Переговорное дежавю: что задумал Пашинян?

24 ноября, 19:29, 2021

Москве все же удалось перехватить переговорную инициативу у Брюсселя. 26 ноября, то есть практически за 20 дней до переговоров в столице объединённой Европы, в Сочи состоится трехсторонняя встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева, президента России Владимира Путина и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Более того, армянский премьер по сути подтвердил, что намечавшаяся на 9 ноября в Москве встреча была сорвана армянской стороной: «Я ясно дал понять, что 9 ноября — сложный и тяжелый день для нас <…>, символика 9 ноября для нас не очень хорошая». Куда уж, в самом деле, хуже: после треска о фейковых «победах» Пашиняну пришлось подписывать капитуляцию, и где именно он это сделал, нет ясности до сих пор.

Только вот в реальности с переносом встречи было не совсем так. Точнее, совсем не так. Как сообщают дипломатические источники России, встреча 9 ноября действительно готовилась, был согласован даже текст ее итогового коммюнике. А это, раскроем немного тонкости «дипломатической кухни», процесс, который идет с участием всех сторон будущих переговоров. Но за день до встречи Армения неожиданно от переговоров в Москве отказывается. Затем обращается к Брюсселю с предложением организовать встречу, и тут, как по маслу, достигается договорённость о переговорах в Брюсселе на полях саммита «Восточного партнёрства» и ЕС. То есть это и дипломатическая «подножка» России, которая оказывается в весьма двусмысленном положении, и открытое неуважение, и, как бы это повежливее, нарушение норм дипломатической и переговорной этики. Что, честно говоря, укладывается в нынешний антироссийский тренд в армянской политике.

Наконец, нетрудно заметить еще одно обстоятельство. Именно синхронно с так и не состоявшейся встречей в Москве Армения начала открытую игру на обострение при помощи провокаций: 8 ноября в окрестностях города Шуша появляются странные «водопроводчики», 13 ноября — теракт в Дашалты, затем — серия провокаций на государственной границе Азербайджана и Армении…

И вот теперь названа дата новой встречи — 26 ноября, и в Сочи Пашинян, по всей видимости, все же едет. И есть надежда, что за оставшееся время от Армении не последует новый «финт ушами».

Другое дело, что повестка дня этой встречи не обещает Пашиняну легких и простых переговоров. Судя по визиту в Баку вице-премьера РФ Оверчука, основной упор в Сочи будет сделан на разблокирование коммуникаций. А этот вопрос неотделим от Зангезурского коридора, открывать который Армения ну никак не желает.

Но самое главное, и самое неприятное, то, что происходит сегодня на переговорной площадке, оставляет стойкое ощущение дежавю. Да, конечно, Пашинян озвучивает вроде бы конструктивные заявления, но…

Прежде всего, во всем своем манипулятивном словоблудии Пашинян не озвучивает главного. Премьер-министр Армении, даже как бы заявив, что Армения и Азербайджан взаимно признали территориальную целостность в рамках СНГ, тут же заявляет:

«Тогда тоже существовала проблема Карабаха. Вопрос в следующем: проблема Карабаха– это проблема территории? В нашем понимании, это вопрос права». То есть, в переводе, Армения не отказывается от притязаний на Карабах под соусом «самоопределения». Что уже заставляет вспомнить переговоры Армении и Турции в швейцарском Цюрихе. Когда Армения как бы тоже подписала протоколы, где чёрным по белому указывалось и признание границ, и совместное исследование спорных исторических вопросов, но затем Конституционный суд Армении постановил: эта подпись вовсе не означает, что Армения отказывается от претензий на турецкую Восточную Анатолию и продвижения «признания геноцида армян».

Можно отмахнуться: переговоры в Цюрихе вела команда Саргсяна. Но точно так развивались события в сентябре 2018 года во время саммита СНГ в Душанбе. Тогда тоже в фокусе внимания были договорённости об установлении «горячей линии связи» между Баку и Ереваном, снижении напряженности на линии фронта и т.д. А Пашинян активно делал намеки: он-де готов договориться, только вот нужна небольшая отсрочка — пока в Армении пройдут выборы. Только вот, как оказалось, выиграть время Пашинян хотел, а вот реально договариваться и тем более выводить войска — уже нет. За «вроде бы конструктивными» заявлениями не стояло ничего, кроме умения выстраивать многообещающие намеки и играть на публику. Более того, очень скоро в Ереване заговорили о «новой войне за новые территории», начались пьяные танцы в Шуше и т.д. А через два года после Душанбе грянула новая война, которую Армения проиграла. С треском.

Но сегодня, через год после 44-дневной войны и по горячим следам войны однодневной власти Армении должны бы понимать цену вопроса.

Нурани