человека. По простой причине: они действуют в интересах Запада, а грузинские власти – в интересах безопасности собственной страны. Улавливаете разницу? Все те же двойные-тройные и более стандарты, когда дозволено Юпитеру, то есть Брюсселю и Вашингтону то, что не дозволено тем, кто пытается не прогнуться под ними.

Обратим внимание: вышеуказанная «формула» работает, хоть и с перебоями (Африка, Южная Америка, Ближний Восток, Украина) практически во всем мире, не исключая и Азербайджан. То есть театр военных действий, неудовлетворительный в одном регионе, переносится на другой регион/регионы. Со всем набором «отмычек» – санкции, теракты, подкупы, угрозы. По большому счету, в мире, при всех усилиях или якобы таковых разных стран и блоков, архитектура безопасности не только дала трещину – она рухнула. Вопрос в том, кто ее станет восстанавливать хоть в каком-то виде, и какие, в итоге, более или менее устойчивые тандемы сложатся.  И, кстати, в этом контексте решающую роль сыграет российско-украинский исход, если, конечно, он не завершится ядерным столкновением.

Хорошо бы это понять Армении, находящейся сегодня вне какой-либо – даже условной – архитектуры безопасности. И даже если она будет нащупана (что вряд ли) взаимодействием Армении с НАТО и Евросоюзом, то это еще больше усилит риски Еревана, уже сейчас не рассматриваемого в качестве суверенной единицы – столица и окрест нее стали территорией столкновения сразу нескольких противоборствующих центров.

Так оно и бывает, когда авантюристы распахивают двери своей страны самым разным агентам влияния. Пашинян еще сотню раз может пересматривать стратегию национальной безопасности и, что смешно – обороны своей страны, строительство «Реальной Армении», но это ничего не изменит: в системе политических координат – она только плацдарм, через который может произойти захват Западом обширных территорий.

Словом, опыт последней карабахской войны ничему не научил Никола Воваевича, хотя должен был, как минимум, отбить охоту зариться на чужое, гадить соседям, утрачивать суверенитет и государственность. Оно и понятно: совсем не те «университеты» он проходил. И «Критику чистого разума» вышеупомянутого Канта – не одолел.

Ирина Джорбенадзе