Считать ли войну с Гитлером историей или политикой? Как ни парадоксально, четкого ответа на этот вопрос по-прежнему нет. В очередной раз это подтверждают события в российском Армавире. Здесь наконец демонтировали памятную доску пособнику фашистов Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), о чем сообщил специалист по межнациональным конфликтам Евгений Михайлов.

«Ситуация с памятной табличкой Нжде в Армавире получила свой логический конец. Это общая победа российских и азербайджанских властей, которые чтят и помнят ВОВ», — цитирует его «Южная служба новостей». Как подчеркнул эксперт, мемориальной доске человеку, который сражался против своих же армян, воевавших за СССР, нет места в России.

Напомним: как уже сообщал Minval.az, в армянской среде Гарегина Нжде возвели в ранг национального героя за «этнические чистки» и расправы над жителями азербайджанских сел в Зангезуре и Нахчыване. Затем этот «национальный герой Армении», перебравшись в Европу, создал в среде армянской молодежи пронацистскую организацию «Цегакрон», а с началом второй мировой войны добровольно предложил свои услуги гитлеровцам. В 1948 году Нжде был осужден Особым совещанием при МГБ СССР за антисоветскую деятельность и пособничество нацистской Германии и приговорен к 25 годам тюремного заключения. Умер во Владимирском централе.

В то же время понятно и другое. Да, архивы хранили предостаточно доказательств, что Нжде был пособником гитлеровцев, и во Владимирском централе оказался уж точно поделом. Но в то же время будем реалистами: для большинства россиян на уровне массового сознания Нжде не был такой же «знаковой» фигурой, как, например, генерал Власов. В результате в Армении уже не первый год продолжают раздувать впечатляющий культ вокруг Нжде. В правительственном квартале Еревана появился помпезный памятник вожаку армянских нацистов.

Затем постепенно начались попытки перенести этот культ и на территорию России — вплоть до призывов поставить этому персонажу памятник на тюремном кладбище Владимирского централа. Затем мемориальная табличка в честь такого персонажа появилась на территории России.  И то, что эту табличку в конце концов убрали — действительно большой дипломатический успех Азербайджана.

Здесь, пожалуй, нужно уточнение. То, что Азербайджан развернул на российском поле свое информационно-дипломатическое наступление, стало понятно еще после программного выступления президента Ильхама Алиева на Валдайском форуме в Сочи, где и прозвучало «Карабах — это Азербайджан, и восклицательный знак!» Уже потом, выступая перед студентами БГУ, Ильхам Алиев отметил: «Там я сказал свое слово в прямом эфире. Я мог бы сказать это и в Баку, в каком-то районе. Кто бы это услышал? Наши. То есть, мы говорим это не для себя, мы говорим для того, чтобы знал весь мир».

А уже потом, на саммите СНГ в Ашхабаде, президент Азербайджана напомнил не только о предстоящем юбилее победы над Гитлером и не только о том, что рвался «бесноватый фюрер» к бакинской нефти, но и об установленном в Ереване памятнике гитлеровскому пособнику Гарегину Нжде. Как потом отмечал Ильхам Алиев уже в БГУ, «я сказал, что в Армении фашисту Гарегину Нжде возведен 6-метровый памятник, он должен быть снесен, это неприемлемо. Сказал, что в то время он был арестован и сгнил в тюрьме. Хочу также отметить, что организация, которая произвела арест, называлась «СМЕРШ». Тем, кто не знает, хочу сообщить, что это аббревиатура означает «Смерть шпионам». То есть, он был арестован как шпион». Пашинян тогда, напомним, попытался представить Нжде едва ли не «жертвой репрессий», за что удостоился жесткого ответа от президента Азербайджана.

Кроме того, вопрос о Нжде Ильхам Алиев поднял и на переговорах с министром обороны России Сергеем Шойгу.

Проще говоря, Азербайджану благодаря «наступательной дипломатии» Ильхама Алиева удалось «переломить тренд» и «разбить в пух и прах» армянский пиар на российском поле примерно так же, как это сделала 416-я гвардейская Таганрогская дивизия с «хозяевами» Нжде во время Висло-Одерской операции. Наша страна, во-первых, изменила общественное мнение России — если российские журналисты задают Пашиняну вопрос о Нжде, это, кроме всего прочего, означает, что играть на неосведомленности российской общественности о том, чем занимался Нжде в «сороковые, роковые», уже не получится. Во-вторых, Азербайджан не просто превратил дело Нжде в вопрос российско-армянских отношений. Теперь уже власти РФ предпринимают конкретные меры и шаги по пресечению попыток героизации этого пособника нацистов. Что наша страна имеет все основания записать себе в актив

Нурани, политический обозреватель

Minval.az