Эльшад Мамедов: Финансирование импорта сжимает внутреннее производство

Эльшад Мамедов: Финансирование импорта сжимает внутреннее производство

В Азербайджане уменьшились на 2,2% продажи табачных изделий и алкогольных напитков. Во всяком случае, в отчете Государственного комитета статистики говорится, что в период с января по февраль на алкогольные напитки и табачные изделия населением было потрачено на 2,2% меньше средств.

С одной стороны, новость позитивная – на горизонте появилась существенная возможность для населения отказаться от вредных привычек и продлить себе жизнь. С другой же стороны, не все так просто, особенно если нырнуть в чреду событий, происходящих в экономическом секторе, изучить динамику и причины спада покупательной способности. По сути, спад покупательной способности не такой уж и значительный, но если она стабильно будет падать и дальше, то вызовет нежелательные последствия, в первую очередь, для здоровья населения, а отнюдь не приблизит заветное долголетие.

Между тем рост цен на табачные изделия заметно бьет по карману курильщиков. Последнее повышение было зафиксировано 3 января, когда в силу вступила поправка в Налоговый кодекс, и с тех пор в соответствии с законом, акцизная ставка на сигариллы (тонкие сигареты) повысилась с 43 манатов до 45,5 манатов за 1 000 штук, на сигареты, изготовленные из табака и его заменителей – с 38,5 до 45,5 манатов за 1 000 штук. Ставка акциза на каждую одноразовую электронную сигарету и кальян увеличится с 0,25 до 2 манатов. А в целом за 2023 год цены на сигареты и табачные изделия выросли на 30%. И если цены на табачные изделия будут постоянно расти, на рынке появится контрафактная продукция из стран, где цены на сигареты намного ниже – из России, Туркменистана, Ирана и Казахстана. Отметим, что в Грузии, откуда сигареты привезти было бы легче, цены на табачную продукцию практически сравнялись с азербайджанскими.

Что касается алкоголя, то рост цен на алкогольные напитки также наблюдается, так как с 1 января 2024 года акцизная ставка на питьевой спирт (в том числе неденатурированный этиловый спирт с концентрацией алкоголя менее 80 %), водку, крепкие алкогольные напитки, ликеро-водочную продукцию, коньяк и коньячную продукцию повысилась с 4,0 до 4,8 манатов за литр.

Это решение объясняет снижение покупательной способности населения. Стоит отметить, что повышение цен на алкоголь и сигареты наблюдается всем мире: правительство многих стран поднимает акцизы, налоги и пошлины на табак и алкоголь, связывая эти шаги с борьбой за здоровый образ жизни, тем более что рост цен на табак и алкоголь не вызывает особого недовольства среди населения.

Но если цены будут расти ускоренными темпами, то в этом случае появятся негативные последствия, ибо часть населения из-за неспособности приобретать дорогую продукцию будет покупать дешевую контрафактную продукцию – некачественный «самопал». Кроме того, появятся подпольные самогонные цеха, и вся эта химия негативно скажется на здоровье граждан по всей стране.

Но в отчете Госкомстата есть так же моменты явно позитивные. Так, к примеру, население стало тратить больше денег на непродовольственные товары. В январе-феврале 2024 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года оборот розничной торговли по продовольственным товарам вырос на 2,5%, а по непродовольственным – на 5,2%.

Было отмечено, что затраты на покупку компьютеров и телекоммуникационного оборудования увеличились на 32%, а расходы на топливо – на 10%.

С одной стороны, вполне логично было бы объяснить повышение спроса на непродовольственную продукцию облегченными кредитными условиями, благо сейчас все сетевые магазины предоставляют льготные кредиты или продают с помощью своих кредитных механизмов непродовольственные товары, особенно домашнюю и бытовую технику.

Однако профессор, доктор экономических наук Эльшад Мамедов в беседе с Minval.az заявил, что при более детальном анализе вышеуказанной статистики можно увидеть, что изменения в показателях продовольственного и непродовольственного рынка в большей степени все же связаны с другими факторами.

«Если мы посмотрим на динамику, то, с одной стороны, увеличение доли непродовольственных товаров в потребительской корзине в розничном товарообороте является в общем-то положительным фактором, указывающим на то, что у населения больше средств для акцента именно на непродовольственных товарах. С другой стороны, так можно рассуждать в том случае, если имеются и другие показатели. Экономика и грамотный экономический анализ предполагают системный и обязательно комплексный подход. И потому предлагаю рассмотреть, за счет чего именно могли формироваться данные тенденции. Вы упоминаете о доступности кредитования, я же не согласен с тем, что в прошлом году в вопросе доступности кредитования и выхода на кредитные ресурсы были какие-то позитивные тренды. Но вместе с тем, констатируя статистику, мы можем отметить, что за 2023 год портфель наших банков по кредитованию домохозяйств вырос более чем на 24%. Это означает рост потребительского кредитования, а куда люди направляют эти кредиты? Явно не на покупку алкоголя и сигарет. Потребительское кредитование – это, в первую очередь, непродовольственный рынок, где у нас критически высока доля импорта.

То есть получается, что тем самым банковский сектор фактически финансирует импорт, и если увеличение оборота на непродовольственном рынке составляет около 5%, то увеличение объемов кредитования домохозяйств – почти в 5 раз больше. Это говорит о том, что основным фактором товарооборота на непродовольственном рынке явился не тот момент, что реальные доходы домохозяйств выросли, а то, что объем кредитования вырос. И это, как я считаю, должно послужить сигналом, должно стать темой для обсуждения и принятия соответствующих решений для экономического блока правительства, ну и, конечно же, Центробанк должен все эти тенденции очень глубоко проанализировать, так как, с одой стороны, мы кредитуем, а значит, финансируем импорт, товаропроизводительность других стран, с другой стороны, это увеличение кредитной нагрузки на наших потребителей. С третьей стороны, нужно понимать, что если увеличивается доля импорта, то, естественно, будет сжиматься доля внутреннего производства. И все эти процессы следует глубоко и системно изучить», – резюмировал профессор.

Яна Мадатова