В Ереване в разгаре новое политическое шоу на карабахскую тему. Супруга Никола Пашиняна Анна Акопян по следам семейного визита в оккупированный азербайджанский Карабах распространяет в соцсетях «мимимишные» фотографии семейного чаепития на чужих захваченных землях. Это, возможно, и не отсыл к обещаниям ереванских «горячих голов» «пить чай в Баку», но уж точно не признак конструктивной позиции. Тем более что ее супруг на своей пресс-конференции вновь заявляет: Ереван, дескать, будет последовательно работать в направлении возвращения Карабаха за стол переговоров по урегулированию конфликта.

Казалось бы, еще раньше и Евросоюз, и США, и Минская группа весьма четко и недвусмысленно дали понять Армении, что ждут от Еревана продолжения переговоров в существующем формате и вывода войск из захваченных азербайджанских районов уже на первом этапе урегулирования. Но вот вывода войск Пашинян вообще не касается. И, продолжая тему участия, вернее, неучастия оккупационного режима в переговорах, намекает на политический торг: дескать, «если наши партнеры сочтут, что наша позиция чересчур жесткая, мы можем ее смягчить, но это же должны сделать наши партнеры, иначе диалог не состоится».

Что именно в этом случае Пашинян намерен выторговать, он не уточняет. Это за премьер-министра Армении делает Давид Бабаян, гордо именующий себя «пресс-сектарем президента Нагорного Карабаха». Сей субъект в своем очередном интервью умудрился заявить: «Возврата к прошлому быть не может ни в вопросе границ, ни в вопросе статуса». Господин Бабаян убежден, что для «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) ключевым компонентом предстает безопасность, поддержание которой исключительно посредством статуса, даже самого высокого, такого как международно признанный статус независимого государства, не может обеспечить нашу безопасность в ее ключевых плоскостях». Из чего сделал вывод: «В данном контексте одним из ключевых аспектов предстают границы «Арцаха». «Арцах» в границах бывшей Нагорно-Карабахской автономной области является нежизнеспособным как независимое государственное образование, создающее соблазн для  Азербайджана окончательно решить карабахский вопрос силой, попросту уничтожив его». В переводе: по ту сторону линии фронта выводить войска с захваченных азербайджанских земель, включая и территории, окружающие Нагорный Карабах, не желают. И хотя Давид Бабаян не озвучивает этого в своем интервью, не секрет, что в армянских кругах претендуют на азербайджанские земли вплоть до Куры, а если повезет, то не прочь «прихватизировать» и Баку. К тому же вряд ли господин Бабаян наговорил все это на свой страх и риск. После недавнего визита Никола Пашиняна в оккупированный азербайджанский Карабах и проведения там заседания совета национальной безопасности Армении здесь демонстрируют трогательное единство. А ханкендинские марионетки — испытанный инструмент Еревана для обозначения своей программы-максимум так, чтобы не нести за эти слова политической ответственности.

Только вот… для чего в Ереване сотрясают воздух и информационное пространство столь громкими словесами? Здесь всерьез рассчитывают перекроить повестку для переговоров под свои капризы и обсуждать здесь превращение нынешней линии фронта в государственную границу? В Армении, конечно, склонны преувеличивать свое политическое влияние, но чтобы настолько? Да еще после серии столь откровенных дипломатических пощечин?

Впрочем, каким бы неопытным и самонадеянным не был Пашинян, на перекройку переговоров он не рассчитывает. И вновь пытается выторговать для себя паузу. На той же пресс-конференции Никол Воваевич заявил: ему, дескать, нужно время, чтобы войти в курс дела и узнать, что же обсуждалось в прошлом. В ереванских мечтах это должно означать «заморозку» переговорного процесса и продолжение оккупации и разграбления Карабаха, и равнинного, и нагорного. Тем более что Армения на карабахском треке попала в ловушку собственного пиара и дешевого популизма — единственного ресурса Пашиняна. Антиазербайджанская истерия здесь взвинчивается со всех сторон. И в результате отступить в Карабахе Пашинян позволить себе не может, прекрасно понимая, что в этом случае его просто сметут. Тем более что желающих хватает, от «республиканцев», мечтающих о реванше, до террористов из «Сасна Црер». А значит, остается тянуть время и выпрашивать очередную отсрочку для переговоров. Пашинян уже ждал выборов, теперь он «знакомится с историей урегулирования», завтра, наверное, станет изучать историю дипломатии или еще что-нибудь.

Но есть еще нынешний силовой расклад. И при этом раскладе результатом такой политики будет уже не «переговорная отсрочка», а новая война. Та самая, о которой говорил Самвел Бабаян, бывший командующий «карабахской армией», на своей очередной пресс-конференции. Порассуждав, что в Мадридских принципах «отражены лишь желания Азербайджана», и от них надлежит отказаться, он далее советует: «Необходима демонстрация силы для того, чтобы избежать войны, но если все идет к войне, а Баку к этому готовится с учетом его гигантских оружейных закупок, то нужно готовиться к войне, а не просить мира. За прошедшие 10 лет Азербайджан закупил вооружения на 20 миллиардов долларов и строит у себя военные заводы. То есть покупают технику, а снаряды и боеприпасы желает производить на месте, чтобы сильно ослабить зависимость от держав. Это ясный сигнал, что Баку готовится к войне».

А затем прямо указал, на кого в Ереване и оккупированном Ханкенди возлагают надежды: «…Например, Россия берет все под свой контроль и в рамках ее мандата вопрос разрешается, а не так, чтобы Ереван и Баку вели переговоры и, наконец, пришли к согласию. Это путь к войне».

Другой вопрос, что сегодня у России, с ее санкциями и статусом международного изгоя, даже теоретически не сможет «продавить» свой вариант решения конфликта в пользу своего «форпоста» исключительно дипломатическим путем. Другое дело — военное вмешательство. Но и тут Москве, а тем более Еревану, стоит все же принять во внимание: на дворе уже не начало девяностых, когда Самвел Бабаян и Серж Саргсян полюбовно договаривались с 366-м полком. Теперь Москве придется, во-первых, принимать во внимание и политические риски. Пятая годовщина аннексии Крыма, новые решения о санкциях и жесткие заявления с требованиями убраться с чужого захваченного полуострова дают здесь изрядную пищу для размышлений. А во-вторых, нетрудно спрогнозировать и поток «груза 200». И тут уже нелишне вспомнить реакцию российской общественности на гибель «вагнеровцев» в Сирии, что не удалось ни засекретить, ни «пригасить». А это значит, что попавший в ловушку собственного популизма Ереван просто находится в состоянии «обратного отсчета», и надежды на выход при помощи Москвы — это еще не гарантия этого самого выхода.

Так что послевкусие у чаепития мадам Акопян в Карабахе будет ой каким несладким.

Нурани, обозреватель

Minval.az