Французский акцент кавказской политики: чьи интересы проводит президент Грузии «дома» и в регионе?

Французский акцент кавказской политики: чьи интересы проводит президент Грузии «дома» и в регионе?

Когда Николя Саркози в 2008 году стал посредником в прекращении августовской четырехдневной войны Россия – Грузия, это было понятно и приемлемо для всех сторон для сохранения мира на Южном Кавказе. Но когда президент Грузии обращается к Макрону и Мишелю с просьбой рассмотреть на заседании Евросовета «последние события» в ее же стране с дискредитацией власти и оппозиционным рвением посеять смуту и полностью подчинить Тбилиси внешним игрокам, то дать «дипломатичную» оценку ее энергии уже сложно.

О том, что в Грузии проходят акции протеста против принятия закона о прозрачности иностранного влияния, хорошо известно, однако с весьма малым пониманием того, что представляет собой законопроект на самом деле, и что он никак не направлен против добросовестной работы финансируемых извне неправительственных организаций. Но, подчеркнем, добросовестной, не ориентированной на подрыв безопасности Грузии, вмешательство в ее внутренние дела и искусственное создание революционной ситуации. Здесь же заметим, что законопроект не калькирован ни с российского закона об иноагентах, ни с американского FARA (именно США стали первыми, кто принял драконовское законодательство), которое в разных вариантах позже было принято в других странах, включая и некоторые европейские: в связи с последними — никакого скандала.

Но так уж повелось, что практически на все инициативы грузинской власти, в том числе законодательные, Зурабишвили реагирует крайне отрицательно, и ее «фирменным стилем» стало обвинение властей Грузии в проведении российских интересов и в отказе от европейской и евроатлантической интеграции. Фактически президент после ее избрания на этот пост, которое никогда бы не состоялось, не пролоббируй ее кандидатуру основатель правящей партии «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили, которого оппозиция и Запад охотно поливают грязью, сразу стала работать против избранной власти.

Иностранные «друзья» Грузии на достаточно высоком уровне открыто заявляют, что «Либо Грузия без Иванишвили, либо – без Евросоюза». Между тем стараниями грузинских властей и потому, что Западу было «так нужно» (а вдруг Грузия «в отчаянии» шарахнется к России?), страна, все же, получила статус кандидата в ЕС, в котором она может пребывать еще полвека или более. Зато ею стало легче управлять (и опять же – извне) шантажом по любому поводу: если поступите не так, а эдак, не видать вам членства в Евросоюзе.

Именно такова и поведенческая модель нынешнего грузинского президента, последовательно выступающего, на сей раз, против принятия законопроекта, который она окрестила «российской стратегией дестабилизации», «провокацией властей» и, более того, обратилась за поддержкой к президенту Франции Эммануэлю Макрону и председателю Европейского совета Шарлю Мишелю с просьбой рассмотреть на заседании Евросовета (оно намечено на сегодня) «последние события в Грузии», хотя в повестку дня заседания этот вопрос включен не был.

Обращение оппозиции и лично Зурабишвили к Мишелю, ко всем структурам ЕС, США, коллективному Западу в целом, их вмешательство во внутренние дела Грузии стало уже современной классикой. По поводу законопроекта Мишель (и не он один на Западе) высказался так: «Грузинский народ выбрал европейский путь, и в ответ Европейский совет в декабре прошлого года предоставил Грузии статус кандидата. Позвольте мне внести ясность: проект закона «О прозрачности иностранного влияния» не соответствует стремлению Грузии вступить в ЕС и траектории ее принятия в Союз, лишь отдалит Грузию от ЕС, а не приблизит».

Так что Мишель, в качестве адресата, «понятен», хоть об этике тут говорить излишне. Но почему к «проблеме» притянут Макрон, заваривающий очень крутую дестабилизацию в маленьком регионе Южного Кавказа и откровенно готовящий его к войне между Арменией и Азербайджаном – двумя ближайшими соседями Грузии, причем, принято считать, что с Баку у Тбилиси «особые» отношения как стратегического, так и иного плана. Не в обиду Армении, так оно, вероятно, и есть, хоть Грузия в армяно-азербайджанском конфликте соблюдала максимальную нейтральность и предлагала свою страну в качестве платформы для урегулирования отношений между Баку и Ереваном.

Так почему Макрон – при всей очевидности его деструктивной роли не только на Южном Кавказе, а в любом месте на планете, куда он сует нос? Вероятно, эта деструктивность и есть отправная точка мотивации для выбора адресата. Но – не только. Саломэ Зурабишвили «роднит» с Макроном «родина»: во Франции она – свой человек без кавычек. И вот почему.

Нынешний президент Грузии – парламентской республики, родилась в Париже в семье грузинских политических эмигрантов. По ее же признанию, «До падения железного занавеса у нас не было никаких контактов с Грузией – ни писем, ни газет, ни визитов. Для нас это была мифическая страна, существовавшая только в книгах». В эту «мифическую страну» ее портфелем главы МИД сманил тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили, но вскоре она с ним рассорилась, создала собственную оппозиционную партию, остро-радикальную, однако далеко не рейтинговую. До всего этого «восхождения в Грузии» она сделала успешную дипломатическую карьеру во Франции, долгое время проработав в системе МИД Пятой республики. Возглавляла Генеральный секретариат национальной обороны Франции по международным вопросам и стратегии; была первым секретарем посольства Франции в США, диппредставительствах других стран, заместителем французского постоянного представителя в Евросоюзе, и т.д.

Словом, в грузинскую политику мадам пришла не из бельевой лавки на парижских задворках, а из высоких дипломатических сфер, однако создается впечатление, что понятие о суверенитете страны, к тому же – ее исторической родины, пустой звук для мадам. Равно как и понимание того, в сколь высокой степени Грузии и Южному Кавказу необходима сейчас стабильность, а не дестабилизация обстановки – главный враг суверенности страны.

Но, надо думать, у Зурабишвили – другая задача: в Грузии она проводит повестку внерегиональных сил влияния, которые могут добиться фактического уничтожения или сильного подрыва суверенитета не только самой Грузии, но и соседних с ней стран. Причем, только дестабилизацией, поскольку иначе не получается. И в первых рядах этого процесса — макроновская Франция. 

На час текущий известно, что Зурабишвили сегодня встретится с послами государств Евросоюза, Великобритании и США. А также то, что Венецианская комиссия по запросу ПАСЕ подготовит заключение по проекту «скандального» закона.

Но вернемся к собственно обращению Зурабишвили к Макрону. Как сказал председатель грузинского парламента Шалва Папуашвили, президент, видимо, не считает Грузию государством. «Существует ли подобное, есть ли такой опыт в истории, не знаю. Мы помним, когда Грузия 30 лет назад была частью Советского Союза, жалобы шли в центр. Если у нее такой подход, что она кому-то должна пожаловаться, другому государству, какое вообще отношение имеет президент Франции к деятельности парламента Грузии? Абсолютно неслыханное отношение со стороны госпожи Саломэ Зурабишвили по отношению к государству. Видимо, она не считает эту страну государством», – заявил спикер.

По его словам, президент подрывает основы независимости страны, полагая, что кто-то должен диктовать властям, как им действовать: «Парламент должен принять решение как представитель народа. … Это подрыв основ независимости Грузии, когда госпоже Саломэ и многим из этой группы нахождение нашей страны в международном содружестве представляется таким образом, что лидеры других стран должны диктовать нашей стране, что ей следует делать, а чего – не следует».

Папуашвили также подчеркнул, что никто еще не представил аргументированного ответа, почему законопроект, вызвавший такой ажиотаж, принимать нельзя. И подчеркнул: «В течение всего этого периода идет обсуждение простейшего вопроса – если вы посмотрите на радикальные группы, которые были включены в агрессию, вы увидите финансирование «Национального фонда демократии» (NED) и «Европейского фонда за демократию» (EED). Вот пусть они и обнародуют, что они скрывают от грузинского народа». Между тем оба фонда отказались раскрывать, какие проекты они финансируют в Грузии.

Вероятно, этого достаточно для того, чтобы понять, чьи интересы проводит Зурабишвили на своей исторической родине, так и оставшейся для нее мифической. Аукнутся они, в итоге, и соседям Грузии, которым «французская родина» г-жи президента и лично месье Эммануэль – отзывчивый адресат жалоб, – уже устроили множество проблем и продолжают в том же духе.

Ирина Джорбенадзе