Настоящая телефонная дипломатия — о чем договорились Путин и Эрдоган?

4 декабря, 13:25, 2021

Те, кому «за», возможно, помнят, как в августе 1980 года в Польше началось массовое забастовочное движение, во главе которого стояла не политическая партия, а профсоюз «Солидарность». Размах оказался таким, что «замолчать» события не получалось даже в брежневской СССР. Где зрители приснопамятной программы «Время» могли наблюдать, как сначала власти социалистической Польши называли очередные требования «Солидарности» категорически неприемлемыми, а затем понуро сообщали об их исполнении.

Похожим образом развиваются события на российско-турецком треке. 3 декабря между президентами России и Турции Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом состоялся телефонный разговор. По информации турецкой стороны, главы государств обсудили развитие событий в Сирии, Ливии, Украине, а также ситуацию на Южном Кавказе. Как отмечают уже в Москве, Путин рассказал Эрдогану об итогах встречи в Сочи с премьером Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Подробности, по понятным причинам, за закрытыми дверями, но сам факт подобного обсуждения уже дает информацию к размышлению и относительно влияния Турции в регионе, и о том, что Анкара «держит руку на пульсе» российского посредничества в Карабахе. Что, впрочем, вряд ли новость после появления совместного российско-турецкого мониторингового центра и тем более подписания Шушинской декларации.

Кроме того, внимания заслуживает и появление в повестке дня переговоров новой темы — украинской.

А вот тут нужны подробности. В самом деле, Ливию, Сирию, Южный Кавказ Москва и Анкара обсуждают между собой уже давно. Не говоря о том, что и в Ливии, и в Сирии между Москвой и Анкарой «искрило» не на шутку, и не в «прокси»-измерении.

Но Украина — тема иная. Как передают РосСМИ, в разговоре с Эрдоганом Путин обратил внимание турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана на использование Киевом беспилотников Bayraktar и пожаловался на «проводимую Киевом деструктивную линию». Не уточнив, правда, что в реальности эту самую «деструктивную линию» проводят как раз марионетки Кремля в Донецке и Луганске.

Но вот что примечательно. Еще совсем недавно никому в Москве не пришло бы в голову обсуждать Украину с Турцией. Более того, по горячим следам предложения Эрдогана о турецком посредничестве в конфликте между РФ и Украиной, Москва эту идею категорически отвергала, а ее официальные лица заявляли, будто бы РФ вообще не является стороной конфликта. Но еще накануне глава МИД РФ Сергей Лавров, анонсировав телефонный разговор Путина и Эрдогана, не стал исключать и обсуждение там украинской темы. А теперь «украинский» пункт в повестке переговоров Москва подтвердила официально. Так что, судя по всему, турецкое посредничество уже идет. Пусть даже РФ не намерена его признавать вслух. При этом Турция четко декларирует свою позицию — в Анкаре не признают российскую аннексию Крыма и считают полуостров территорией Украины.

Есть и еще одна сторона вопроса. В пресс-релизе о телефонном разговоре Путина и Эрдогана не упомянуты ни Африка (за исключением Ливии), ни Афганистан, ни Центральная Азия. Но еще накануне Мария Захарова обозначала обеспокоенность РФ планами НАТО в Центральной Азии. А Сергей Лавров, комментируя нашумевшую карту Тюркского мира, МИД «нормально» относится к культурологическому сотрудничеству Турции с другими тюркоязычными народами, если речь идет о поддержании языковых традиций, гуманитарном и образовательном обмене. Министр считает, что Россия также должна этим заниматься. Негативно МИД относится только к военным аспектам сотрудничества. Что на фоне экспорта турецких «Байрактаров» в страны Центральной Азии имело уже понятный намек — и это не считая выхода Азербайджана на второе место по закупкам продукции турецкого ВПК.

Можно долго гадать, на самом ли деле президенты Турции и России не затронули тему Центральной Азии или же она все же обсуждалась, но в силу ряда причин не была упомянута в пресс-релизе. Но в чем нет сомнений, так это в том, что теперь России приходится учитывать растущий авторитет и влияние Турции в том числе и в тех регионах мира, которые Москва еще недавно считала едва ли не своим «задним двором» или «подбрюшьем».

И это всерьёз и надолго.

Нурани