Ожидает ли Венгрию «цветная» революция?

Ожидает ли Венгрию «цветная» революция?

Наступление «мягкой силы» Будапешта на Брюссель, причем, уже не в одиночку, крайне встревожило «либеральную демократию» Евросоюза и США: похоже, в ответ они готовят жесткое наступление на режим Орбана в преддверии выборов в Европарламент, подбивая венгров на свержение власти по затасканной соросовской модели. Однако не тонка ли еще кишка у «единой семьи цивилизованных народов», и не придется ли ей отложить переворот по-венгерски до конца года: многое будет зависеть от исхода президентских выборов в США и ситуации на украинском фронте.   

Не можем знать, любит ли премьер-министр Венгрии Виктор Орбан национальное блюдо страны – гуляш, как и все свое, этническое, родное, но если любит, вряд ли Брюссель дает ему спокойно его поглощать, устраивая, совместно с Вашингтоном, беспорядки в Будапеште и грозя венграм разными карами за орбановский консерватизм, евроскептицизм, «дружбу» с Трампом, отсутствие агрессии к Путину и военной помощи Украине. И уж совершенно невозможно пережить недавнюю речь Орбана, в которой он заявил: «Если мы хотим сохранить свободу и суверенитет Венгрии, мы должны оккупировать Брюссель и внести изменения в ЕС».

Мало того, Орбан призвал европейские страны противостоять давлению Брюсселя, подчеркнув, что ЕС – не первая «империя», желающая подчинить себе Венгрию, и что Будапешт не потерпит разорения экономики Европы руководством Евросоюза, втягивая ее в военные конфликты.

Не успел Брюссель переварить «наглость этого выскочки», как на днях глава министерства иностранных дел и внешнеполитических связей Венгрии Питер Сийярто заявил, что «Лицемерие сегодня, к сожалению, характеризует всю европейскую политику, в особенности политику военную», и такая же ситуация складывается в настоящее время и в вопросе энергетического сотрудничества ЕС с Россией. Он отметил, что Венгрия, хоть и является страной НАТО, не поставляет свое вооружение в Украину, считая опасными любые рассуждения об отправке западных войск на территорию этой страны, поскольку Будапешт убежден в непобедимости РФ на поле боя.

Вот такой политический чардаш отплясывают сейчас венгры, что сильно не по вкусу Брюсселю, поэтому национальный танец он пытается переиначить на свой лад, мало чем отличающийся от апробированных телодвижений по продвижению либеральных «па» на постсоветском пространстве, то есть подготовки Венгрии к «бархатной», «цветной» или какой-то еще (все зависит от образности воображения) революции.

Так, к выборам в Европарламент на политическую арену Венгрии выпустили новую оппозиционную радикально проевропейскую либеральную партию во главе с неким Петером Мадьяром, заявившим о своем намерении положить конец правлению орбановской партии «Фидес» (сам премьер – «коррупционер» и «автократ»), отстоять право Венгрии быть «современной европейской страной». В Будапеште новоявленный политик, ранее ничем не приметный, вместе со своей «командой» и вряд ли без помощи извне, организовал многотысячные митинги протеста (по данным иностранных СМИ – порядка 30 тыс. человек), на которых Мадьяра пытались выдать за реальную альтернативу Орбану; скандировали – «Час свободы близок!», хотя это довольно наивно, поскольку, по данным соцопросов, партия Мадьяра получила немногим более 12% поддержки респондентов, в то время как консервативные силы Венгрии, включая правящую партию, набрали более 60% голосов «за». О других мелких политических субъектах либерального толка и говорить нечего.

Словом, Орбан стал опасным для «единства» ЕС и, что главное, имеет в Европе откровенных и латентных соратников – о них еще будет сказано. А коли опасен, на его дискредитацию бросили пропагандистскую и порочащую премьера машину: ему припоминают недавний «педофильский скандал» – напомним, президент Каталин Новак помиловала педофила, в результате чего ей и министру юстиции Венгрии Юдит Варга пришлось подать в отставку, а ведь они были соратницами Орбана. «Значит», и он «покровительствовал педофилии» – такова «логика».

Разбираться в ее лабиринтах не имеет смысла: ведь главное – «дело сделано», и Орбан, пропагандирующий семейные ценности, защиту детей вообще, а от ЛГБТ-влияния – в частности, «лицемерил». Соответственно, часть электората – пусть малая, в Орбане стала сомневаться. Но для Брюсселя и США, привыкших к гораздо более громких скандалам сексуального, извращенческого, коррупционного и иного порядка, никакого shocking в этом нет. Он состоит совершенно в другом – неподчинении Брюсселю в том, что Орбан считает губительным для своей страны и Европы в целом. Но, как известно, для дискредитации оппонента все средства хороши.

Тем более, что пример венгерского премьера стал заразительным, и у него есть единомышленники. В числе открытых называются премьер-министр Словакии Роберт Фицо, президент этой страны и глава лидирующей в предвыборных рейтингах Австрийской партии свободы (FPÖ) Герберт Кикль – этих троих уже прозвали «новыми Орбанами». И в Брюсселе хорошо известно, что вышеуказанными «одиозными» фигурами угроза «либеральной демократии» в Европе не ограничивается – иные ждут своего часа, жуткого для Брюсселя, который может пробить весьма скоро – уже в начале лета, если (а шанс велик) Европарламент «возьмут правые», а затем к Венгрии (вне зависимости от исхода выборов) перейдет председательство в Евросоюзе: Будапешт уже со всей определенностью заявил, что поставит вопрос усиления государственного контроля за европейскими институтами. Все это означает, что Орбана надо «гнать в шею», поэтому его дискредитацией занялись вплотную, создавая, для начала, кризис доверия к премьеру в населении.

В общем, Орбана испугались как претендующего на охват его идеологией не только Венгрии, но и Европы с влиянием на ее «политическую культуру». Дело дошло до того, что в ЕС стали раздаваться голоса в пользу исключения из его рядов тех, кто не придерживается «общепринятых» на Западе антироссийских (вероятно, в том числе) взглядов. Так, депутат от крупнейшей немецкой оппозиционной партии ХДС Норберт Реттген заявил, что ЕС, «из-за своих симпатий к России», должны покинуть Венгрия и Словакия. Орбана он назвал «троянским конем Путина», а вот для президента и премьера Словакии «определения» еще не придуманы. Как сказал Реттген, «Венгрии надо указать на дверь», а Словакии подумать, с кем она хочет быть – с Евросоюзом или Россией.

Между тем ни Венгрия, ни Словакия уж точно не стремятся стать «российскими», и почти наверняка не помышляют о выходе из Евросоюза. Лидеры этих стран – евроскептики новой формации, желающие реформирования ЕС изнутри, большей независимости и свободы каждой из стран-членов Евросоюза без жесточайшего диктата Брюсселя и, соответственно, США, если он сильно разнится с идеологией того же Будапешта.

И тут еще одна «заковырка» – в контексте поведенческой модели Венгрии она зависит, в значительной степени, от того, кто станет новым президентом США: известно, что Орбан является сторонником Трампа, делает на него ставку в плане решения вопросов глобальной безопасности, с которыми ни США, ни ЕС явно не справляются. И Трамп, и Орбан имеют схожие претензии к руководству Евросоюза, терпеть не могут Джорджа Сороса – сценариста и донора «цветных» революций; противниками неумеренного глобализма и сторонниками разумного евроатлантического единства.

То есть, с приходом к власти Трампа Орбану с его идеями будет «легче дышать», а Брюсселю «труднее давить», хотя на поверку такой прогноз может оказаться излишне оптимистичным.

Что касается выхода из Евросоюза и удачной, для Брюсселя, революционной смены власти в Венгрии. Последняя, а с ней и Словакия – далеко не Великобритания, позволившая себе сделать ручкой Брюсселю без каких-либо неприятных для себя последствий. Орбан прекрасно понимает, что венгры дергаться из Евросоюза не расположены – недавний опрос показал, что 72% населения не поддерживает выход из ЕС – «просто» многие более консервативны, чем того желает Брюссель, и хотят «другой Европы», слышащей, понимающей, адекватно откликающейся на их чаяния и уклад жизни; уважающей национальный суверенитет, а не брюссельский эгоцентризм с его «надструктурным» доминированием. И Орбан для подавляющего большинства венгров видится именно той личностью, которая способна защитить их суверенные устремления.

Соответственно, за радикальной оппозицией венгры вряд ли пойдут (периферия сплошь орбановская), хотя, как известно, революцию делает не большинство, ее делают деньги и так называемая критическая масса, в разы меньшая, чем большинство сторонников той или иной власти. Но коррупционные или псевдокоррупционные скандалы, другая грязь, все же, усилятся – либералы не дремлют, и денег у них много. Проиграть свои «институты» они не желают – предпочитают уничтожать чужие. И такая картина стала уже привычной в новейшей мировой истории, хотя ход ее явно меняется и изменится еще больше, если в Европе победят правые силы, если Трамп придет к власти и вдруг не «перекрасится», и если украинская война хотя бы на время сойдет на нет – в этом контексте интересен план президента Эрдогана по урегулированию или близкий к нему сценарий.

И тут мы снова упираемся в позицию США и политику их нового президента. Но не только: в долготерпение европейцев, которым порядком надоел диктат Брюсселя и Вашингтона, набитую мошну распорядителей судьбами мира, их вседозволенность. И, все же, не будем умалять фактора роли личности в истории и воли народов. В итоге они, рано или поздно, и определяют ход этой самой истории.

А с революцией в Венгрии «придется», как видно, подождать.

Ирина Джорбенадзе