Министерство иностранных дел не комментирует скандал вокруг посла страны в Испании Анара Магеррамова, который является сыном уволенного на прошлой неделе с поста ректора БГУ Абеля Магеррамова.

Как уже сообщал «Минвал», журналисты накануне обратились в МИД по поводу Анара Магеррамова, и пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Лейла Абдуллаевой дала короткий ответ: «Я не могу ответить на этот вопрос».

Коротко и ясно. Но ответ пресс-секретаря породил множество новых вопросов, в частности один из них: почему? Разве журналисты не имеют права знать о том, какая судьба ждет Анара Магеррамова, злостно нарушившего как законы республики, так и некоторые пункты международных законодательств? Почему этот вопрос держится под грифом секретности руководством МИДа?

Сотрудник «Минвала» обратился с этими вопросами к экс-главе внешнеполитического ведомства Тофику Зульфугарову, который сразу же отметил, что информацию о скандале, разгоревшемся вокруг имени Анара Магеррамова, он узнал из СМИ, а потому ему сложно давать какие-то точные комментарии по этому вопросу.

— Вы экс-глава МИДа, и наверняка Вам знакома политическая «кухня» этого ведомства. Нас, сотрудников СМИ, неприятно удивил отказ главы пресс-службы давать комментарии по вопросу, который сегодня остро стоит на повестке дня. Прежде всего, мы хотим узнать у Вас, насколько это правильно – отказывать в комментариях? Имеет ли право Л. Абдуллаева не комментировать те или иные вопросы?

— Мне сложно сказать, чем вызвано ее молчание. Учитывая интерес СМИ к этой теме надо было бы дать соответствующую информацию, чтобы отбросить все догадки и версии, которых сегодня достаточно много, какую-то непроверенную информацию. Например, лично меня удивило то, что сегодня говорят о дипломатическом грузе. Статус дипломатического груза при отправке из Баку дает только Министерство иностранных дел. А если груз отправляется, скажем, из Испании, тогда отмечу, что во всех странах мира, в том числе и в Азербайджане, существует специальная курьерская служба для госпаппарата, которая оперативно сотрудничает с министерством иностранных дел и осуществляет перевозку груза. Я думаю, что все знают о ее наличии. Именно эта служба перевозит дипломатический груз, а не сотрудники МИДа. Сотрудник посольства придает статус дипломатического груза, например, тому, что эта служба отправляет, но не куда-то в Баку, а именно в Министерство иностранных дел. Другого адреса не существует.

— Можно ли расценивать молчание МИДа как личную инициативу г-на Эльмара Мамедъярова?

— Мне сложно что-то конкретно сказать на эту тему, так как я не в курсе. Но по крайней мере объяснить, что такое дипломатический груз и его статус они должны были – хотя бы для того, чтобы впредь не возникало каких-либо разговоров, не соответствующих действительности. Как я уже объяснил, посол в рамках этой дипломатической почты может отправить, скажем, пакет документов или какой-то груз служебного характера. Точно так же из МИДа могут направить в посольство. Например, посол в Испании не может из Баку дать статус дипломатического груза чему-то. Такого не бывает, ибо это не в его полномочиях. Он может рекомендовать что-то, но сопроводительный лист должен по любому подписываться ответственным за него лицом, которое может быть только в МИДе. Или в другой государственной структуре.

— После скандала, разгоревшегося в СМИ, может ли быть так, что Анар Магеррамов останется на занимаемой им должности?

— Понимаете, у меня нет конкретной информации о том, что произошло.  Я обо всем узнал – так же как и все – из СМИ. Понимаете, Анар Магеррамов не мог придать статус дипломатического груза чему бы то ни было, находясь в Испании. Он не обладает такими полномочиями. Упаковка груза, соответствующие печати ставятся в МИДе, и ставятся соответствующим лицом. Формирование дипломатического груза происходит в Министерстве иностранных дел.

— То есть, вы исключаете возможность перевозки 2 тонн вина в качестве дипломатического груза?

—  Я не исключаю, но просто отмечаю, что Анар Магеррамов этот вопрос в одиночку решить бы не смог. Он не мог придать статус дипломатического груза, ибо статус этот, печати, которые воспримут все транзитные страны, и страна-адресат могут поставлены только в МИДе. Причем, помимо этого, направляется сопроводительная нота на перевозку этого груза. И вообще, в этой теме есть много для меня непонятных моментов. Зачем вино привозить в Испанию? 2 тонны! Это вино максимум может стоить 2 евро литр в разливном  состоянии. Потому что рядом находится испанское вино, которое продается за 2-3 евро в разливном состоянии.  Вино – это дешевый продукт. Вы что, реально считаете, что из-за 2 тысяч евро надо таскать эти бочки? С точки зрения экономики это не более чем бессмыслица! Зачем вести? Здесь у нас это вино стоит копейки! И точно такие же копейки оно стоит и в Испании. Есть дорогие вина, но кто сказал, что азербайджанское вино высоко ценится на международном рынке?  Нет этого статуса у него пока. И вообще —  раскрутка вина – это целая наука, причем, наука сложная и трудоемкая. Просто так вино не «раскрутишь».  В Европе есть масса вин —  испанских, французских, австралийских, калифорнийских марок, и вино это стоит недорого. Даже по азербайджанским меркам они стоят дешево. Есть вина достаточно высокого качества – чилийское, к примеру. В маркетах это бутилированное вино  стоит 3-5 евро. Так я и не понимаю, зачем туда-сюда таскать эти бочки? Эти вещи просто нелогичны. А потому я не могу сказать конкретно ничего в отношении чьей-то виновности или невиновности.

— Мы не исключаем, что молчание главы пресс-службы вызвано также тем, что МИД проводит в данный момент какое-то внутреннее расследование по этому вопросу?

— Я в этом просто уверен.

— Кроме испанского скандала не так давно в СМИ был опубликован пресс-релиз из МИДа, в котором шла речь о скандале, а точнее, о «ссоре» двух дипломатов – нынешнего и бывшего. Речь идет о хищении 1,9 млн долларов во время реконструкции посольства Азербайджана в Украине. Согласно комментарию Л. Абдуллаевой, данный вопрос расследуется по поручению министра иностранных дел Эльмара Мамедъярова. Л. Абдуллаева отметила так же, что общественность будет проинформирована об итогах проведенного расследования. Пока что обращение по этому вопросу в соответствующие органы Азербайджана не обсуждается. В настоящее время МИД Азербайджана продолжает расследование.

— Я объясню  вам технологию: определение факта хищения производится соответствующими органами Азербайджана. Соответствующие органы — либо внутренние органы, финансовые министерства, либо счетная палата и либо министерство финансов Азербайджана проводят проверки, и на основании этого выявляют какие-то нарушения. Если эти нарушения носят уголовный характер, то их данные передаются в правоохранительные органы, которые имеют управление внешних связей, и в случае необходимости и получения каких-либо дополнительных сведений у другой страны они соответствующим образом направляют запросы, в соответствии с которыми страна (в данном случае Украина) сотрудничает с нашими правоохранительными органами и выявляет виновника. Я вам говорю о классической форме того процесса, который должен происходить. Посол Азербайджана на основании собственных выводов не может делать такие заключения и обращения, и проводить расследования. Он не обладает такими полномочиями, как и любой государственный служащий, который в рамках своих полномочий должен делать свою работу. Он не может обращаться к украинской стороне для получения какие-то данных или запросов, скажем. Он может передавать, но сами запросы должны делать сотрудники Прокуратуры и Министерства внутренних дел.

— Понимаете, этот скандал расценивается как «разборка» между бывшим и нынешним послами, сводящими личные счеты.

— Государственные служащие, даже если между ними происходит «разборка», должны решать острые вопросы в рамках существующих правил. А тем более, когда это касается внешнеполитического ведомства, его структур, каковыми являются посольства, то «разборки» эти тем более должны проводиться в рамках установившихся нормативных процедур. Я не могу как посол, к примеру, лечить своих сотрудников, потому что я – посол, а не врач.  Я не могу проводить расследования. Я могу собранные мною факты доложить руководству, руководство, в свою очередь, проводит свое внутренне служебное расследование, а затем в случае наличия каких-то фактов, предполагающих преступление, передает дело в органы прокуратуры, МВД и так далее. По-другому – никак. Посол не летает на самолете, он не моряк, чтобы водить корабль. У него одна функция, а потому расследования проводить он не может. Тем более что  идут запросы другой стороне. Полномочия он получил на эти запросы? Судя по всему, нет, раз МИД заявил о внутреннем расследовании этого вопроса. А значит, посол сделал это самостоятельно, не имея на данное действо никакого права. Это явное нарушение.

— Если бы такие безобразия случилось во время Вашего присутствия в должности главы МИДа, как бы Вы отреагировали? Что бы Вы сделали? Ведь подобные скандалы – это позорное пятно на челе нашей дипломатии?    

— И в мое время происходили разные случаи, и до меня, и после меня. Но это внутрислужебные вопросы, которые должны своевременно решаться в соответствующем порядке. Дело в другом: публичное решение или освещение этих вопросов наносит вред имиджу страны, а это недопустимо. Бывают различные кризисные ситуации, но они не должны, во-первых, влиять на имидж страны, а, во-вторых, все эти вопросы должны решаться во внутрислужебном порядке. Я все-таки сторонник того, чтобы пресс-служба МИДа каким-то образом внесла ясность, объяснила, как все должно было происходить, то есть весь процесс, о котором я рассказал вам сейчас.

— Хотелось бы коснуться еще одного наболевшего у нас, журналистов, вопроса: г-н Э. Мамедъяров почему-то уже много лет упорно игнорирует сотрудников азербайджанских СМИ. Но при этом охотно сотрудничает с российскими журналистами. Наверняка это тоже неправильный ход с его стороны, как Вы считаете?     

—  Что он делает правильно или неправильно, в первую очередь должно быть оценено руководством страны. Я со своей стороны тоже замечаю недостатки, и считаю, что уровень работы внешнеполитического ведомства Азербайджана с общественностью страны крайне неудовлетворителен, и неважно, касается он уровня урегулирования или тех же самых скандальных тем, муссируемых в СМИ. Ведь, в принципе, что такое Министерство иностранных дел? Оно существует на деньги налогоплательщиков, и налогоплательщики эти имеют право знать – насколько хорошо тот или иной человек выполняет свои служебные обязанности?

Яна Мадатова 

Minval.az