Сопредседатели Минской группы ОБСЕ распространили после встречи министров иностранных дел Армении и Азербайджана в Брюсселе 11 июля заявление, в котором отмечается, что «министры обменялись мнениями о сложившейся ситуации и обсудили дальнейшие шаги и параметры для вовлечения в субстантивные переговоры. Стороны обсудили ряд вопросов касательно предстоящих встреч, в том числе, построения возможных мер доверия».

В связи с этим Lragir.am пишет: «В заявлении сопредседателей не упоминается необходимость выполнения Венских договоренностей. Вместо этого говорится о «возможных мерах доверия», которые, надо полагать, относятся к средствам мониторинга.

Против них выступает Азербайджан, и заявление фактически выстроено с использованием приемлемых для Азербайджана формулировок.

Особенно вызывает обеспокоенность пункт о возврате к субстантивным переговорам, что также является азербайджанской формулировкой. После Вены Азербайджан стремился именно к этому, к возвращению к доапрельской логике переговоров, которая полностью отражает его  права.

Что происходит? Чем занят министр иностранных дел Зограб Мнацаканян? После вступления в должность министра он сделал ряд заявлений, которые были списаны на его неопытность. Скажем, он заявил, что во внешней политике ничего не изменилось, и они будут продвигаться медленно и осторожно».

Но, как отмечает издание, «неопытность» уже непростительно растянулась, и он действительно, судя по всему, проводит старую линию, в частности, в карабахском вопросе.

«В Армении нередко подвергали критике внешнюю политику Сержа Саркисяна и Налбандяна, особенно, в том смысле, что они растратили внешнеполитический капитал, образовавшийся после Апрельской войны, и проиграли дипломатический шанс после военной победы. Их внешняя политика считалась средством услужения внешним силам.

Чем же занят Зограб Мнацаканян, или он не понимает, что происходит? Ценой сотен жертв в Апрельской войне Армения получила возможность изменить порочную логику переговоров и лишить Азербайджан прав. Частично эта задача была решена, под мощным общественным давлением.

Что значит – вновь вовлечься в субстантивные переговоры? Это значит, например, обсуждение территориальных уступок. Это значит признание территорий и права на войну Азербайджана. Это значит взращение новой войны, право на которую Азербайджану точно дадут, как до Апрельской войны. Надо же как-то выходить из тупика, в который завела процесс доапрельская логика.

9 мая Никол Пашинян в Степанакерте (Ханкенди – прим. Minval.az) заявил о новом подходе Армении – Ереван не будет вести переговоры вместо Степанакерта (Ханкенди – прим. Minval.az), только по вопросам, касающимся Армении. Вчера в своей речи на саммите НАТО он также говорил об этом с жесткими акцентами. Но эти тезисы упорно не находят места в лексике и действиях Зограба Мнацаканяна. Более того, он заявляет, что в “Арцахском” (закавычено Minval.az) урегулировании ничего не изменилось, и все будет развиваться по прежним правилам.

Если ничего не изменилось, значит, нужно срочно заменить Мнацаканняа и назначить кого-то, кто понимает, что возврат к прежней логике означает кровь армянских солдат. И вообще, следует определиться, чтобы ответственные за внешнюю политику не делали противоречивых заявлений.

Азербайджан был на высоте в Брюсселе – ЕС зафиксировал его территориальную целостность в соглашении, а Минская группа не учла новую ситуацию».

Minval.az