Они куда скорее могут стать примером для Зангезура, чем для Карабаха

Решение президента США Дональда Трампа признать Голанские высоты частью территории Израиля — по-прежнему ведущая тема. Поддержать Вашингтон отказались даже его ближайшие союзники. Зато в Израиле — понятное ликование.

Встрепенулись и по другую сторону линии фронта. Где любят выискивать в новостной ленте хоть что-то, что может сойти за повод к оптимизму. Бурную радость здесь выражали по поводу независимости Южного Судана, еще раньше — Косова и Эритреи. И вот теперь с упоением комментируют решение Израиля по Голанам.

Давид Бабаян, именующий себя «заместителем главы аппарата президента Нагорного Карабаха», бодро заявил: «Это действительно очень фундаментальное событие. Президент Трамп фактически обосновал свое решение следующим образом: Голанские высоты имеют критическое значение для безопасности Израиля. Там даже нет ссылки на исторические и какие-то другие вопросы, лишь аспект безопасности. Голанские высоты имеют почти такое же значение для Израиля, как «Карвачарский» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) или «Шаумянский» район для «Арцаха» и Республики Армения».

Напомним: «Карвачарским» по ту сторону линии фронта именуют оккупированный Кельбаджарский район Азербайджана. «Шаумянский» же — это Геранбойский и часть Ханларского района, которые сегодня находятся под контролем законных властей Азербайджанской Республики. В общем, аппетиты у господина Бабаяна и тех, кто за ним стоит, разыгрались не на шутку. Впрочем, не секрет, что в Армении предъявляют претензии и на земли бывшего Гирдыманского ханства, а кое-кто не прочь «приармянить» земли вплоть до левобережья Куры. И теперь Бабаян воодушевленно изрекает: «Мы везде должны использовать это как прецедент, показать, что и у нас такая же ситуация. То, что Трамп принял это решение, и его обоснованием послужили соображения безопасности, является очень хорошим поводом представлять это на разных площадках».

Только вот… стоит ли Давиду Бабаяну так уж радоваться?

Прежде всего, стоило бы поинтересоваться, о каких «международных площадках» рассуждает господин Бабаян, если Бако Саакян и его команда не участвуют даже в переговорах по карабахскому урегулированию. Точно так же нелишне спросить, как господин Бабаян намерен «использовать это как прецедент», если американские дипломаты открыто требуют от Армении вывести войска из оккупированных азербайджанских земель. Наконец, в те же дни, когда Бабаян воодушевлялся «голанским прецедентом», сопредседатель Комитета по армянским вопросам в Конгрессе США Франк Паллоне в интервью ответственному по связям с госорганами Армянского национального конгресса Америки (АNCA) Раффи Каракашяну слезно жаловался на чинимые Госдепом США «препятствия» контактам с сепаратистами Карабаха. Наконец, можно напомнить о «командной игре» и о том, что Израиль сегодня продает оружие Азербайджану, а Армения выступает в союзе с Сирией и Ираном.

И уж тем более показательно, что «воодушевляться» по поводу Голанских высот по ту сторону линии фронта поручили именно Давиду Бабаяну, а не, скажем, Анне Нагдалян.

В Армении понимают: открыто расписываться в наличии территориальных притязаний к Азербайджану сегодня небезопасно. Публично заявить, что Ереван не настроен выводить войска из захваченных азербайджанских земель — тем более. Вот и приходится выдвигать на первый план персон типа Давида Бабаяна — ну что с них взять?

И самое главное, эти ереванские опасения нечаянно приоткрывают завесу над еще одной стороной «голанского прецедента». Который может стать образцом и моделью не столько для Карабаха, сколько для Зангезура.

В самом деле, журналисты и эксперты за последнее время высказали, скажем так, наиболее очевидный набор оценок и комментариев. Вспомнили, что Дональд Трамп вообще относится к Израилю с большой симпатией. В его послужном списке — и разрыв «ядерной сделки» с Ираном, чего как раз и добивался Израиль, и перенос посольства США в Иерусалим (в западную его часть, которая по всем предлагаемым проектам остается за Израилем). Нынешнее решение по Голанам укладывается в общий «тренд». Конечно, правы те, кто считает, что решение Трампа создает очередной опасный прецедент в мировой политике. Азербайджан всегда выступал и выступает за уважение международно признанных границ и считает недопустимой их силовую перекройку. Мировое сообщество признает Голанские высоты частью территории Сирии, это подтверждено и резолюциями СБ ООН.

Многократно излагали и предысторию. Сирия потеряла контроль над Голанскими высотами в результате Шестидневной войны 1967 года. В 1981 году Израиль объявил о распространении на эти земли своего законодательства, а теперь получил впечатляющую поддержку от США.

Только вот Шестидневная война, напомним, началась по инициативе арабских стран, и не в последнюю очередь самой же Сирии. Сначала — череда «инцидентов» на границе, мин и «мелких» обстрелов, поддержка, которую Дамаск оказывал палестинским террористам, устраивавшим диверсии в Израиле. Затем — открытые угрозы и обещания «сбросить Израиль в море», объявленная в Сирии, Египте и Иордании мобилизация, блокада Тиранского пролива и порта Эйлат, что в Израиле открыто расценили как акт войны…Дальнейшие события и вошли в историю как Шестидневная война, где Израиль одержал впечатляющую победу и взял под свой контроль, в числе прочего, и Голанские высоты. Словом, развязала войну и задумала силовую перекройку границ Сирия в союзе с Египтом и другими арабскими странами, только вот закончилось все в пользу Израиля. Да и сегодня Дамаск предоставляет Ирану возможность создавать свою инфраструктуру на сирийской территории вблизи израильских границ. Израиль отвечает на это точечными ракетными ударами, но вот какую роль это обстоятельство сыграло в принятом в США решении по Голанским высотам, вопрос открытый.

А это уже заставляет озвучивать и неудобную сторону вопроса. Да, уважение признанных границ — это краеугольный камень цивилизованного поведения на мировой арене, основа мира и безопасности, но только в том случае, когда это ВЗАИМНЫЙ процесс. А вот если одна сторона эти границы демонстративно попирает…Говорить об этом вслух, конечно, не принято, но с ее границами в этом случае тоже не церемонятся. Германия после Гитлера — пример классический и далеко не единственный. Уже после Хельсинского соглашения появился «косовский прецедент». Причем эксперты уверены: он вряд ли стал бы реальностью, если бы  этим сама Сербия не затеяла силовую перекройку границ Хорватии и Боснии, слегка замаскировав свою агрессию под местный сепаратизм. Слободан Милошевич полагался на свой силовой перевес, но в результате Белград потерял контроль не только над бывшими республиками СФРЮ, но и над Косово.

И вот эти реалии делают «голанский прецедент» весьма опасным прежде всего для Армении. Параллели в политике — вещь рискованная, но сегодня именно в Армении открыто строят планы перекройки границ и захвата азербайджанской территории. Обстрелы мирного населения, поддержка террора — все это реалии карабахского конфликта. Ереван оккупирует чужие территории, но территориальное преимущество на войне — «козырь» далеко не вечный: к моменту разгрома под Сталинградом Гитлер тоже контролировал изрядные территории в СССР, не считая оккупированной Европы. А силовой перевес уже на стороне Азербайджана. И если в Ереване не успеют договориться и признать сложившиеся в регионе границы, чему бешено сопротивляется местный политический бомонд,..то затеянная самой же Арменией их перекройка может пойти далеко не в ее пользу. «Подаренный» ей в двадцатые годы Зангезур — «адрес» наиболее логичный. Силовая перекройка границ в современном мире недопустима, и стране, затеявшей такое, приходится за это дорого платить.

Так что Армении в ее нынешнем положении вряд ли стоит так уж радоваться «прецеденту Голанских высот». Потому как его «зангезурское» продолжение куда логичнее «карабахского».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az