Эльшад Мамедов: Пенсии по советским зарплатам поглотила инфляция

Эльшад Мамедов: Пенсии по советским зарплатам поглотила инфляция

Ещё в 2008 году президент Азербайджана дал распоряжение Министерству финансов и Фонду социальной защиты совместно разработать программу пенсионного обеспечения и новых реформ на ближайшие годы. С тех пор прошло уже много лет, в течение которых главы этих структур заявляли, что  создание частных пенсионных фондов является основным элементом будущего развития пенсионной системы в Азербайджане, подчеркивая всякий раз, что сама идея частных пенсионных фондов, при сохранении определенной доли пенсионного обеспечения со стороны государства, в целом неплоха, особенно с учетом опыта многих развитых стран.

Но для того, чтобы эта система принесла реальные плоды, необходимо, чтобы государство сначала позаботилось о том, чтобы довести отечественные зарплаты до мировых стандартов и довести до минимума скрытую занятость, ведь в противном случае люди просто не смогут делать отчисления в пенсионный фонд.

Государство начало интенсивно работать в этом направлении, вот уже шесть лет мы наблюдаем за ростом зарплат и пенсий, постепенно такие понятия, как «черный нал» и «зарплата в конвертике» сходят на нет, экономические процессы стали более прозрачными, и в начале этого года председатель Госфонда социальной защиты при Министерстве труда и социальной защиты населения Гималай Мамишов заявил на мероприятии по итогам 2023 года, что подготовлены нормативные акты по созданию в Азербайджане частного пенсионного фонда. По его словам, документы в течение месяца будут направлены на согласование в госструктуры.

Отметим, что в 2023 году член Комитета Милли Меджлиса по экономической политике, предпринимательству и промышленности Вугар Байрамов заявлял, что в Азербайджане подготовлены предложения по использованию определенной части пенсионного капитала на другие цели. Байрамов отмечал, что было предложено создать условия для того, чтобы гражданин до достижения пенсионного возраста имел возможность использовать для других целей часть своего накопленного пенсионного капитала, например, 1/3.

По его словам, средства могут быть направлены на здравоохранение, коммунальные платежи и выплаты процентов по банковским кредитам, что, несомненно, создаст условия для более эффективного использования пенсионного капитала. Например, если пенсионный капитал гражданина составляет 60 тысяч манатов, то 20 тысяч манатов гражданин имеет право использовать до достижения пенсионного возраста.

На самом деле, слова Байрамова, как говорится, да Богу в уши, так как пенсионеры, по сути, балансирующие на той самой «красной линии», разделяющей такие понятия, как «гражданин с уровнем дохода ниже среднего» и «гражданин, живущий за четой бедности», конечно же, были бы не против получить хотя бы часть своих накопленных за долгие годы денег и потратить ее на улучшение собственного быта, поправить здоровье и, конечно же, помочь своим детям. Но пока деньги на выплату пенсий отчисляются из госбюджета, обо всем вышеперечисленном можно только мечтать.

А ведь во многих странах для людей, вышедших на пенсию, жизнь только начинается: старики путешествуют по миру, активно занимаются внутренним туризмом, посещают театры и рестораны, и при этом совершенно не зависят от своих детей. Но всего этого не скажешь  о большей части азербайджанских пенсионеров, зависящих именно от доходов своих детей, так как их пенсий хватает только на лекарства и минимальный список продуктов (причем мяса и рыбы там точно нет из-за «кусающихся» цен на эти жизненно необходимые блага).

Журналист Minval.az озвучил экономическому эксперту, профессору Эльшаду Мамедову самые насущные вопросы, которыми наиболее часто задаются пенсионеры.

– Почему человеку платят маленькую пенсию, он же получал большую зарплату во времена СССР?  

– Вопрос не в том, что не учитывается сумма зарплаты, которую получали граждане страны до 90-х годов, проблема в инфляции и девальвации той валюты, которая была в обороте во времена СССР. Понимаете, экономические проблемы на системном уровне были масштабными настолько, что ресурсы, заработанные людьми в те годы, учитываются в фактической трансформации этих сбережений и их подсчетах и вычетах в новой азербайджанской валюте. И сегодняшний эквивалент, конечно же, для многих людей, работавших в те годы, кажется нереалистичным. Но на самом деле, если мы посмотрим на то, как были выплачены сбережения, банковские вклады советских времен, это же тоже какой-то эквивалент, но из-за того, что в те годы такой инфляции не было, люди годами получали одну и ту же зарплату, были иногда какие-то надбавки…

Но инфляция в те времена была практически нулевая, поэтому на сегодняшний день в методологии подсчета инфляции возникают проблемы. Это не социальная проблема, она имеет экономический характер: сегодня те люди, которые во времена СССР получали 300-400 рублей, получают пенсионные выплаты уже в манатах и по той методологии, которая имеется. Это был переходный период от одной общественной, политической и экономической формации к другой, хотя я, как специалист и эксперт, считаю, что эквивалент, конечно же, в те годы уже должен был быть обозначен, да так, чтобы выплаты в наших нынешних манатах более соответствовали бы ситуации на рынке.

– Практически все пенсионеры отмечают печальный факт: как только повышаются пенсии – повышаются цены. С чем это связано?

– В связи с принятым решением индексация пенсий производится на основе среднего повышения заработной платы за текущий год. То есть индексация пенсий в начале 2024 год осуществляется согласно повышению Фонда оплаты труда за счет предыдущего, 2023 года. Потому это не случайно взаимосвязано, и я считаю, что это решение правильное, так как оно позволяет сбалансировать доходы населения вне зависимости от категорий, потому что, если зарплата работающих людей в 2021 была повышена на 11%, то и пенсионеры должны получать прибавку к пенсиям в том же объеме. С социальной точки зрения это правильно, но это, опять же, очень тесно связано с инфляцией, потому что работодатели пытаются увеличить заработные платы своих сотрудников согласно тому состоянию, которое имеется на потребительском рынке по инфляции. И потому рост зарплат, пенсий и рост цен взаимосвязаны, и никакого злого умысла в этом нет. Конечно же, нам нужно выйти на ту траекторию, при которой Фонд заработной оплаты труда достиг бы опережающей инфляцию позиции. Но это, повторюсь, чисто экономическая проблема. Для работы на опережение инфляции нужна более конкурентоспособная экономика, более технологичная. Если сегодня посмотреть на структуру азербайджанской экономики, то мы видим, что основные доходы сосредотачиваются в тех сферах, где очень небольшое количество людей задействовано, к примеру, нефтегазовая, примерно 5% населения задействовано в ней, но если основные доходы сосредоточены именно там, получается опять-таки неравномерное распределение доходов.

Фактически большая часть населения задействована в тех сферах, где сосредоточены меньшие доходы. Это чисто экономическая проблема, и государство лишь модерирует глубокие диспропорции, государство ориентирует на повышение заработных плат, и нужно иметь ввиду, что у нас большинство предприятий – это частный сектор, который государство не может обязать повышать зарплаты сотрудникам. И потому, когда и частный сектор, и государственный повышают одновременно за год зарплату на 11-12%%, государство ориентируется на это и индексирует пенсию. Справедливости ради отмечу, что нельзя допустить, чтобы пенсионеры, которые при всех своих заслугах сегодня не вносят в создание добавленной стоимости то, что вносят работающие граждане, получали надбавки в 2-3 раза больше, чем занятые работой люди, ибо в таком случае последует активное недовольство со стороны работающей части населения. И потому государство вынуждено поддерживать этот баланс. И для социальной справедливости, я считаю, нужно одинаково повышать выплаты и работающим, и неработающим гражданам. Потому государство, ориентируясь на увеличение пенсий, в первую очередь, обращает внимание на Фонд оплаты труда. А вот вопрос, почему у нас заработные платы в среднем не такие, как в развитых в экономическим плане странах, опять же, ответ не касается социальной сферы – это зеркало процессов, происходящих в азербайджанской экономике.

– Пенсии, по сути, накопительный фонд для пенсионера, собираемый им в течение жизни. Если это его деньги, то почему он не может их завещать своим детям? И почему человек не может взять все свои деньги сразу, обязуясь больше ничего не требовать от государства? Ведь подобная практика существует во многих странах. Предположим, человек умер, едва достигнув пенсионного возраста. Куда деваются его накопления?

–  Как известно, по накопительной системе, действующей у нас в стране, производится фактически двукратная индексация. С одной стороны, мы видим, что, как я уже отметил, ежегодно  производится индексация согласно Фонду оплаты труда и повышению заработной платы, с другой – при накопительной системе, конечно же, учитывается инфляция. Конечно же, вы вполне можете задать вопрос о том, насколько правильно подсчитывается инфляция, но это уже совсем другая тема для обсуждения. Если человек скончался до момента вступления в пенсионный возраст, то согласно действующему законодательству, при достижении пенсионного возраста его супруга (или супруг) имеет право получать пенсионный капитал покойного, и отчисления с пенсионного капитала, но только после официального отказа от получения своей собственной пенсии. И фактически получается, что между членами семьи, возможно, была определенная договоренность – какой капитал будет больше, тот и использовать. То есть государство предусматривает возможность получения этого капитала членом семьи, но при достижении им пенсионного возраста и при отказе от своей собственной пенсии.

– Но это не совсем справедливо, как мне кажется. Работали оба – и муж, и жена. Пусть у мужа пенсия чуть больше, но она-то свои деньги тоже заработала. Почему она должна от них отказываться?

– Анализ показывает, что при средней продолжительности жизни один из супругов среднестатистически достигает пенсионного возраста и проживает значительно дольше, чем 65 лет и получает свой накопленный капитал. Если анализировать именно в сравнении, то мы видим, что в абсолютном подавляющем большинстве случаев доходы между членами семьи неравномерны. То есть у оставшегося в живых супруга (супруги) имеются возможности практически приобретать тот капитал, который накопил умерший. Кроме того, законодательство предусматривает использование накопительной части пенсии для выплат осиротевшим детям до достижения ими совершеннолетия. Кроме того, часть пенсионного накопления усопшего идет на оплату за обучение.

– Можно ли усовершенствовать эту систему, и если да, то как?

– Я считаю, что в этом плане возможны изменения в законодательстве в связи с тем, чтобы накопленный капитал фактически не терялся. Но здесь я хочу особо акцентировать внимание вот на чём: ведь государство все эти решения принимает на основе тех ресурсов, которые у него  имеются. Если сегодня просто популистски принять какое-то совершенно необоснованное решение о том, что, дескать, да, все перечисленное будет выплачиваться, и при этом обещания не будут опираться на экономическую мощь государства, то я вас уверяю, все эти выплаты будет пожирать инфляция.

Все те позитивные решения, которые мы в последние 5-6 лет видим в системе социальной защиты и обеспечения, в первую очередь, опираются на прозрачность и эффективную систему управления. Для того, чтобы рос фонд оплаты труда и индексировались пенсии, формировались бы большие возможности для выплат по накопительной системе, о которой вы упомянули, для всего этого нужно, чтобы ресурсы, экономическая мощь государства были на совершенно другом уровне, и вместе с тем все перечисленное естественно опирается на структуры экономики. Если экономика в большей степени сырьевая, то невозможно обеспечить пенсионную систему на тех примерах, которые мы все имеем в виду, когда говорим о странах Европы и США, потому, что там экономическая система, структура совсем другая, не сырьевая. Когда модель экономики технологичная, то и заработные платы бывают значительно больше, и отчисления в пенсионный фонд тоже, да и сами возможности пенсионного фонда гораздо выше. У нас в Азербайджане за последние шесть лет в разы выросли пенсии, другие соцвыплаты и зарплата, и все это достигнуто за счет прозрачности и эффективности управления, но это не опирается на экономическую политику. И поэтому я думаю, что наши читатели, когда заводят речь о социальных проблемах, должны, в первую очередь, иметь в виду, что все эти процессы напрямую связаны с экономикой. Пока мы не поднимем экономику на достаточно технологичный уровень, опираться на популистские высказывания о том, что нужно как в Европе повышать уровень зарплат и пенсий, глупо. Еще раз повторяю: без соответствующего объема производства товаров все это будет пожираться инфляцией, все ресурсы будут обесцениваться, и мы тогда окажемся в тех же условиях, как в некоторых соседних странах, где зарплата исчисляется суммами с множественными нулями на купюрах, но покупательная способность этих денег падает. И поэтому нужно больше производить, увеличивать мощь экономики, и тогда автоматически вопросы социального характера будут решаться.

Яна Мадатова