Недооцененная роль иностранного образования в возвеличивании нашей Родины

Недооцененная роль иностранного образования в возвеличивании нашей Родины

Фраза «Кадры решают все» стала крылатой не только потому, что ее произнес глава советского государства, но и потому, что эти слова, действительно, указывают на ценность человеческого капитала.  Азербайджан всегда славился своей наукой, учеными и отношением к ним. Наш великий поэт и философ Низами еще в XII-м веке утверждал, что «сила – в науке, по-другому никто и никак не может иметь превосходство». С каждым днем актуальность этого изречения растет, так как мы живем в век быстрого технического прогресса. Азербайджан с незапамятных времен славится еще и меценатством в сфере образования. Студентов отправляли учиться за рубеж: в Турцию и Европу и во времена АДР. К сожалению, после прихода советской власти многие из этих студентов были отозваны, многие репрессированы, а некоторые вынужденно попросили политическое убежище в странах обучения, что в конечном итоге привело к тому, что идея не воплотились в жизнь.

Спустя годы массовая отправка студентов за рубеж началась с приходом к власти общенационального лидера Гейдара Алиева. Необходимо отметить, что при правильно расставленных акцентах, специалисты, получившие образование в передовых вузах мира, не должны быть противопоставлены местным специалистам и не должны вызывать ревность. Напротив, это помощь, поддержка, новый толчок, а порою и вовсе прорыв. Надо понимать, что именно выпускники ведущих вузов обеспечили научный и экономический подъем стран Запада, и только вместе и сообща можно добиться успеха.

В первые годы независимости Азербайджан был экономически слаб, но несмотря на это, усилиями общенационального лидера выделялись средства на отправку студентов за рубеж. Даже в тех случаях, когда принимающая сторона соглашалась по дружбе обучать со скидкой, все равно государству приходилось оплачивать поездку, проживание и питание студентов. Дело общенационального лидера было успешно продолжено и после 2003 года Ильхамом Алиевым.

Я один из тех, кому посчастливилось стать участником этой программы. Благодаря поддержке нашего государства я стал доктором медицины, получив образование на медицинском факультете МГУ имени М.В.Ломоносова в 1996-2002 годах, и далее продолжил его в резидентуре по государственной линии в одном из лучших университетов Турции в 2003-2008 годах, а в 2009 году занял первое место в Бразильском Сан-Паоло за лучший устный доклад в мире по ринологии.

О подводных камнях зарубежного образования знаю, исходя из личного опыта. В период 2007-2015 гг. государственной отправке студентов за рубеж дали название «Государственная Программа», когда уже стали подписывать контракт о том, что выпускник обязуется, впоследствии возместить расходы государства на учебу. Дело в том, что несмотря на наличие тысяч специалистов, окончивших иностранные вузы, на Родину возвращаются далеко не многие.

По поручению главы государства к выпускникам были сделаны обращения вернуться и быть полезными Родине. Немало профессионалов откликнулись и вернулись. Однако специалистов тоже можно понять, они требуют соответствующего уважительного отношения к себе, соответствующих условий труда, автоматического признания дипломов, других стимулирующих, открывающих путь для реализации факторов, ну и, наконец, соответствующей зарплаты.

В ответ на это не так давно была сделана попытка мотивировать обучившихся за рубежом в виде дополнения к закону «О государственной службе» пункта 28.9, согласно которому студенты, получившие образование по «Государственной программе» исключительно в 2007-2015 годы, могли бы работать на госслужбе вне конкурса и без вступительных экзаменов для приема на работу. Но фактически на деле полезное поручение президента превратилось в недоработанный закон, что создало еще больше проблем, неразбериху и раскол, ведь за бортом остались тысячи студентов, которые обучались по государственной линии.

Казалось бы, тавтология – «Государственная линия» и «Государственная программа»; одно и то же Министерство образования посылает всех за рубеж, нередко в одни те же вузы, по тем же направлениям, однако не все так просто. Закон четко ограничивает автоматическое поступление на госслужбу в пользу выпускников, получивших образование по «Государственной программе», но не по «Государственной линии».

Попытки получить хоть какое-то разумное объяснение этому казусу в Государственном экзаменационном центре, которая ответственна за прием на госслужбу, результатов не дали, там сослались лишь на соответствующий пункт в законе.

Как же все-таки быть с выпускниками престижных турецких, европейских вузов, а также передовых московских вузов, которые были отправлены учиться по той же «Государственной Линии»? Тысячи высококлассных специалистов, привязанных к «Государственной линии», оставлены за бортом госслужбы. Фактически бюджетные деньги, потраченные на учебу, брошены на ветер и, что еще хуже, не дают шансов профессионалам быть полезными Родине, вернуть ей моральный и материальный долг.

Если даже первый шаг продуман не до конца, значит, и в дальнейшем специалисту не будут созданы соответствующие условия для применения полученных навыков. С другой стороны, разве должен выпускник докторантуры Оксфорда убиваться, чтобы поступить на госслужбу и работать за низкую зарплату, когда он и так нарасхват, и может зарабатывать в десятки раз больше в частном секторе и за рубежом. Да, частный сектор – это тоже служение Родине, но не в том масштабе, что в госслужбе.

Между тем препоны в виде бюрократии и экзаменов приведут лишь к усиленному оттоку кадров.

Следующим проблемным моментом является вопрос признания иностранных дипломов. Если в Министерстве образования процесс нострификации осуществляется более или менее приемлемо (хотя тоже не в автоматическом режиме), то ВАК создает зачастую непреодолимые преграды.

Даже если государство отправило студента в лучшие университеты мира, даже если выпускник защитил докторскую в американских университетах Лиги плюща, ВАК все равно подгоняет все под свои стандарты, требуя десятки ненужных форм и анкет советского образца, зачастую просто несуществующих на Западе. На переаттестацию обычно уходят годы. Такое неуважительное обращение еще более усиливает утечку мозгов. Необходимость реконструкции ВАКа – тема отдельной статьи. Один факт того, что в голосовании участвуют около 20 специалистов, не имеющих прямого отношения и некомпетентных в конкретной узкой тематике, уже делает не легитимным такой процесс. Узкий специалист по одному профилю не уполномочен высказывать свое мнение по поводу узкого специалиста другого профиля. Ни в одной развитой стране данное не практикуется, и удивительно, что у нас до сих пор данная ситуация не исправлена. Во всем мире в оценке работы участвует только 5-6 узких специалистов этого же профиля.

В результате специалисты высокого класса с заграничным образованием, не желая быть униженными в ВАКе, обходят его стороной, а многие даже не возвращаются на Родину. Количество таких людей огромно.

Депутаты Милли Меджлиса неоднократно поднимали вопрос о нежелании выпускников зарубежных вузов возвращаться на Родину. Для того, чтобы исправить данную ситуацию необходимы серьезные реформы. Естественно, есть исключения и немало выпускников по возвращении прошли через «огонь, воду и медные трубы» бюрократических коридоров, в том числе и ВАКа, чтоб получить возможность служить Родине.

Я среди этих исключений. В сложившейся ситуации нет конкретных виновных, но есть серьезные проблемы из-за множества межведомственных нестыковок. Министерство образования утверждает, что хотя и обеспечило обучение за границей, но ВАК не находится в его подчинении, о потому помочь ничем в признании ученых степеней не может. Получается, одна ветка государства посылает на учебу, другая чинит преграды в признании полученных в результате этой самой учебы ученых степеней. Так же минобразования не в состоянии помочь в вопросах приема на госслужбу, и не может ответить, почему из двух выпускников одного и того же факультета один приглашается на работу без экзаменов, а другой – нет.

А посему необходимо досконально изучить опыт зарубежных стран касательно этого вопроса и провести коренные реформы. Некоторые страны восстали из пепла благодаря специалистам, окончившим зарубежные вузы. Нам же необходимо укрепить науку и технологии, довести их до европейских стандартов, а также переоценить отношения к ученым и специалистам.

Многотысячная армия специалистов – огромная сила для любого государства, и очень хочется, чтобы они были востребованы на своей Родине.

Проанализировав опыт зарубежных стран и сделав свои дополнения, я пришел к следующим выводам. В первую очередь нужно выработать Национальную стратегию развития в контексте иностранных специалистов, детально продумать какую область, со сколькими специалистами, в каком направлении развивать. В Турции, например, четко прописаны приоритетные для государства направления, и каждый год список пополняется новыми специальностями от робототехники и специалистов в области искусственного интеллекта до специалистов генной и аэрокосмической инженерии.

Далее необходимо создать Координационный центр по развитию страны при содействии выпускников передовых иностранных вузов (в идеале подчиняющийся напрямую президенту). Комитет должен иметь широкие полномочия и возможность прямого диалога с негосударственными и государственными структурами. Относительно признания дипломов необходимо утвердить список самых престижных вузов мира. Точнее говоря, существует 3-4 организации, создающие международно признанные списки лучших университетов: Times Higher Education Ranking, QS Rankings, Best Global Universities Rankings, Academic Ranking of World Universities. Необходимо признать эти списки, как это официально сделала Россия.

Что касается России, именно у нее мы скопировали систему ВАК, который продолжает работать по советской схеме.

Признание международной градации вузов позволит избежать недоразумений и неясностей. В России дипломы бакалавра, магистра и ученые степени из топа 300 вузов признаются автоматически, и эквивалент соответствия выдается в течении недели. В Азербайджане возможен вариант и топ 500, и даже 800, тем более, ни один азербайджанский вуз в эти рамки пока, к сожалению, не вписался. Для признания ВАКом ученых степеней без нострификации и повторной аттестации не должно иметь значение, государство ли направило на учебу или человек обучался за собственные средства. Важно, когда, где и как было получено образование.

В любом случае, если само государство посылает учиться, разве не логично автоматическое признание ученых степеней и дипломов? А иначе в чем смысл реализации «государственной линии», если на Родине нужны годы для унизительной повторной аттестации и сдачи экзаменов. И второе: разве не логично признавать автоматически дипломы и ученые степени тех, кто учился в топовых университетах мира?

Если государство оплатило обучение в престижном вузе, не важно, по какой программе, то выпускник обязан по возвращении работать на государство. К примеру, в Турции минимальный срок работы на госслужбе в два раза дольше срока оплаченной государством учебы. Можно построить похожую систему, от которой в выигрыше будут абсолютно все.

В братской Турции практикуется изначальное планирование, то есть государство направляет на учебу согласно конкретным запросам государственных ведомств о количестве и направлениям нужных специалистов. Места и направления, которые будут развиваться с помощью этих специалистов, досконально продумываются заранее. И кстати, в Турции само докторское обучение за рубежом по государственной линии уже приравнивается к стажу на госслужбе.

Специальные законы должны быть направлены на раскрытие потенциала азербайджанских специалистов, обучившихся в передовых вузах; они – есть движущая сила, они могут открыть свои направления, в результате чего необходимость в иностранном обучении уменьшиться, и страна будет развиваться большей частью своим научным потенциалом, и даже в идеале сама станет желанным местом для учебы граждан развитых стран.

По этой же логике с приглашенными в частный сектор иностранными специалистами различных областей нужно заключать договор о повышении квалификации местных специалистов. Необходимо четко определить, за какое время иностранцы смогут обучить азербайджанских специалистов и в каком количестве, далее внимательно прослеживать их успехи.

На мой взгляд, только иностранцам, которые одновременно работают и обучают, можно разрешать работать в Азербайджане.

Я считаю, что интенсивное развитие наших классических университетов возможно только при тесном взаимодействии с выпускниками зарубежных вузов и с самими иностранными специалистами. Например, каждую кафедру Медицинского университета могли бы курировать по одному специалисту из Европы, США, Турции согласно списку лучших по конкретной специальности. Это обеспечит глубокую интеграцию нашей медицины в мировое научное пространство. Дело ведь не в том, что кто-то конкретно в какой-то клинике делает сложную операцию. Самое главное – среднестатистический срез, чтобы в самой отдаленной деревне нашей Родины относились к пациенту и прописывали медикаменты точно так же, как в лучших клиниках Нью-Йорка. Чтоб наши врачи читали те же самые медицинские книги и журналы, что и их американские и европейские коллеги. Кстати, в Турции система работает именно так.

Потому нужны реформы для быстрого освоения стандартов доказательной медицины и принятия нашим здравоохранением официального названия «Западная медицина».

Также желательно поручить статистическому комитету следить за всем, что касается использования потенциала иностранных вузов: место обучения, количество обучающихся за рубежом азербайджанских студентов, количество вернувшихся, места работы по их возвращению, за какой промежуток времени удается улучшить ту или иную отрасль, а также проследить за судьбой оставшихся за границей выпускников, и плюс вести статистику того, за какое время приглашенные на работу в нашу страну иностранные граждане кого и как обучают.

В заключении еще раз хочу отметить, что есть много проблем, связанных с кадрами, которые не позволяют нашей стране полноценно развиваться. Всего лишь простое введение поправок в законодательство поможет использовать потенциал выпускников передовых иностранных вузов. Это очень легко сделать и даст мгновенный эффект, так как тысячи уже готовых кадров ждут на пороге. В долгосрочной перспективе необходимо скрупулезно продумать всю глобальную стратегию отбора кандидатов и актуальных для страны направлений, далее контролируя их обучение за рубежом, и после раскрывать их потенциал на Родине во благо народа.

Узман Др. Айдын Талышинский