Есть такое расхожее мнение: дураки учатся на своих ошибках, умные — на чужих. Но вот ответить на вопрос, как назвать субъекта, который даже из собственных ошибок не в состоянии сделать выводов на будущее, порой не могут даже искушенные филологи и психологи, а тем более политические эксперты.

Между тем именно подобное поведение как раз и демонстрирует премьер-министр Армении Никол Пашинян. Сей субъект, выступая на заседании правительства, вначале решил убедить слушателей, будто бы это Армения одержала победу в июльской вспышке боев. Затем сам в это поверил. И, распалившись, решил огласить аж семь условий, которые теперь в Иреване выдвигают Азербайджану. Для начала Никол Воваевич пожелал «укрепить общую систему безопасности» Армении и «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Ред.). Затем — сделать созданный в Ханкенди оккупационный режим «полноправной стороной переговоров». Капризным тоном потребовал от Азербайджана «публично отречься от применения силы и совершить шаги по прекращению антиармянской риторики». Призвал к «осмысленным переговорам», которые в его понимании означают следующее: «Переговоры будут иметь смысл, если Азербайджан готов отойти от своих максималистских требований и пойти на компромисс без ограничений». И вообще, «признание права народа Арцаха на самоопределение, безопасность Армении и Арцаха не может стать предметом уступок ни при каких условиях». Заявил, что надо сделать предметом переговоров положение гражданского населения в приграничных селах Армении. Попытался завести старую пластинку насчет «механизмов постоянного контроля», которые будут «фиксировать, кто нарушил перемирие». И только после этого выразил готовность Армении к участию в переговорах Минской группы, заодно обвинив во всех грехах Турцию.

Можно, конечно, обстоятельно разъяснять аудитории степень абсурдности каждого из семи пашиняновских условий в отдельности и всех вместе. И терпеливо растолковывать, что в современном мире спрятать сам факт оккупации Арменией азербайджанских земель под удобоваримыми формулировками типа «общая система безопасности Армении и «Арцаха»» не получится. С учетом последних «политических подвижек» в США и Евросоюзе — тем более. После того, как сама же Армении спровоцировала вспышку боев в Товузе, далеко за пределами Карабаха, ей, как бы это помягче, вряд ли стоит так уж бойко заговаривать об «участии Карабаха в переговорах». Что план Армении «заморозить» линию фронта, договорившись о «размещении механизмов фиксации нарушений», многократно отвергался Азербайджаном еще с весны 2016 года, и если Никол Воваевич с известно чьим упорством продолжает нечто подобное озвучивать — это еще не значит, что такого рода идеи имеют хотя бы теоретический шанс на реанимацию.

Только вот такой подробный разбор «по пунктам» заслоняет нечто очень важное. В самом деле, есть такой термин — «профессиональная деформация». Она имеет множество проявлений. В числе прочего, как полагают психологи, многие люди, занимающие весьма высокие посты, в критической ситуации начинают вести себя согласно своей первой профессии: адвокаты выискивают законодательные формулировки, экономисты и бухгалтеры считают деньги, политологи строят версии…А Никол Пашинян, который почти что закончил журфак, а потом редактировал популярную газету, похоже, в первую очередь подумал о том, как выигрышно весь его спич будет «смотреться» в заголовках.

Только вот, как бы это повежливее, Николу Пашиняну стоило бы задуматься о «цене вопроса». И вспомнить, что он хоть и «народный», «революционный» и «шашлычный», но все же премьер-министр. И то, что бывший редактор «Айкакан жаманак» счел «удачным пиаром», одними заголовками в армянских СМИ не закончится. В Баку уже предупреждают: его заявления грозят полностью разрушить остатки переговорного процесса. Эксперты единодушны: Пашинян в очередной раз показал, что к миру и реальным переговорам он не готов.

Но самое примечательное, что Никол Воваевич, похоже, просто не подумал о другом: реальный расклад сил в регионе, как бы это повежливее, не то чтобы позволяет Армении выдвигать условия, требовать от Азербайджана «компромисс без ограничений» и т.д. Попытка Армении разорвать силой ненавистные азербайджанские экспортные трубопроводы и железные дороги закончилась предсказуемым провалом. Азербайджан вновь продемонстрировал, что в «матчасти» армянская армия отстает от азербайджанской минимум на поколение. Громкие реляции иреванской верхушки насчет «новых позиций» обернулись разоблачением фейков армянской пропаганды, так что даже Арцрун Ованнисян был вынужден сквозь зубы признавать: никаких новых высот Армения на границе не захватила. Еще большим провалом закончилась попытка устроить выставку обломков «сбитых азербайджанских беспилотников»: на выставке нашлись обломки иранского дрона, упавшего в Физулинском районе Азербайджана, обломки БПЛА, относящиеся к 2016 году, но ничего, что можно было бы считать доказательством бредовых заявлений армянских пиарщиков насчет будто бы сбитого дрона Hermes. Дошло до того, что армянским «обер-зинворам» самим пришлось признавать: да, обломков «глввной сенсации» здесь нет. «Дипломатический расклад сил» еще хуже. Азербайджан не просто привлек внимание мирового сообщества к тому, что теперь боевые действия идут за пределами Карабаха, но еще и подчеркнул, что нацелилась Армения именно на трубопроводы и железные дороги, которые имеют ключевое значение уже для стран Евросоюза. Эффект оказался таким, что уже 18 июля самому Пашиняну пришлось оправдываться и заверять, будто бы никакой угрозы трубопроводам его страна не несла и не несет. Правда, вышло все карикатурно и неубедительно.

Наконец, эксперты напоминают: в начале девяностых, когда с азербайджанской стороны фронт держали добровольческие батальоны, а на стороне Армении воевали регулярные российские подразделения, в Армении без душевного трепета нарушали все соглашения о прекращении огня. «Сменили пластинку» в Иреване после апреля 2016 года.

И если в такой ситуации Никол Воваевич принимается трещать о собственных мнимых «победах» и еще пытается выдвигать Азербайджану условия — в условиях продолжающегося конфликта подобный «пиар» вполне может спровоцировать новую вспышку боевых действий при кошмарном для Иревана раскладе сил. Где уже его «семь пунктов» превращаются в «семь шагов к катастрофе».

А тогда уже точно будет не до того, как выглядит в заголовках Никол Пашинян, а на фотоиллюстрациях к ним — Анна Акопян.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az