Армянский премьер поддался «жесткой рихтовке» Москвы и посчитал, что лучше сорвать переговоры, чем окончательно рассориться с Кремлем

Региональное, и не только региональное, экспертное сообщество продолжает анализировать интервью президента Азербайджана Ильхама Алиева Real TV. Как того и следовало ожидать, глава государства коснулся и переговоров по карабахскому урегулированию. Как заявил президент, «новое правительство Армении на первоначальном этапе выступало с такими противоречивыми заявлениями, что Азербайджан должен вести переговоры не с Арменией, а с самопровозглашенной «Нагорно-Карабахской республикой». Мы, конечно, сразу же отвергли эти противоречивые и непонятные заявления. В том числе и посредники, конечно, не могли согласиться с такой позицией. Оставаясь на принципиальной позиции, мы привержены переговорному процессу. Сегодня переговоры идут между министрами иностранных дел Армении и Азербайджана. Проведено уже несколько раундов переговоров. Мы надеемся, что они будут результативными. Поэтому проведение переговоров, конечно, можно расценивать как позитивный факт. Это еще раз показывает, что принципы, заявленные новым руководством Армении на первоначальном этапе, абсолютно неприемлемы».

В самом деле, в последние недели в Ереване стали избегать слишком уж агрессивной риторики, переговоры по карабахскому урегулированию набрали хороший темп, а их участники — главы МИД Азербайджана и Армении — заговорили об оптимизме и о необходимости готовить народы к миру.

Но теперь в Ереване вновь вернулись к демагогии первых «послереволюционных» дней. Так, премьер-министр Армении Никол Пашинян, выступая в парламенте, вновь заявил, что, оказывается, «народ Нагорного Карабаха», под которым в Армении понимается исключительно его армянская община, должен принять действенное участие в определении собственной судьбы. Затем отметил, что Азербайджан настаивает на участии в переговорах азербайджанской общины. Но, по версии Пашиняна, «эта позиция Азербайджана нуждается в серьезнейших прояснениях. Дело в том, что так называемая азербайджанская община Карабаха все это время участвовала в переговорах. Каким образом? Все очень просто. Все это время так называемая азербайджанская община Карабаха участвует в парламентских и президентских выборах в Азербайджане, они являются гражданами Азербайджана, следовательно, президент Азербайджана избран в том числе и азербайджанской общиной Карабаха». Затем решил развить свою мысль: оказывается, позиция Баку по поводу участия азербайджанской общины Карабаха в переговорах порождает у господина Пашиняна ряд вопросов. «В частности, означает ли это, что власти Азербайджана не уполномочены представлять все азербайджанское государство на переговорах? Если в Азербайджане есть граждане, которых руководство страны не правомочно представлять на переговорах, то возникает вопрос, правомочно ли руководство представлять представителей остальных нацменьшинств. Если нет, то по какому мандату это правительство Азербайджана вообще участвует в переговорах?»

Официальная реакция Баку на этот «сдвиг риторики» уже последовала. «Руководству Армении следует подготовить свой народ к миру и добрососедству, вместо того, чтобы выступать против мира и срывать переговорный процесс агрессивной риторикой», — посоветовали в Администрации президента Азербайджана, отметив, что звучащие в Ереване требования привлечь к переговорам представителей незаконного режима в Карабахе «являются попыткой парализовать переговорный процесс», и армянская сторона тем самым демонстрирует, что все заявления «о мирном разрешении конфликта» носят декларативный характер и настоящей целью Армении является не обеспечение устойчивого мира в регионе, а сохранение статус-кво, основанного на военной оккупации.

И это не просто «разница подходов» или «несовпадение позиций». Никол Воваевич, как бы это помягче, вводит армянскую аудиторию в заблуждение. А проще говоря, врёт. Равное участие азербайджанской и армянской общин Карабаха — это не «требование Баку», как, пардон, нес Пашинян аж с парламентской трибуны. Просто существует формат переговоров по Карабаху, утвержденный ОБСЕ, согласно которому, есть две стороны конфликта — Армения и Азербайджан, и две заинтересованные стороны — азербайджанская и армянская общины Карабаха. И что же — Пашинян об этом не в курсе? Или Армения вознамерилась ни много ни мало «сломать» утвержденный ОБСЕ формат? На такое у Еревана, вряд ли хватит силенок, даже если мобилизовать все крикливое и плаксивое «армянское лобби» и подключить к нему «Газпром», международную правозащитную общественность и баронессу Кокс впридачу.

Но тогда…на что рассчитывает Никол Воваевич? Он настолько наивен и самонадеян? Или же срывает переговоры сознательно и намеренно?

Есть такое расхожее выражение: «разговор с позиции силы». В Ереване слишком долго были уверены: после территориальных захватов первой половины девяностых переговоры «с позиции силы» должна вести как раз Армения. Она может позволить себе максимально завышать планку требований, и пусть даже сегодня в Баку не соглашаются — завтра никуда не денутся и подпишут.

Но теперь ситуация изменилась. Президент Азербайджана в своем интервью напомнил: «Сегодня Азербайджан имеет преимущество как за столом переговоров, так и на поле боя. В последние годы мы создали мощную правовую базу для урегулирования конфликта. Многие влиятельные ведущие международные организации мира приняли в связи с конфликтом резолюции, постановления, отражающие правду, поддерживающие нашу позицию, — Генеральная Ассамблея ООН, еще раньше – Совет Безопасности, ОБСЕ, Движение неприсоединения, Организация исламского сотрудничества, другие организации. В документе о приоритетах партнерства, подписанном между Европейским Союзом и Азербайджаном, выражена поддержка нашей территориальной целостности, суверенитета, неприкосновенности границ. То есть, это создает правовую базу для урегулирования конфликта. Она заключается в том, что Нагорный Карабах – все мы хорошо знаем это – является неотъемлемой частью Азербайджана. Урегулирование конфликта возможно исключительно в рамках территориальной целостности нашей страны». Отметил Верховный главнокомандующий и другое: «Апрельские бои являются историческим событием. Они развеяли в пух и прах миф, который Армения создавала годами. То есть, армяне пытались сформировать такое мнение, что их армия якобы сильная и непобедимая. Азербайджанские солдаты и офицеры показали, чья армия сильная и непобедимая. Этот миф был развеян в пух и прах». Потом последовала Гызылгая-Гюннютская операция. Наконец, есть и «военный баланс», перевес в котором уже на стороне Азербайджана. Наша армия — в числе сильнейших армий мира. Так что теперь переговоры с позиции силы ведет уже Азербайджан. Недавний король ереванских улиц, скорее всего, понимает: вернуться с переговоров по Карабаху и предъявить армянскому народу нечто, напоминающее победу или хотя бы ничью, шансов не просматривается. Для Пашиняна, чей основной и единственный ресурс — это уличная популярность, такой расклад сил означает внутриполитическую катастрофу. Тем более теперь, когда вокруг переговоров по Карабаху создается нешуточное напряжение, и Пашинян не может не понимать, что в этой игре активно участвует еще и Кремль. Да, ему перед камерами улыбаются и жмут руки, но что на самом деле в «первопрестольной» думают о новом армянском руководстве? Вечером 12 февраля российские «Вести» с возмущением сообщили (цитата по официальному сайту «Вестей», орфография сохранена): «На семинар «Кэмп Кэмп» в Ереване собрали юношей и девушек из России, Казахстана, Киргизии, с Украины и из Армении. Устроили для них что-то вроде образовательного лагеря. Общение, совместный креатив, лекции. Прививают демократические ценности новому поколению на деньги организации «Пражский гражданский центр», финансируемой США, для «противодействия российскому влиянию»». Похоже, окончательно закрыть двери перед прозападными НПО Пашинян с изрядным количеством лоббистов их интересов в собственной команде просто не в силах. Но такие игры Москва не прощает. Так что переговоры с позиции силы с Пашиняном ведет не только Азербайджан, но и Россия.

И в результате, похоже, Пашинян просто поддался «жесткой рихтовке» Москвы и посчитал, что лучше сорвать переговоры, чем окончательно рассориться с Кремлем. Да и его пассаж насчет «национальных меньшинств Азербайджана» тоже дает здесь пищу для размышлений. Он напоминал бы сюжет для пародии, но у Армении слишком уж впечатляющий «послужной список» относительно попыток раздуть сепаратизм и на севере, и на юге Азербайджана. На военных объектах Армении готовили террористов из числа боевиков лезгинского «Садвала», который затем забрасывали в Баку с заданием взрывать метро. Патронировали радикалов-ваххабитов, заявлявших о себе на севере Азербайджана. Привечали Аликрама Гумбатова и ему подобных, открывали в оккупированной Шуше «талышское радио» и т.д. Пытались открыть в захваченном Карабахе «военное училище имени Суворова и Мадатова», где должны были проходить подготовку не только молодые армяне, в том числе из диаспоры, но и все те же представители талышской и лезгинской молодежи. Причем обучать их обещали по Интернету. При этом не надо быть выпускником Вест-Пойнта, чтобы понять: по-настоящему обучать военному делу по Интернету невозможно. Здесь нужны занятия «в поле» и на полигонах. Зато Интернет идеально подходит для обмена террористическими «технологиями», где у Армении действительно солидный опыт. Потом, правда, проект «военного училища» тихо заглох по причине отсутствия финансирования, но «талышское радио» вещает из Шуши по-прежнему. Кроме того, на этой дурно пахнущей ниве нешуточную активность развернул небезызвестный Модест Колеров, тот самый, который успел побывать советником Путина, руководит агентством «Регнум» и активно участвует в нынешней «информационной бомбардировке» армянской аудитории утечками и «вопросами»:  о чем это вознамерился договориться с Азербайджаном Никол Пашинян? И не исключено, что и возврат к агрессивной риторике, которая может полностью уничтожить переговоры процесс, и новые провокационные игры вокруг «национальных меньшинств» Азербайджана — это часть не договоренностей даже, а политического отступления Пашиняна перед Москвой. Где Никол Воваевич отчаянно маневрирует, пытаясь спасти собственное кресло, пардон, заодно с собственной шкурой.

Только вот при этом никуда не исчезла невеселая реальность: сорвав переговоры, Армения рискует получить войну, да еще при таком раскладе сил, который не обещает ей ничего хорошего. Вряд ли Пашинян этого действительно не понимает или не знает. Просто реальные приоритеты у ереванского короля «дымб-дымб-ху» в решающий момент оказались другими. И на фоне этих ереванских «маневров для спасения кресла Пашиняна» нам надо быть готовыми не только к переговорному сценарию и такого рода переговорным кульбитам, но и к вооруженным провокациям. И отдавать себе отчет, что переговорный путь урегулирования конфликта может не сработать, и новый шанс для Армении здесь вряд ли поможет.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az