От Мюнхена до визита Тойво Клаара: когда замкнётся госграница?

От Мюнхена до визита Тойво Клаара: когда замкнётся госграница?

Визит специального представителя Европейского Союза по Южному Кавказу и кризису в Грузии Тойво Клаара в Баку не случаен, вряд ли является «запланированным» и совершенно не производит впечатление рутинного чек-апа с целью «сверки часов». Нынешний приезд, как нам кажется, является, скорее, «горячей картошкой» в ладони, и он органически вписывается в пазл непредсказaнных событий, произошедших за последние пару недель.

Попытаемся коротко реконструировать недавние ходы шахматной партии, развязка которой, по всей видимости, началась еще в Мюнхене, но до эндшпиля которого еще далеко. Напомним, тогда в баварской столице президент Ильхам Алиев в ходе закрытых переговоров с премьер-министром Армении Николом Пашиняном при посредничестве госсекретаря США Энтони Блинкена предложил, наряду с прочими идеями, установить контрольно-пропускные пункты на различных участках армяно-азербайджанской условной границы. Одновременно было в решительной форме заявлено, что трек, состоящий из прямых контактов центрального правительства с армянской общиной Карабаха и являющийся параллельным (то есть, не пересекающимся) к треку Баку-Ереван, возможен только при исчезновении с поля зрения залётного гастролёра Рубена Варданяна, внедрённого — понятное дело, кем! — в регион с целью исполнения им роли троянского коня.

По поводу КПП немедленной реакции тогда не последовало, так как Еревану, как всегда, нужно было время, чтобы проконсультироваться с советниками в Смоленской площади. Но по поводу требования Баку удалить Рубена Варданяна ждать долго не пришлось — в армянских кругах немедленно встали в грозную позу (в которую обычно встает жук-навозник при появлении опасности), мол, «Баку нам не указ, не ему решать, кто будет представлять карабахских армян, Рубик никуда не уйдет» и т.д.

Пошумели, пошумели, и «ушли» Рубика… Как миленькие. Чуть позже пришел ответ и по КПП — дескать, не «согласные мы».

Ну и ладно! Не согласны — так не согласны, воля ваша. Баку хотел, так сказать, «по любви», но там предпочли элементы мазохизма.

Дополнительную дозу вдохновения своими заявлениями вкололи в вену армянских политиков Сергей Лавров и Олаф Шольц, и на долгожданную встречу в Ходжалы, ход и результаты которого интриговали многих, армяне вышли, так сказать, «подзаряженными». Посредником здесь уже выступил генерал Андрей Волков, оставивший на пару часов в стороне свой прибыльный бизнес из сектора «логистики».

Скажу откровенно: больших ожиданий от той встречи лично у меня не было, особенно учитывая скользкое посредничество. Предчувствия не обманули. Провинциальная сторона пришла на встречу со своей повесткой, которую и пыталась чуть ли не навязать новоназначенному визави из столицы Рамину Мамедову. Дескать, «вот вам четыре темы (восстановление прежнего режима проезда по дороге, газоснабжение, электроснабжение и «одноразовое» посещение рудников) и ничего иного мы с вами обсуждать не планируем, и, уж тем более, — вашу повестку, включающую вопрос некоей реинтеграции».

Чуть позже было распространено также заявление, отвергающее любую возможность проведения будущих встреч в Гяндже, Барде, Тертере, то есть, с глазу на глаз, без присутствия «классного руководителя» в генеральских лампасах. То есть, был взят курс на конфронтацию и ультимативный тон общения. В ответ на это — как следует из некоторых сливов, исходящих из источников, в достоверности которых лично у меня нет никаких оснований сомневаться — до сведения региона со стороны столицы было в деликатной, но недвусмысленной форме доведено, что им лучше не избегать обсуждения повестки, ведущей к реинтеграции, иначе придется принять меры, так сказать, «гормонально-стимулирующего» характера.

Всё это время за спиной карабахского представителя раздавался шопот суфлёра, подсказывавшего что говорить и на чем настаивать (оно и понятно — бизнес-то какой!)

В общем, предупреждение не возымело на предупреждаемых эффекта, и предупреждавшим пришлось раскрыть небольшую карту, связанную с тем, что нам, в общем-то, известно о пользовании кое-кем (не будем уточнять, кем именно) грунтовой дороги.

То, что произошло на той горной дороге, окутано множеством недоговорок, и вопросы (большей частью нелицеприятные) имеются в первую очередь к командованию РМК. И оно очень хорошо знает, что мы имеем в виду, говоря это!

Таким образом, дело дошло до точки, после которой у Баку остается только один единственно возможный ход и которого от него ждет всё общество. И не только в стране. Те самые три согласные буквы у всех на устах, у всех в сердцах! Вопрос теперь только во времени, но и промедление чревато упущением момента.

После визита в Баку старшего советника Госдепартамента США по переговорам на Кавказе Луи Боно, выразившего понимание озабоченности Азербайджанa своей безопасности в контексте использования Лачинской дороги (что очень важно), приезд Тойво Клаара можно считать, если даже не «незапланированным», то, по крайней мере, та повестка, которую тот с собой привез, точно вытекает из событий последних недель, которые трудно было европейским политикам предвидеть. И заявление, выдержку из которой мы ниже приведем, однозначно свидетельствует, что к КПП готовы и в Брюсселе, но в какой форме и под чьим контролем?

«Естественно, наше мнение состоит в том, что наличие прозрачности — действительно законно. Но, в то же время, для карабахских армян важно чувствовать безопасность движения — например, наличие в пункте проверки дополнительного оборудования, чтобы русские (?) могли лучше проверять, что доставляется на эту территорию и что вывозится из нее. И здесь есть несколько путей, и важно их подробно обсудить».

С одной стороны, последние заявления представителей США и ЕС свидетельствуют о психологической готовности неизбежного появления на границе (на границе, а не на дороге!) КПП. С другой стороны, подчеркивается озабоченность армянской общины, представители которых открыто отвергают данное новшество.

В этой ситуации Баку остается лишь проявить свою решительность и продемонстрировать всему миру, что суверенитет и безопасность — это сферы, в которых нет места компромиссам. Контроль над всей протяженностью государственной границы не передавался никому из третьих стран, он даже не является частью Трехстороннего Заявления. А КПП ставится именно на границе, а не на дороге. Если ничего незаконного через государственную границу не провозится, то и беспокоиться за свою безопасность армянам Карабаха незачем. Однако вывоз незаконно добытой руды — это грабеж, а ввоз вооружения и ротационных военнослужащих из другой страны — это угроза уже нашей национальной безопасности. И не для того проливал азербайджанский народ свою кровь в 44-дневной войне, чтобы своими руками, в блюдечке с голубой каёмочкой подносить недругам возможность продолжать с комфортом для себя расшатывать целостность нашего государства.

Охрана государственных рубежей и наличие КПП в пунктах пересечения границы — это элемент суверенитета и независимости любого государства. И нет ни одного документа, в котором Азербайджан своей подписью передавал бы кому бы то ни было контроль над своей границей, пусть даже неделимитированной.

КПП назрел и даже перезрел. И упускать этот момент уже недопустимо!

Зухраб Дадашов