Ситуация в Сирии, без сомнения, остается «горячей темой» новостей, хотя, возможно, по уровню интереса уже и уступает другим. РосСМИ тиражируют привычно-пропагандистские материалы: вот российский Центр по примирению враждующих сторон сообщил о начале движения гражданского автотранспорта на участке трассы М-4 между населенными пунктами Айн-Исса и Тель-Тамр длиной более 160 километров, правда, в сопровождении российской военной техники, и жители теперь благодарят за это российских военных и лично Владимира Путина, а вот в порту Тартус проходят совместные учения российских и сирийских военнослужащих по защите от диверсантов…Все эти новости должны, по идее, демонстрировать успехи российской «стратегии» в Сирии,  настраивать на скорое окончание гражданской войны в этой стране и т.д.

Только вот все больше косвенных признаков, что на самом деле на сирийском «театре военных действий» далеко не все так благополучно. И в ближайшее время вектор развития ситуации может смениться — если еще не сменился — на противоположный. Нынешний дамасский диктатор Башар Асад стремительно теряет поддержку своих главных покровителей в лице России и Ирана.

Если верить влиятельному американскому Newsweek, президент России Владимир Путин, по всей видимости, устал от участия страны в гражданской войне в Сирии, которая все больше затягивается. С Путиным накоротке его журналисты, конечно, не общались, но Newsweek приводит показательные заявления российских дипломатов. Так, еще в апреле вице-президент Российского совета по международным делам, бывший посол России в Сирии Александр Аксененок заявил, что ситуация в Сирии напоминает гуманитарную катастрофу, при этом официальный Дамаск отказывается проявлять какую-либо гибкость и дальновидность, надеясь на военную поддержку своих союзников и на дальнейшую финансовую помощь. «Усталость» Путина на уровне заявлений депутатов Госдумы РФ поспешила опровергнуть, но вот «зачеркнуть» выступление бывшего посла РФ в Сирии уже потруднее.  Дипломаты, даже бывшие, крайне редко оговариваются и проговариваются. Тем более что Российский совет по международным делам — не та площадка, где может быть озвучено «несогласованное» мнение.

Показательные «месседжи» сирийским властям направляет и Тегеран. Несколько дней назад член Комиссии по национальной безопасности и внешней политики иранского парламента Хашметуллах Фелахетпише заявил, что Иран потратил большие средства на поддержку режима Асада. «Мы дали Асаду от 20 до 30 миллиардов долларов. Мы должны вернуть эти деньги. Средства, принадлежащие народу, были потрачены на эту страну». Строго говоря, рассуждал агаи Фелахетпише о том, что властям Ирана надо восстановить доверие народа. Но, с учетом иранских традиций «завуалированных посланий», явно озвучивал месседж Башару Асаду: поддержка действующего режима в Сирии обходится Тегерану слишком дорого и в прямом, и в переносном смысле, и власти ИРИ хотели бы получить от Дамаска взамен что-то кроме неприятностей.

Здесь, по законам жанра, можно, конечно, порассуждать, что говорить о каких-то экономических выгодах в сегодняшней Сирии по понятным причинам не приходится, что  САР интересовала и интересует Тегеран прежде всего как «плацдарм» рядом с Израилем и Ираном, удобная «опорно-перевалочная база» для террористов «Хезболлах», которые получают от Ирана и финансовую, и «военно-техническую» поддержку, но сегодня, на фоне израильских и американских воздушных ударов по иранским объектам на территории этой страны, эти планы уже не выглядят столь вдохновляющими, и т.д.

Но куда важнее другое. Сегодня режим Башара Асада держится не просто «на штыках», а еще и не на сирийских «штыках». Напомним: «на земле» с сирийской оппозицией уже давно воюет не асадовская армия (она благополучно разбежалась еще в начале войны), а иранские «стражи революции», немного разбавленные бойцами, точнее, боевиками «Хезболлах», Россия оказывает им поддержку с воздуха, снабжая заодно оружием и техникой и время от времени направляя в Сирию бойцов ЧВК «Вагнер». Но даже при такой внушительной внешней поддержке добиться перелома в войне не удается. И в результате в Москве, и, по всей видимости, в Тегеране все больше тех, кто озвучивает опасные и неприятные вопросы: а остались ли у режима Асада шансы на победу в войне с собственным народом? И есть ли смысл по-прежнему бросать в сирийскую «топку» все новые ресурсы, то есть и людей, и оружие, и деньги? Особенно теперь, на фоне пандемии коронавируса и падения цен на нефть? Российские эксперты, и не только из числа радикально-оппозиционных, уже советуют вспомнить уроки советского же вторжения в Афганистан: эта война во всех смыслах слишком дорого обошлась СССР и сыграла не последнюю по важности роль в его распаде.
Все это, впрочем, было известно и очевидно уже давно. Но в последние недели и месяцы произошло еще кое-что. Свой интерес к ситуации в Сирии уже на другом уровне обозначила Турция. Недавняя вспышка боевых действий в Идлибе, в ходе которой турецкие ВВС для начала разнесли несколько российских «Панцирей» и военных колонн, дает здесь изрядную пищу для размышлений. Во-первых, Турция не просто продемонстрировала решимость — она выиграла «психологический поединок», который глава МИД РФ Сергей Лавров называл «игрой «кто первый моргнет»». А во-вторых, еще и не оставила сомнений насчет своего военно-технического превосходства. Уже по горячим следам боев в Идлибе Москве пришлось прятать поглубже державные амбиции и договариваться с Анкарой. Если учесть, что Сирия интересует Россию прежде всего как «форпост» на границе с Турцией, то масштаб удара по геополитическим планам можно себе представить. Наконец, вступать с Анкарой в открытую конфронтацию явно опасается и Тегеран. И вот тут уже вряд ли можно считать случайным, что после еще одной демонстрации силы со стороны Турции, на сей раз в Ливии, признаки «усталости» от войны в Сирии начали практически синхронно проявляться и в Москве, и в Тегеране. И если за этими сигналами последует и корректировка действий…Асаду очень повезет, если он успеет добраться до «безопасной» страны.

И нетрудно догадаться, с каким напряженным вниманием за «подвижками» на сирийском поле следят в Армении. Дело не только в том, что у сирийского режима с Иреваном сложились весьма дружеские отношения, армянская община Сирии с самого начала поддержала Асада, а в состав российской военной миссии Армения отправила своих саперов. Важно  другое. Прежде всего, здесь не могут не экстраполировать на себя результаты «военно-технического» противостояния. Однажды здесь уже нехило перепугались, когда США нанесли «Томагавками» удар по сирийской базе ВВС «Шайрат», не оставив сомнений, что российский противовоздушный «зонтик» прикрывает «Хмеймим», но вот захочет ли РФ прикрывать этим «зонтиком» не только свои базы, но и важные узлы обороны своего «сателлита» — вопрос, вряд ли уступающий по «размерам» тем пробоинам, которые оставили «Томагавки» в ангарах на базе «Шайрат». Теперь, после «геноцида «Панцирей»», есть сомнения, смогут ли «прикрыть», даже если очень захотят;. Но самое главное, в Армении не могут не понимать: если после военной «пробы сил» с Турцией Россия «сдаст» Сирию, отказ от поддержки Армении станет просто вопросом времени. И все это — в то время, когда Азербайджан уже отрабатывает на учениях свои военные «клещи» и расширяет политическую поддержку в случае все более вероятного военного решения конфликта. И это как раз тот случай, когда о поисках выхода надо было думать куда раньше.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az