Еще недавно это был едва ли не главный сюжет заголовков: «Нефтяная эра закончилась!» «Мир переходит на новое топливо!» «Время «черного золота» подходит к концу!» Сегодня о тех пророчествах как-то даже неудобно вспоминать. Поиски нефти на шельфе Эгейской моря грозят «разогреть» давний конфликт между Турцией и Грецией.

Напомним: все началось с того, что государственная нефтяная компания Turkish Petroleum опубликовала заявки на получение лицензии на исследования и добычу углеводородов в районах Средиземного моря. В Афинах, однако, решили, что поисковая зона слишком близко прилегает к греческим островам.

Здесь можно, конечно, вспомнить, что в Эгейском море у Турции и Греции территориальный конфликт наличествует с позапрошлого века. Напомним: шельф, на котором Турция начала искать нефть, считается спорным. С одной стороны, он — продолжение Анатолии, и должен считаться турецким. С другой, Греция объявила своими многие местные острова. Более того, этот спор не раз перетекал в «горячую фазу». Последний такого рода прецедент — попытка Греции «прихватизировать» остров Кардак недалеко от Бодрума. Но самое главное, в Турции не забыли, что у Греции есть претензии не только на спорные и необитаемые острова, но и на европейскую часть Турции — Фракию, Эгейское побережье, включая Измир, а наиболее рьяные замахиваются и на Стамбул. И  это не считая попыток поднять вопрос о судьбе «понтийских греков». И в результате в Афинах решили, что турецкие поиски нефти на шельфе — это лучший способ продемонстрировать характер и показать, «кто в доме хозяин». Сначала глава МИД Греции Никос Дендиас обвинил Турцию в «попытке захватить суверенные недра Греции». В греческий МИД был вызван турецкий посол. Затем сам премьер-министр Кириакос Мицотакис нажаловался в Евросоюз. А министр обороны Греции Никос Панагиотопулос заявил в телеинтервью, что Греция готова ко всему, включая военный конфликт с турками, если те продолжат провокации. «В последнее время поведение Турции было очень агрессивным,- подобострастно цитировали его местные СМИ.- Думаю, что единственный способ для Греции реагировать на поведение Турции, которое всегда было агрессивным, с одной стороны, исчерпать все дипломатические средства, а с другой, подготовить военный ответ». На что уже отреагировал министр обороны Турции Хулуси Акар: «В Эгейском море и Восточном Средиземноморье проблемы могут быть решены мирным путем, но мы готовы защищать наши интересы, и мы можем это сделать».

Господин Акар, без сомнения, знает, о чем говорит. Дело даже не в предыстории конфликта и не в серии «проб сил» между двумя странами, начиная с острова Кипр. Важно другое. Военные эксперты сходятся во мнении: в противостоянии с Турцией Греции, как бы это повежливее, нечего ловить, кроме неприятностей. У Турции — вторая по численности в НАТО армия, которая к тому же имеет опыт реальных боевых операций — и в Ираке, и в Сирии, и в Ливии, чего не сказать о Греции. Значительно сильнее греческих турецкие ВМС — одних только подводных лодок здесь втрое больше. У Турции свой солидный военно-промышленный комплекс. Турецкий военный бюджет как минимум вдвое превосходит греческий. И самое главное, со своим 70-миллионным населением Турция имеет куда больший, чем 12-миллионная Греция, «мобилизационный резерв». Словом, неудивительно, что один из турецких экспертов так прокомментировал греческое «бряцание языком»:«Министр обороны Греции сказал, что они готовы к военному конфликту с Турцией. Греческая армия состоит из 340 000 человек, для них будет достаточно стамбульского отделения «серых волков», не стоит беспокоить ради этого турецкую армию».

Можно, конечно, поинтересоваться, как тогда объяснить поведение греческих властей. Но куда интереснее другое: в российском экспертном сообществе уже обсуждается вопрос, вмешается ли в конфликт Турции и Греции Россия. Причем с явными намеками, что «в войне Турции с Грецией Россия защитит слабого». То есть Грецию. Что неудивительно. В Москве могут устраивать «дипломатическое танго» с Турцией, но ее в первопрестольной считали и считают «историческим противником». Иное дело — православная Греция, которая по какому-то недоразумению оказалась в НАТО. Наконец, сегодня у многих на слуху сделка по приобретению Турцией российских С-400 «Триумф», но из стран, входящих в НАТО, первой закупила российские ЗРК — тогда еще С-300 — именно Греция. Более того, «дипломатические подходы» к Афинам РФ делает постоянно. Достаточно вспомнить планы создания антитурецкой «православной арки», куда московские аналитики включали Грецию, Сербию и заодно Армению.

Плюс ко всему Москвы помочь Греции — это, по вполне понятным причинам, желанный шанс взять реванш за обидные поражения в Сирии и Ливии, где турецкие беспилотники «Байрактар» не оставили никаких шансов вагнеровским «ихтамнетам». Более того, Москва получает возможность «подорвать изнутри» южный фланг НАТО — и это в то время, когда в НАТО обсуждают идею усиления своего присутствия в Черном море — куда, напомним, можно попасть только через контролируемые Турцией проливы Босфор и Дарданеллы.

Только вот дело даже не в том, что, как показали события в Сирии и Ливии, вмешательство России в конфликт вряд ли коренным образом изменит расстановку сил в пользу Греции. На таком фоне НАТО даже теоретически не позволит Москве «разгуляться» в зоне своей ответственности. И тем более не поставит под удар свои позиции в Турции. А это значит, что очень скоро конфликт будет быстро и эффективно погашен, причем по его итогам Греции, а тем более России, вряд ли будет что записать себе в плюс.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az