Победа победе рознь

Победа победе рознь

Если отталкиваться от философии, согласно которой без борьбы не бывает побед, то российско-украинское противоборство выглядит не так уж и  логически закономерным, и норовит повторить печальную судьбу ирано-иракского конфликта. Его участники бились целых восемь лет ради захвата стратегического перевеса.

Результат оказался более чем удручающим. Напавший на соседа Багдад не только не добился поставленной цели, но и оказался вынужденным уступить  нефтеносный шельф реки Шатт-эль-Араб. На фоне потерь приобретения, если о таковых можно говорить, оказались очень уж скромными. В войне пало более одного миллиона человек.

Выяснение отношений между Москвой и Киевом не дает поводов для выводов о скором финале. По обе стороны от линии водораздела много говорят о победе, и у каждой стороны свои аргументы и выводы.

Если руководствоваться идеей, что в основе конфликта лежит фактор географии, то можно предположить, что Москва близка к своей цели. Для Киева же перспектива победы не только призрачна, но и высшей степени проблематична. Не только потому, что третий год кровопролитной тяжбы начался для него в крайне невыгодных условиях.

Создается впечатление, что вооруженные силы страны завязли в психологическом ступоре, и всякие планы прорыва выглядят бессмысленными. На украинской стороне управленческий кризис налицо. Кстати, Россия также не6 избежала этого порока, но она быстрее оправилась.

Армия Украины не в состоянии перегруппировать силы в контексте давно обещанного контрнаступления. Мало того что оно обусловлено военными поставками и помощью извне, командование не в состоянии выработать стратегический план ведения боевых действий. Смена караула в военном ведомстве в самый разгар боевых действий только подтверждает предположения о непрофессиональном подходе украинского руководства к целям и задачам войны.

А если учесть, что вожделенное контрнаступление обернулось для украинской армии большими потерями, не дав никакого плюса, и вовсе складывается провальная картина.

В условиях войны военное командование обязано действовать с оглядкой на политическое руководство, и во всех судьбоносных моментах взгляды двух центров, как минимум, не должны расходиться. Надо признать, что по части профессионального осмысления политической линии Киева и его военного позиционирования зияют большие пустоты.

Команда президента Владимира Зеленского все время отвлекается на ненужные маневры, пытаясь найти оправдания упущениям. Их число не уменьшается, наоборот, пугающе растет. Постоянные трения Киева с Брюсселем и Вашингтоном, обиды и ничем необоснованные ожидания оборачиваются тем, что расхолаживается среду. И это притом, что есть боеспособные части, не испытывающие дефицит воли.

Однако шараханья президента и его команды в комплексе отношений с так называемыми партнерами и союзниками свидетельствуют только о том, что высшее командование во главе с верховным командующими по-прежнему двигается путем проб и ошибок, злоупотребляя кредитом доверия от народа. Он проедается, но ничего не дает взамен.

Резкое сокращение помощи со стороны Запада стало острой неурядицей. Потери личного состава на этом фоне растут, а с набором новой силы положение и вовсе сложное. Да и как могло быть иначе, если страна воюет в полсилы, не справляясь с задачами общенациональной мобилизации?!

Перед Киевом остро стоят две задачи – технико-технологическое перевооружение армии с колес, что само по себе является сложной дилеммой, и пополнение живой силы. Если по первому пункту судьба Украины решается во внешнем секторе, то покрытие нехватки личного состава это сугубо внутренний вопрос. По мере того, как в обороне открываются новые бреши и во многих участках фронта украинцы сдают позиции, популярность войны падает. Молодежь не желает воевать и любыми путями уклоняется от призыва.

Украине как воздух необходимо пополнение в пределах полумиллиона людей. Рада погрузилась в раздумья ради изменения правил призыва, чтобы изменить ситуацию. Но разговоров много, а нового законопроекта для усиления призыва все нет. Одним словом, пока не сладко и не густо, и если не появится план кардинального переустройства положения, навряд ли украинцам удастся перехватить инициативу.

У России положение получше, и подспорье для наращивания давления на противника создает рост экономики, а также снижение зависимости от внешнего сектора. С другой стороны Москва смогла создать надежный задел в виде сосредоточения живой силы вдоль линии фронта. По последним данным, численность войск перевалила за полмиллиона человек, что сохраняет за Россией преимущество.

Пополнение арсеналов происходит не только за счет импорта, но и благодаря продукции своего ВПК, который перестраивается высокими темпами. Но даже при наличии очевидных преимуществ, Москва желает завершения конфликта.

Киев не без подачи Запада, того самого, который ощутимо сокращает помощь и стратегические поставки, наотрез отказывается от переговоров. Россия же, напротив, неоднократно заявляла о желании сесть за стол переговоров. Потому остается один наиболее реалистичный вариант в виде наращивания перевеса. Чем дальше войска пойдут вперед и займут выгодные после Авдеевки и населенного пункта Крынки позиции, тем солиднее у Москвы окажется запас прочности. Для политического раунда это бесценный гандикап.

А что же третья заинтересованная в конфликте сторона в лице Запада? В состоянии ли он повлиять на обстановку, если да, то в какой тональности?

Вне сомнений США и Евросоюз ратуют за ослабление России, неистово воодушевляют Киев на наступательный порыв, но все больше экономя свой ресурс. Расчет не сработал, потому что Москва оказалась намного сильнее, чем предполагалось, она не дала заднего, устремившись вперед.

Выборные страсти в Америке и Европе вынудили западников переключиться на свои заботы, чем, собственно, воспользовалась Россия. Вашингтону и Брюсселю пришлось отказаться от программ кардинальной помощи Украине. Обида В.Зеленского нынче ничего не меняет, ему банально дали понять, что им не до украинских проблем. Свои задачи заслонили собой внешнюю повестку.

Тем не менее, Брюссель старается найти из ниоткуда что-нибудь для Украины, поставить ей артиллерийские снаряды, ракеты и тяжелую технику, пока Вашингтон размышляет над пакетом помощи в 60 млрд. долларов.

Однако мало у кого на Западе есть уверенность, что помощь скажется на расстановке сил. Все меньше становится свидетельств и предпосылок, что Киеву удастся хотя бы гипотетически приблизиться к заветной мечте о победе. Ему бы дальше не отступать.

Без борьбы действительно не бывает завоеваний, но в иных случаях приходится признавать, что победа победе рознь. Иногда под нею подразумевается малоприятный результат в виде сохранения лица. Но это всегда важно для будущего.

Тофик Аббасов, автор Minval.az