Жительница Николаева: Город пока не сломлен, но со дня на день ждем масштабной бомбардировки

Жительница Николаева: Город пока не сломлен, но со дня на день ждем масштабной бомбардировки

Война, объявленная Россией Украине, разбила сотни тысяч жизней: караваны беженцев, жертвы так называемых «гуманитарных коридоров», подвергающиеся обстрелу, погибшие, заживо сгоревшие, потерявшие семью и все средства к существованию. Весь мир молится за скорейшее окончание войны, но, похоже, это случится не скоро. А последствия трагедии уже сегодня, спустя две недели после начала войны, столь колоссальны, что понадобится не один десяток лет, чтобы восстановить разрушенные города, инфраструктуру Украины и наладить жизнь.

Вот уже который день российские войска пытаются захватить древний город Николаев, но пока им это никак не удается, несмотря на радужные «анонсы», что Николаев «уже пал».

7 марта, во время артобстрела и бомбардировки российскими войсками, в микрорайоне Балабановка (корабельный район Николаева) пострадал дом местных жителей – супругов-пенсионеров старше 80-ти лет. На момент взрыва в доме было 6 человек: двое детей и четверо взрослых. Каким-то чудом все уцелели, но при этом пожилые люди остались без крова над головой.

Согласно сообщению оперативной сводки Генштаба ВСУ, 8 марта большое число оккупантов, переодевшись в гражданское, выдвигаясь со стороны Херсонской области, направилось в Николаев.

Сотрудник Minval.az периодически держит связь со своими родственниками, проживающими в Николаеве, и они информируют нас о событиях, происходящих там.

73-летняя Валентина Ковалева незадолго до войны похоронила мужа. С момента начала военных действий она остается с мамой – 98-летней тетей Катей – ветераном Великой Отечественной войны. Две пожилые женщины понимают, что бежать им некуда и надеяться тоже – не на кого. Небо Украины закрыто для гражданских самолетов, Николаевский международный аэропорт не функционирует с первых дней осады, общественный транспорт работает с перебоями. А до железнодорожного вокзала надо еще добраться, и чуть ли не штурмом брать поезда.

«Было много информации из самых разных источников о том, что Николаев «взят». Но это не соответствует действительности, пока что мы в так называемом «подвешенном состоянии». Уже неделю нас обстреливают, но взять никак не могут. Сначала стрельба была на окраинах, в тех районах, которые расположены ближе к берегу, но вчера утром снарядом ударило прямо в наш двор. По счастливой случайности никого не убило, на часах было где-то пять утра.

Согласно сообщениям, снаряд прилетел со стороны Херсона. Взрывной волной выбило все стекла в домах, а осколок снаряда снес часть балкона. Мы очень испугались, конечно же, потому что привыкнуть к такому невозможно. Боюсь не столько за себя, сколько за маму, и хоть она и держится молодцом, но все же с каждым выстрелом из нее словно уходит жизнь», – говорит Валентина Ковалева.

Даже, если они доберутся до вокзала, отмечает Ковалева, сесть в вагон при таком штурме со стороны беженцев, ей со слабой старенькой матерью не удастся. Благо, пока в доме имеются продукты питания, да и в магазинах тоже, но существует нехватка овощей и фруктов. В аптеках километровые очереди, медикаментов практически нет. По ночам всполохи от выстрелов, слышны далекие взрывы, но пока что до центра русские не дошли.

«Тем не менее, каждый день мы ждем артобстрела или бомбардировки – это неминуемо», – сказала она.

Мать Ковалевой – Екатерина Кухарская, прошедшая всю войну, спасая раненых, смотрит в экран телефона и слезы текут по ее сморщенным щекам: «Как Россия могла так поступить с нами? Как? Почему, за что? Мы воевали, чтобы принести мир, мы гордились тем, что освободили мир от «коричневой чумы». А что сейчас? Россия создала новую чуму, направленную против братьев-славян».

Затем связь прервалась…

 

Яна Мадатова