«Мсье Задний ход»

«Мсье Задний ход»

Телефонный звонок министра обороны Франции Себастьяна Лекорню своему российскому коллеге Сергею Шойгу продолжает оставаться в фокусе внимания мирового экспертного сообщества. Это первый телефонный разговор министров обороны России и Франции за полтора года.

Состоялся он в ситуации, когда напряженность между РФ и странами «коллективного Запада» достигла пика. Более того, именно Франция в последние недели прямо-таки щеголяла антироссийской риторикой на украинском треке. Макрон даже намекал на возможность отправки в Украину французских военных, «выстреливал» в интервью эффектные фразы типа «Россия не должна победить» и т.д. А теперь министр обороны Франции говорит по телефону с Шойгу, причем, как подчеркивают в «Арбатском военном округе», разговор состоялся по «настоятельной просьбе» французской стороны. То есть французским дипломатам еще пришлось уговаривать Шойгу, чтобы он поднял трубку.

По официальной версии, Лекорню звонил Шойгу, чтобы выразить соболезнования в связи с трактом в «Крокус Сити» и обсудить совместную борьбу с терроризмом. Но теперь выясняется, что говорили и об Украине. Во всяком случае, как передает российский «Интефакс», Минобороны РФ так обрисовало итоги переговоров: «Отмечена готовность к диалогу по Украине. Исходные положения могли бы основываться на «Стамбульской мирной инициативе». Проведение встречи в Женеве без участия России – бессмысленно».

Возможно, это еще не прямое доказательство, что Лекорню обсуждал с Шойгу очередной план «спасения лица Кремля» за счет Украины — Макрон, напомним, вбрасывал такие идеи еще в начале украинской войны. Париж, конечно, теперь запускает «полуофициальную версию». В СМИ вроде «Шпигеля», где чаще всего появляются «околокремлевские» утечки, уже обсуждают, будто бы разговор Шойгу и Лекорню велся «на повышенных тонах», а некоторые комментарии российской стороны показались французам «угрожающими». А тема Украины, дескать, возникла потому, что Лекорню пытался убедить Шойгу: никакого «украинского следа» в теракте в «Крокусе» нет. Но эта жалкая попытка «отмыться» уже не сработала, и не могла сработать.

Сам факт звонка после «паузы» в полтора года говорит о многом. На фоне недавнего взлета антироссийской риторики в Париже — тем более. А в особенности с учетом того, что это «бряцание языком» закончилось… нет, даже не «ничем», а звонком в Москву.

А значит, Эммануэль Макрон в очередной раз оправдал свой сомнительный титул «Мсье Задний ход». Да, звонил в Москву Лекорню, но вряд ли он это делал по собственной инициативе. После громких заявлений об отправке французских войск в Украину до сих пор не появилось не то что французских солдат в Одессе, но даже четких условий, когда эти солдаты могут быть отправлены в Украину. Франция обещала поставки оружия, но Макрон хнычет и жалуется, что у него «нет средств» на помощь Украине.

И вот теперь он приказывает своему министру обороны позвонить Шойгу и выразить соболезнование по поводу теракта. То есть «пустить пробный шар». «Дипломатическое прощупывание» начинается именно с такой тематики звонков. Более того, в Москве уже рассуждают о возможности встречи Макрона и Путина.

И вот в такое предательское поведение Франции полностью вписывается и ее активность на армянском треке. Где, как признает посол Франции в Армении Оливье Декатиньи, Париж нарушил негласное натовское табу и начал поставлять оружие в страну, входящую в ОДКБ.

Одновременно, добавим от себя, нарушила Франция и эмбарго Евросоюза, согласно которому, нельзя поставлять оружие в страны, вовлеченные в реальные конфликты. Но, как оказалось, это эмбарго позволяет «цепляться» к Турции, но вполне допускает поставки оружия в Армению. Причем проделывает это все Париж, не дожидаясь пока в Ереване действительно определятся со своей геополитической ориентацией, о чем тоже заявил Декатиньи, и на берегах Сены и Луары даже не заикаются, что Армении надо бы прекратить помогать России обходить санкции.

В Париже явно не испытывают дефицит в «Даладье». Даже если их зовут Себастьян Лекорню или Эммануэль Макрон и называют они себя наследниками Шарля де Голля.

Нурани, обозреватель