Си в Париже: Макрон и его суфлер проиграли всухую

Си в Париже: Макрон и его суфлер проиграли всухую

То ли Брюссель и Вашингтон не слишком полагались на «разумность» президента Франции («агент» вышел из-под контроля?) в переговорах с политическим тяжеловесом Си Цзиньпином, и поэтому в Париже – ни к селу, ни к городу – появилась вездесущая Урсула фон дер Ляйен; то ли «мальчик-король» стушевался перед громадой Си и сам пригласил еврочиновницу на подмогу. Однако спасти ситуацию не смогла и она: китайский лидер твердо стоял на своем, и изменить его позиции не удалось. Но какой вообще была цель визита Си в Пятую республику, и какое «последнее китайское предупреждение» она получила?

Впервые за последние пять лет председатель КНР Си Цзиньпин отправился с официальным визитом в европейские страны. Турне началось с Франции не слишком «эстетично»: правозащитники расшумелись, требуя от Макрона игнорировать «этого диктатора» Си, реагирования на нарушение прав уйгуров в Китае, но, надо думать, вопрос этот французский президент и китайский председатель не обсуждали. А диаспора тибетцев устроила митинг против политики Пекина в отношении этого народа.

Еще один сюрприз – от лидера французской партии «Патриоты» Флориано Филиппо, написавшего в соцсети Х, что Си унизил Макрона, игнорируя его на встрече с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен. «Он (Макрон) демонстрирует свою покорность, приглашая Урсулу фон дер Ляйен: председатель Китая определяет настоящую начальницу, больше разговаривает с ней и в конечном итоге пренебрегает Макроном», – охарактеризовал Филиппо встречу этой «тройки» в Елисейском дворце. По сведениям политика, Макрон также хотел пригласить канцлера Германии Олафа Шольца, однако тот отказался.

«Дух подчинения, который вредит нашим национальным интересам, унижает Францию! Членство в ЕС ослабляет нас!» – резюмировал Филиппо.

Между тем Макрон постарался, принимая Си, внести в его визит «личную нотку» – они посетили Пиренеи, по памятным, для семьи президента Франции, местам.

Прежде чем размышлять о реальных намерениях Си в Париже и о том, чего добивался от него Макрон, обратимся к официальной информации, в которой требования Франции к Китаю сокрыты не были – вероятно, отчасти. Вообще же глупо было о них толковать, поскольку накануне визита в Париж Си заявил (а в этом был основной интерес Запада), что оказание давления на Россию в контексте украинских событий Китаю неинтересно, и подобные предложения со стороны Запада «возмутительны». Тем не менее, в Париже они были озвучены, в том числе и особенно напористо Урсулой фон дер Ляйен, призвавшей Китай «использовать все свое влияние на Россию, чтобы положить конец агрессивной войне». То есть европейцы не учли, что недавний визит госсекретаря США Энтони Блинкена в Пекин успехом, по аналогичной тематике, не увенчался. А на угрозу американцев ввести против Китая новые санкции Поднебесная начихала.

На совместной пресс-конференции с Макроном Си поддержал проведение международной мирной конференции, которая будет признана как Россией, так и Украиной, с равноправным участием всех сторон и беспристрастным обсуждением всех мирных планов. То есть Си открыто предупредил: Пекин не поддерживает запланированную в Швейцарии на середину июня конференцию без участия в ней представителей России. «История показывает, что конфликт не может быть решен иначе, чем через переговоры. Мы призываем все стороны возобновить диалог», – сказал он.

Си также подчеркнул, что Пекин нельзя считать зачинщиком или стороной украинского кризиса, и вообще он против его (кризиса) использования для очернения третьей страны или разжигания новой «холодной войны». Прямую речь Си можно считать и «камнем в огород» США, утверждающим, что Китай помогает России поставками ей номенклатуры товаров двойного назначения.

Макрон, правда, поблагодарил Си за его приверженность отказу от продажи оружия России, но, все же, не удержался от призыва «строго контролировать экспорт товаров двойного назначения», при этом заверив, что «уважает давние связи между Россией и Китаем», и что Франция не находится в состоянии войны с Россией или российским народом и не стремится к смене политического режима в РФ.

Си, в свою очередь, заявил, что Китаю, Франции и ЕС необходимо совместно приложить усилия для деэскалации ситуации вокруг Украины и создать условия для мирных переговоров.

Заметим, что позиция Си – это не только альтруизм или пацифизм (кому как больше нравится), но и актуальнейшие, для Китая, торгово-экономические и политико-стратегические интересы, проведению которых в жизнь в том объеме, к которому стремится Китай, мешают войны и санкции. Собственно, что потерял Китай в Европе? Попытку утверждения глобальной безопасности, наращивание торговли с государствами ЕС, которым сильно мешает подневольность Европы Америке, настаивающей на значительном сокращении промышленного производства Китая и его торговле по низким ценам, субсидирования разнообразной индустрии, включая автомобильную.

Такая напряженность отразилась на торговле Китая с европейскими странами, являющимися, наряду с США, главными внешнеторговыми партнерами КНР – в прошлом году она сократилась, хотя в марте текущего года экспортно-импортные операции с ЕС вообще, а с Францией – в частности, показали тенденцию роста. Но устойчивого ли в заданном мировом управляемом беспорядке?

Макрон хотел бы упрощения доступа французских компаний на китайский рынок на, так сказать, равных условиях: ему, как и другим европейским странам и США, не дает покоя субсидирование Китаем своей экономики. Выше было сказано об автомобилях – за два последних года Китай занял 20% европейского рынка, получив, в ответ, давление на Пекин извне, включая угрозу запретить китайским производителям участвовать в европейских тендерах. Китай в ответ на ограничительные меры Еврокомиссии предпринял ответные шаги, начав с проверки импорта на китайский рынок французского коньяка. Почему именно его? Вероятно, потому, что Париж переусердствовал с ужесточением условий для выхода китайских производителей на европейский рынок. От которых, кстати, этот самый рынок сильно зависим. Так что Макрону есть над чем подумать.

Подумать и о том, что может сблизить интересы Китая и Франции – речь о ситуации в Тихоокеанском бассейне, где находятся фактические колонии и заморские территории США и Франции с доминированием первых. Но в том же регионе находится и Тайвань, контроль Пекина над которым означает получение контроля над цепью островов вдоль побережья Китая и обеспечение его безопасности с «воды».

Но не только: цепь островов – это еще и потенциальная территория размещения на них китайских военных баз для обороны восточного побережья и противостояния военному флоту США. Так что взаимодействие «обиженной» Франции в Тихом океане с Китаем может быть полезным для обеих сторон и в разной степени. Это, так сказать, догадки – обсуждали ли прицельно соответствующую тематику Си и Макрон с глазу на глаз – не сообщается, но, по идее, должны были, и весьма серьезно.  

Словом, похоже на то, что в Париже ни Урсула, ни Эммануэль не смогли добиться изменения Китаем своей позиции по России и Украине. В принципе, это легко можно было предвидеть – Пекин весьма ярко и обильно «посигналил» Западу, обнародовав в аккурат к европейскому турне Си на разных языках (подчеркнем: помимо китайского – на английском, французском и русском) принципы глобальной стратегии Китая. Удосужились ли с ними ознакомиться («Модернизация Китая: Путь вперед») главные претенденты на мировое влияние?

Если очень коротко, то суть этого документа состоит не только и не столько в модернизации Китая на пользу народу страны, но и в отторжении любых односторонних действий других государств; совместных усилиях в построении международных отношений нового типа на основе взаимного уважения, честности, справедливости и взаимовыгодного сотрудничества; более справедливом и равноправном международном порядке с расширением возможностей развивающихся стран. Китай, сказано в документе, будет поддерживать независимый выбор народов всего мира в отношении их собственных путей развития в рамках совместных усилий по формированию нового видения будущего; создавать новые возможности для всего мира посредством своего развития.

Как видим, речь откровенно идет о приверженности Китая многополярности мира и ее поддержке, то есть общая концепция документа именно такая. И в нем, кстати, подчеркивается важность мирового развития при помощи обмена технологиями (против которых столь яростно, однако выборочно выступает Запад по схеме ему можно – Китаю нельзя), открытости рынков, ухода от санкционной политики. И не случайно в документе упомянуты развивающиеся страны, которые ни в грош не ставит Запад, в то время как именно они (Глобальный юг) все стремительнее становятся важными экономическими и военно-стратегическими игроками в мировой политике.

Документ этот (прочитан или еще будет прочитан) «цивилизованным Западом», разумеется, не придется ему по вкусу и встретит ожесточенное сопротивление. Он продолжит борьбу с «китайской экспансией», но Пекин – повторимся – на это начихает, и продолжит свою политику – в тои ключе, в котором считает нужным.

Надо думать, что такое же впечатление создалось в Париже и у Макрона, и ее у его «политического суфлера» Урсулы фон дер Ляйен: неприятно, когда тебя обставляют всухую.

Ирина Джорбенадзе