Пути назад нет. Только вперед – к реинтеграции

Пути назад нет. Только вперед - к реинтеграции

Когда какая-то страна добивается заметных успехов, это немедленно привлекает в мире внимание. И внимание не только друзей этого государства, но, как зачастую случается, и недругов, которые не в силах переварить замеченные успехи.

Ярчайшим примеров перепроизводства желчи в связи с успешным выполнением Азербайджаном своей поствоенной повестки, помимо самой Армении, являются и ее покровители. В первую очередь это относится к такой стране, как Франция. Со стороны, конечно, забавно смотреть за истерией, которую разводит в унисон эта новоявленная международная тусовка. Но это никак не влияет на ход событий и на решимость Азербайджана идти к своим целям.

Возьмем для примера хотя бы происходящие в эти дни поистине исторические процессы вокруг Лачина. Городок, о котором до его оккупации в мае 1992 года никто в мире даже не слышал, сегодня упоминается аж в ООН, в международных судах, не говоря уже о национальных парламентах и всевозможных социальных медиаплатформах.

Казалось бы, что такого сенсационного произошло, что всполошились многие политики, издательства, соцсети, международные структуры? На первый взгляд, вроде бы, ничего необычного: после 30 лет и 4 месяцев оккупации в город вернулись законные государственные структуры Азербайджана, и вот недавно сюда начали возвращаться также первые семьи беженцев.

А что было до оккупации? Была граница между двумя союзными республиками, которая с распадом СССР готовилась стать теперь уже государственной. Особого движения через нее не было. Сообщение между Карабахом и остальной частью Азербайджана имело место через Агдам.

До Советской власти дорога из карабахских низовий до «Короны Карабаха» — крепости Шуша — продолжалась еще немного вверх в гору и заканчивалась на перевале Туршсу. Эта точка как тогда, так и сегодня считается географическим рубежом между Карабахом и Зангезуром, да и то – условно, потому как Зангезур всегда был частью Карабахского ханства. Так вот, сам перевал выглядел совсем не так, как сегодня — тогда через него передвигался, в основном, гужевой транспорт, как почти через все другие перевалы. Зимой здесь лежали сугробы, да и смысла ездить из Зангезура в Карабах или обратно в зимнее время не было, и жители откладывали свои дела до теплых времен года.

Карабах был всегда связан — как исторически, так и экономически — с Восточным Азербайджаном, причем намного теснее, чем с регионом, который затем стали называть «Арменией» (Западный Азербайджан). Об этом 22 мая 1919 года году писал Анастас Микоян: «Дашнаки, агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ни в чём не были связаны» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС – ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп.1, ед.хр. 4525, л. 1.)

С советизацией Южного Кавказа, когда от Азербайджана был оторван Западный Зангезур, было решено построить дорогу. И она — более или менее сносная для тех времен — была построена. И даже после этого интенсивность связи Карабаха с Азербайджаном и движения через Агдам была несравнима с Лачином. Даже качество дороги Агдам-Шуша сильно опережало таковое в направлении Лачина и далее до Гёруса.

Впервые в истории нормальная дорога через Лачин была построена после оккупации сперва города Шуша, а затем и самого Лачина, и сделано это было на средства, собранные армянской диаспорой. До оккупации дороги такого качества не было. Так и появилось понятие «Лачинский коридор», которого никогда прежде не было.

Лачинский коридор — это продукт оккупации, которой теперь положен конец. Если нет больше оккупации, то и производных ее тоже быть не должно. Это наследие чего-то очень сильно нелегального! Но несмотря на это, о «Лачинском коридоре» сегодня в мире говорят чуть ли не как об «отправной точке» всех разговоров.

Нет, друзья! Не бывать этому. Нет оккупации — нет и последствий.

До оккупации Карабах был связан с миром через Агдам, а не через Лачин.

И мы теперь возвращаемся к тому, что у нас отняли и самым варварским образом уничтожили — к той самой связи через Агдам. Будьте добры, начинайте пользоваться.

В то же время, мы не собираемся полностью закрывать Лачинскую дорогу. В конце концов, мы же сами ее построили, на своей земле, соорудили ППП на своей территории и на свои финансы. Для чего? Не для того, чтобы потом уничтожать.

Поэтому в мире должны знать, что у Азербайджана нет намерения полностью закрыть дорогу через Лачин. Она и сегодня открыта (пока в гуманитарных целях), и когда-нибудь она будет задействована в полной мере, но она уже не будет той, что была в годы оккупации — бесконтрольной, прозрачной, «гуляй ветер». Возвращения к прошлому уже не будет. Будет по-нашему. Через нее будут провозиться больные, и будет она использоваться для транспортировки больных, да и то по линии МККК. А со временем там появится полноценная таможня, работа которой ничем не будет отличаться от таковых на других пограничных переходах страны.

При этом вся экономическая связь Карабаха с отцом-Азербайджаном будет осуществляться через Агдам. В конце концов, Карабах — это Азербайджан, и связан он с государством, что называется, по «внутренней линии».

Это надо помнить. Поэтому, бессмысленны все эти ссылки на решение Международного Суда ООН, которое, кстати, Баку полностью выполнило, как и бессмысленно ябедничать в Совбез ООН и просить созвать экстренное заседание. Бессмысленно обращаться к прокурорам с подмоченной репутацией с просьбой (а если быть точнее, то с подрядом) составить доклад с заранее готовым выводом — дескать, это «геноцид». Голода нет, геноцида нет, блокады нет, зато есть кое-чьи капризы и желание распрощаться с собранными деньгами, которые теперь уплыли в карман предприимчивого аргентинца.

Была одна дорога, теперь их две. И обе открыты. Интересная «блокада», однако.

Да и «голод» довольно интересный, при котором работают рестораны, народ гуляет на свадьбах, торты пекут, шары надувают… Каждый день появляются новые видеоклипы, а «умирающие с голоду» снимают новые флэшмобы. Реально голодающие в Судане и Эритрее, лишенные зерна, позавидовали бы таким «жертвам геноцида». Этим «жертвам» предлагают еду из города, расположенного от них в 15 километрах, а они отказываются. Отказываются ехать на диалог сперва в Баку, затем в Евлах. Придумывают нелепые поводы: «а вдруг еда отравлена!», «а вдруг нас тоже задержат!»

Знаете, если вы в военных преступлениях не замешаны, то вас не задержат. А если руки ваши в крови азербайджанского народа, то задержат, даже если не приедете. Из-под земли достанут!

А пока Армении и ее покровителям, особенно Франции, следует уяснить — в регионе есть победитель. И зовут его азербайджанский народ! Назад пути уже нет. Впереди есть только один путь — конечная реинтеграция Карабаха в структуры Азербайджана. И если армянское население хочет остаться жить на этой земле, оно должно осознать, что эта земля называется Азербайджаном. И чтобы остаться здесь, этим людям надо изгнать тех, кто держит их в заложниках, и выбрать новых представителей, которые придут на встречу со столицей, чтобы перевернуть страницу и начать новую главу своей истории. Время не бесконечно.

Зухраб Дадашов