Шоковый ход Алиева: вытрезвитель по-азербайджански

Шоковый ход Алиева: вытрезвитель по-азербайджански

Азербайджан изменил ход истории, написанный внешними силами без его участия, соответственно, страну уже не удастся загнать в геополитический аппендицит, а потом просто его «вырезать». Однако это не означает, что Баку ждут легкие времена: победа Алиева на президентских выборах и предшествующие ей освобождение Карабаха с утверждением суверенитета АР спутали карты многих мировых игроков – пока без шансов отыграть ситуацию назад.

Сколько бы не изголялись недруги Азербайджана над уже утвердившимся прозванием Ильхама Алиева – «Победоносный»; объявлением им внеочередных президентских выборов и победой на них практически «всухую», факт остается фактом: азербайджанский лидер стал реально Победоносным по многим позициям – как на внутреннем, так и на внешнем треке. Ключевое понимание этого содержится в фразе самого Алиева: «Мы сдвинули очень большие пласты в мировом масштабе». И это истинно так, что не могло понравиться основным геополитическим игрокам, претендующим на доминирование в регионе Южного Кавказа.

О «пластах» Алиев говорил еще до своей победы на выборах, но, заметим, впервые за последние 30 лет они прошли на всей территории Азербайджана, то есть не за минусом ее 20%, находившихся три десятка лет под армянской оккупацией. Выборы эти, породившие столько недоумения и злобы у оппонентов азербайджанской государственности – дескать, Алиев спешит с ними, пока горячи эмоции от победы во Второй Карабахской войне и сильна, на этой почве, эйфория и консолидация нации, а год спустя – «кто знает, не «задвинут» ли Алиева и надо поторопиться», – были необходимы. Потому как не только для Азербайджана, но и во многом для Южного Кавказа, начался новый исторический отрезок времени, требующий легитимизации Победителя. И он ее получил.

Для чего? Чтобы завершить или продолжить, развить начатые грандиозные проекты, инициировать новые при полной поддержке, в первую очередь, населения Азербайджана, совершившего, под руководством властей республики, настоящий геополитический переворот. Выражено это во многом, и таких «выражений» будет еще немало – как в плане экономики, транспорта, логистики, так и – что крайне важно – дипломатии.

По сути, Азербайджан стал ведущей геополитической страной на Южном Кавказе – это как минимум. Сыграл и продолжает играть огромную роль в тюркском мире. Стал прочным связующим звеном, включая транспортное или, в первую очередь, именно транспортно-логистическое, между Центральной Азией и Турцией с выходом на Европу. Не дал заклевать себя Западу: история с ПАСЕ, довольно гнусная со стороны европарламентариев и тех, кто за ними стоит, лишнее тому подтверждение.

Но прессинг на Азербайджан колоссальный с целью захвата Западом Южного Кавказа с возможностью контроля едва ли не всей Евразии. Удобнее и выгоднее это было сделать посредством главного, самого важного перекрестка региона – азербайджанского. Но план этот, вынашиваемый Западом десятилетиями, похоже, провалился по милости Алиева. Прощается ли такое? Ответ понятен. Значит, действовать следует через Армению, превратить ее в абсолютный западный форпост, чтобы вернуть регион в хаос: так проще установить в нем контроль с охватом Ближнего Востока и Центральной Азии, всего постсоветского пространства. Но, похоже, и этот план на грани срыва из-за победы Азербайджана в Карабахской войне, повторной легитимизации Алиева и неизбежного, при таких обстоятельствах, открытия коммуникаций в регионе, причем, что вполне реально – с участием России и Ирана.

Таким образом, геополитический ландшафт Южного Кавказа с усилением международных позиций Баку сильно меняется и продолжает приобретать новое наполнение. Это, в свою очередь, означает, что исламофобский и антитюркский мир, пребывающий сейчас в некотором шоке, приложит максимум усилий для ослабления власти «главного виновника» – Алиева; для ослабления Азербайджана и контролирования его энергетического сектора с нарастающими возможностями экспорта углеводородов, транспортных маршрутов и их инфраструктуры.

Однако то, что Азербайджан изменил геополитическую ситуацию на Южном Кавказе и, не побоимся сказать – в значительной степени в Евразии, – и нажил себе множество врагов, не означает, что он не приобрел если не друзей, каких в политике не бывает, но весьма упорных и упертых партнеров, сторонников курса, взятого Азербайджаном, поскольку он явно идет на пользу другим геополитическим игрокам, делающим погоду в большем или меньшем ареале Евразии. Так, Грузия, кто и как не пытался бы ее представить и очернить, традиционно не вставляет палки в колеса своего ближайшего соседа.

Россия, со всей сложностью и неоднозначностью ее внешней политики, тоже заинтересована в устойчивости и суверенных позициях Азербайджана как с политической точки зрения, так и в практическом плане: во-первых, имея общую границу с Азербайджаном, ей нужна стабильность в этой стране, вменяемость, дипломатическая гибкость и предсказуемость властей, а Алиев это обеспечивает в полной мере. Во-вторых, через Азербайджан, его автомобильные и железные дороги, России проще выйти к Персидскому заливу и в Средиземное море. И, кстати, при ближайшем рассмотрении изменившейся геополитической конфигурации, в стабильности Азербайджана заинтересован и Иран, хотя множество сложных проблем этой страны и ее специфики вызывают вопросы.

О Центральной Азии и говорить излишне: пути ее экспорта, включая углеводородный, преимущественно завязаны на Азербайджане, равно как ширящееся тюркское единство. Словом, государствам Центральной Азии, не говоря уже о Турции, нужен устойчивый, динамично развивающийся и непоколебимый, с точки зрения суверенитета, Азербайджан. Поскольку геополитическая «пирамида» рухнет, если одна из ее составляющих – причем, имеющая базисное значение, окажется неустойчивой.

На данном этапе Азербайджан достиг того максимума целей, которые были поставлены еще Гейдаром Алиевым (имеется в виду определенный исторический сегмент), и для него началась новая эпоха – евразийского размаха. Однако не без высокой вероятности новой эскалации напряженности усилиями внутренних и, что главное, внешних сил. Единственный выход из создавшегося положения – продолжение курса на защиту общественно-политического пространства страны.

Напомним, к концу прошлого года Баку сумел избавиться от Агентства США по международному развитию (USAID), ведущего в стране подрывную деятельность; выслал двух сотрудников французского посольства. Дал отпор Парламентской Ассамблее Совета Европы, грубо вмешивающейся во внутренние дела Азербайджана и сеющего смуту на Южном Кавказе при помощи Армении – сильно отчаявшейся и от проигрыша в войне; и от того, что «Запад нам поможет» оказалось не более чем просто химерой, сильно навредившей российско-армянским отношениям, за счет которых РА выживала; с Турцией; поставившей под сомнение «благоденствие» с Ираном, и т.д.

Отстаивание и продвижение своих геополитических и суверенных интересов может, в итоге, закончиться для Азербайджана пересмотром участия в Совете Европы и Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Но выход из последнего – это палка о двух концах, поскольку сразу же разразится большой скандал на почве отсутствия у Баку «альтернативного правосудия», бесконтрольности в сфере соблюдения прав человека, то есть это станет поводом на навешивания на Азербайджан новых «собак» и вмешательства в его дела.

Что же до ПАСЕ, никак не реагировавшей на оккупацию азербайджанских земель армянской стороной и обидевшейся на то, что ее наблюдателей не пригласили на выборы в Азербайджан (а он и не был обязан звать), ей придется принять наступление новой эпохи на азербайджанском треке как данность – «бакинский вытрезвитель» свое дело, все же, сделал. Но ответ на нее последует, потому как – да, Азербайджан будет капитализировать свой успех на самых разных поприщах, включая геополитическое.

Капитализация в ее армянском сегменте будет далеко не легкой, однако «пласты», поднятые Алиевым, в итоге, вынудят Ереван довести до конца процесс раздела границы и подписание мирного договора. То есть за уже сделанными, судьбоносными для Азербайджана шагами, последуют новые с большим, как следствие, политико-географическим охватом. Так что если говорить о внеочередных выборах, то они стали прологом новой истории.

Для собственно Азербайджана она включает в себя прорывные реформы в экономике, технологическом и космическом статусе; улучшение социальной сферы, рост благосостояния людей, окончательное возрождение разоренных после оккупации территорий – то есть уже имеется возможность форсировать решение острых социальных проблем.

А во внешней политике – речь о подписании мирного договора с неконфликтной составляющей, то есть ее исключении. От этого во многом будет зависеть спокойствие в регионе Южного Кавказа, влияющее на его геополитическую значимость и укрепление суверенитета, понижение «аппетита» и умеренность хватательного рефлекса сторонников теории, в соответствии с которой владение Евразией равносильно владению миром.

Дипломатия и еще раз выверенная дипломатия, включая углеводородную насущность Азербайджана, его козырные энергетические возможности, стойкость в сплачивании тюркского мира, прочность заслона для невмешательства мировых гегемонов во внутренние дела Азербайджана. Пожалуй, последнее – самое сложное: Азербайджан сейчас фактически маневрирует на острие ножа: статус ключевого игрока региона, изменившего геополитические реалии, дорогого стоит, и без расплаты за такую привилегию дело не обойдется.

Так что – полное дипломатическое и боевое всеоружие как правильный выбор между «аппендиксом» и архитектором новой геополитики: по крайней мере, в масштабах Евразии.

Ирина Джорбенадзе, автор Minval.az

Из этой рубрики