На самом ли деле в Ереване готовы к мирному урегулированию конфликта?

Региональное экспертное сообщество продолжает комментировать итоги встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении Эльдара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна. Переговоры прошли при посредничестве и участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова, Стефана Висконти и Эндрю Шоффера, в них также принял участие личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспшик. Это уже четвертая встреча глав МИД Азербайджана и Армении после смены власти в Ереване. МИД Азербайджана сообщает:  «В ходе переговоров между министром иностранным дел Азербайджана и и.о. министра иностранных дел Армении Зограбом Мнацаканяном, которые длились более четырех часов, был проведен полезный и очень положительный обмен мнениям, а также подчеркнута значимость установления еще большего понимания и доверия». Кроме того, отмечается, что стороны в ходе переговоров обсудили ряд вопросов, в том числе пути подготовки населения каждой из сторон к миру, безопасности и устойчивому региональному развитию.

Еще совсем недавно «уклончиво-оптимистичные» посредников из Минской группы вызывал в лучшем случае скептицизм. Но теперь оптимистичные заявления участников переговоров уже воспринимают всерьез. Тем более что уже не первый месяц политики и эксперты рассуждают о том, что впервые за долгое время появился реальный шанс на мирное урегулирование.

Другое дело — контуры этого самого урегулирования, которые ни сами дипломаты, ни посредники раскрывать не торопятся. И вот вопрос, что именно обсуждали в ходе встречи, вызвал весьма нервозную реакцию зампреда Республиканской партии Армении Армении Ашотяна. Он в своем Facebook счел оптимизм участников переговоров «непонятным» и потребовал и от премьер-министра Армении Никола Пашиняна, и от главы МИД страны ответить на вопросы: какие принципы урегулирования обсуждались на встрече? На каком основании затронуты вопросы касательно «подготовки народов к миру, стабильного развития безопасности и региона»? О каких уступках со стороны Азербайджана шла речь в ходе встречи? Обсуждалось ли обещание Никола Пашиняна вернуть Карабах за стол переговоров, и с каким результатом? И, наконец, затрагивались ли договоренности в Вене, Санкт-Петербурге и Женеве? МИД предсказуемо молчит, зато в дискуссию тут же ввязался депутат от пашиняновского блока «Мой шаг» Ованес Игитян. Для начала депутат заявил, что армянское общество давно готово к миру. Потом, отвечая на вопрос, настаивают ли власти Армении на имплементации венских и санкт-Петербургских договоренностей, заверил: «Ощущения, что власти отказались от этих договоренностей, нет, есть информационные вбросы, которые восходят к прежним властям, выдающим желаемое за действительное».

Оставим в стороне вопрос, насколько господин Игитян осведомлен о деликатных и чувствительных подробностях переговоров. Тем более не станем спорить с тем, что «республиканцы», проиграв досрочные декабрьские выборы, не сложили оружия и теперь активно разыгрывают против Пашиняна «карабахскую карту». Важно другое. Переговоры — это, как бы помягче сказать, не митинг на площади, где Никол Воваевич вопит в мегафон свое «дымб-дымб-ху, в асфальт закатаем!», а остальные ему почтительно внемлют. Здесь надо договариваться с Азербайджаном, причем с не самых лучших для Армении позиций. На стороне Баку, во-первых, правовое преимущество. А во-вторых, еще и военный перевес. В такой ситуации не до капризного топания ножкой и ультимативных требований. Это, так сказать, общий план. А теперь детали. Принципы урегулирования, как бы ни впадали в истерику в Ереване, включают и уважение территориальной целостности, и вывод войск из чужих захваченных земель, и выполнение четырех резолюций СБ ООН.  То, что сегодня Азербайджан не дает приказ своей армии наступать, а продолжает с Арменией переговоры — уже серьезная уступка. Если же господин Ашотян под словом «уступки со стороны Азербайджана» подразумевает территориальные подарки, то их нет и не будет. Формат переговоров тоже утвержден в рамках ОБСЕ и пересмотрен не будет. На определенном этапе в диалог вступят армянская и азербайджанская общины Карабаха, но этот момент пока не наступил. Возможно, Ашотяну, Игитяну и т.д. ну очень не хочется этого признавать, но никаких «венских» и «санкт-петербургских» договоренностей не существует в природе. Да, по горячим следам апрельских боев 2016 года представители Армении требовали для себя «гарантий безопасности», затем «снизили планку» до идеи разместить на линии фронта видеокамеры и прочие «механизмы расследования инцидентов», но в Баку категорически отказались. Во-первых, настоящей гарантией безопасности может быть только прекращение оккупации азербайджанских земель и вывод оттуда армянских войск, но никак не паллиативные меры. А во-вторых, даже такая безобидная вроде бы вещь, как размещение видеокамер, «заморозит» нынешнюю конфигурацию линии фронта, что неприемлемо. Так что лучше не мучить клавиатуру, не тратить интернет-трафик и не подпитывать в армянском обществе напрасных надежд.

Только вот дело не только в Фейсбук-активности господина Ашотяна, потому как нет ясности в куда более важном вопросе: а что вообще собираются делать в Ереване? Там действительно намерены договориться по Карабаху и выполнить то, о чем договорились? Или..?

Здесь, конечно, можно в который уже раз вспомнить, как еще в октябре 2018 года, завершая свою дипломатическую миссию в Армении, посол США в этой стране Ричард Миллс заявил в интервью: «Когда я впервые приехал сюда, то был удивлен тому, что большая часть встречавшихся мне армян категорически против возвращения оккупированных территорий в качестве части переговорного процесса. Меня удивляет тот факт, что в Армении практически нет обсуждений о приемлемых решениях или возможных компромиссах». Можно констатировать, что Игитян немного кривит душой, заявляя, будто бы армянское общество «давно готово к миру». На самом деле по ту сторону линии фронта хотели бы и земли за собой оставить, и угрозу войны отвести, только вот получить и то, и другое одновременно не получится. И потом порассуждать о том, как важно действительно готовить общество, прежде всего в Армении, не просто к тому, чтобы не стреляли, а именно к компромиссам, без которых мира не получится.

Но…намеренно оставим в стороне вопрос, на достижение мира или, наоборот, подпитку военных настроений в обществе работает недавняя «армянская истерика» МИД РФ. Важно другое. В те же дни минобороны Армении обнародовало видео, рассказывающее о строительстве складов для оружия. Как хвастливо заявляют в ереванском военном ведомстве, новые склады для ракетно-артиллерийского вооружения оснащены специальными системами безопасности. А затем рапортуют: «Как отмечает источник, наличие складов позволяет сократить время поставок боеприпасов, создавая более благоприятные условия для ведения боя». И самое главное, происходит все в приграничных c Азербайджаном зонах.

А вот это уже «информация к размышлению». Потому как есть азбучные правила военной логистики: если страна опасается, что на нее нападут извне, то склады, аэродромы и прочую военную инфраструктуру она располагает подальше от границы, в глубине своей территории, с тем расчетом, чтобы при первом же ударе все это не было уничтожено или, того хуже, не попало в руки противника. А вот его наступающие части уже гарантированно попали бы под удар, не успев толком «развернуться». А вот если готовится наступательная операция, тогда уже и склады, и аэродромы подтягивают поближе к будущей линии фронта. Так что, рассказывая о новых складах вблизи границы с Азербайджаном, минобороны Армении нечаянно «раскрыло» собственные планы внезапного нападения.

Можно долго гадать, что это — «война от безысходности», когда у ереванского руководства просто не хватает политической воли на реальные переговоры, попытка отвлечь аудиторию от нарастающих внутренних проблем или же «гипноз» первой половины девяностых, от которого в Армении не избавились даже после апрельских боев 2016 года. Просто тут уже нелишне задать вопрос: а имеет ли вообще смысл вести переговоры с Арменией? Господин Мнацаканян действительно ведет их так, как положено главе МИДа? Или же это не более чем прикрытие, а на самом деле в Ереване строят совсем другие планы? Но если так…то ереванским стратегам лучше не забывать, что есть не только переговоры, а еще и ОТРК LORA, ракетная система «Полонез», боевые дроны и еще много чего «интересного». Так что «игры с огнем» у линии фронта при таком раскладе не обещают Армении ничего, кроме неприятностей. И да, защититься от этих неприятностей системы безопасности новеньких складов вряд ли помогут.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az