Изъятые у коррупционеров деньги не попадают в бюджет, а обвиняемые вновь оказываются на свободе

В мире существует множество способов захвата власти в обход выборов. В одних странах приоритет отдается «бархатным революциям», в других — испытанным сценариям военного переворота, с захватом почты, телеграфа, телефонных станций, а теперь уже и телевидения.

Только вот опыт множества революций, мятежей и переворотов, удачных и не очень, показывает: захватить власть — это как раз не самая сложная задача. Куда труднее ее потом удержать. Здесь тоже есть свои безотказные рецепты: дискредитировать, а по возможности — арестовать своих предшественников, то есть наиболее опасных конкурентов, и пообещать народу, что теперь, с приходом новой власти, все изменится к лучшему. Организовать против прежних бонз серию антикоррупционных расследований и процессов — это классика жанра.

Вот и в Армении, казалось бы, все движется по накатанной колее. СМИ регулярно сообщают об обысках и даже арестах. Апофеозом стали обыски во владениях генерала Манвела Григоряна — с теми самыми ящиками ворованной тушенки, армейского нижнего белья и даже похоронным венком.

Громкий скандал бушует вокруг Всеармянского фонда «Айастан», чей директор был задержан по обвинению в расхищении его средств, потом вышел под залог, а теперь наконец соизволил подать в отставку. Общественность и в Армении, и в диаспоре пребывает в состоянии шока. Этот фонд организовывал благотворительные марафоны в США, собирал ту самую пятипроцентную «национальную дань», финансировал множество благотворительных проектов, по большей части в оккупированном Карабахе…И вдруг выясняется, что деньги в фонде просто разворовывались! Ереванские аналитики уже сквозь зубы признают: если то, в чем обвиняют директора фонда Ара Варданяна, окажется правдой, то тут уже придется попотеть, чтобы восстановить доверие жертвователей.

А знающие люди тем временем напоминают: это уже не первый такого рода скандал. Не так давно закрыл свои благотворительные проекты в Армении Шарль Азнавур — как оказалось, его ереванские партнеры просто «крутили» средства, поступавшие на благотворительность, из-за чего у всемирно известного шансонье возникли проблемы с налоговой службой. Закрыл свой благотворительный фонд «Линси» и американский миллиардер армянского происхождения Керк Керкорян — как утверждали в Ереване, после того, как брат тогдашнего президента Армении Сержа Саргсяна — Сашик Саргсян предложил ему открыть «на паях» в Лас-Вегасе казино.

А вот о Сашике Саргсяне и прочих приближенных теперь уже бывшего президента и премьер-министра Сержа Саргсяна надо бы рассказать особо.

На первый взгляд, антикоррупционное расследование вроде бы вплотную подобралось к членам семьи бывшего президента. Напомним: у Сержа Саргсяна есть еще два брата — Левон и Сашик (Александр). Понятно, что в те годы, пока Сержик Саргсян занимал посты министра обороны и нацбезопасности, затем — премьера, потом, наконец, президента, его братья и их отпрыски чувствовали себя в полной безопасности. Левон был послом Армении в странах Ближнего Востока, Сашик из водителя автобуса превратился в одного из богатейших людей Армении. Но теперь все изменилось. В Специальной следственной службе Армении заявили, что Левон вместе со своими детьми Ани и Нареком объявлен в розыск. По версии обвинения, в 2017 году они уклонились от декларации имущества на сумму в 6,8 миллионов долларов. Официальным путем сколотить такое состояние они не могли.

Настоящий детектив разворачивается вокруг Сашка Саргсяна. Еще 4 июля в его доме спецслужбы провели обыск. Потом распространили видеозапись: брат бывшего президента держал в своем жилище целый арсенал, включая золотой пистолет, а еще запасы наркотиков. В хранении запрещенных веществ обвинили старшего сына Сашка — Нарека. Он, правда, еще 22 июня успел улизнуть в Россию. Младшему, Айку, повезло меньше — его, сообщает «Московский комсомолец», подозревают в покушении на убийство, предпринятое в 2007 году. Как утверждают знающие люди, 5 июля Сашик Саргсян пытался улететь из Армении, но не получилось.

Наконец, сам Никол Воваевич уже не исключает, что «армянское правосудие может прийти и за Сержем Саргсяном», которому он ранее обещал неприкосновенность в обмен на отказ от власти.

И что же — закон торжествует, коррупционеры понуро бредут в камеры, наворованные ими деньги возвращаются в бюджет и служат народу?

А вот тут не все так однозначно. Сашика Саргсяна задерживали дважды и оба раза отпускали. Левон с сыновьями, напомним, вообще «выпал» из поля зрения правоохранительных органов Армении. «Коррупционное внимание» к Сержу Саргсяну вообще на уровне допуска, а не факта. Наконец, в Армении не исключают, что братья Саргсяна и их дети получат амнистию, как только вернут денежки в бюджет.

Да и с деньгами все не так однозначно, как кажется многим. Ереванский «Спутник» ошарашенно сообщает: пока что в бюджет не поступила ни одна копейка из 10 миллиардов драмов (20,8 миллионов долларов), изъятых у коррупционеров. По официальной версии, их «незаконность» еще должен доказать суд. Но вот верится в эту официальную версию не очень. Особенно с учетом того, что и сумма изъятых денег в пересчете на драмы подозрительно «круглая», и насчет ее соответствия реальным масштабам наворованного есть серьезные сомнения. Не говоря о том, что в Ереване уже сомневаются в серьезности намерений Никола Воваевича: и задержанные коррупционеры подозрительно быстро оказываются на свободе, и «берут» их силовики выборочно…Что уже заставляет задавать неприятные вопросы: а что вообще происходит? В Армении действительно ведут борьбу с коррупцией? Или просто изображают кипучую деятельность?

А вот тут необходимо вспомнить некоторые реалии, которые в Армении предпочитают не афишировать. Во время «бархатной недореволюции» Никол Пашинян раздавал обещания с такйо щедростью, что Владимир Жириновский нервно курил в сторонке: тут и «восстановление суверенитета Армении», и инвестиции с Запада, и борьба с коррупцией, и прекращение миграции, и даже репатриация…

Возможно, конечно, что новое правительство находится у власти не так уж долго, чтобы можно было говорить о реальных масштабных достижениях. Но…на карабахском направлении армянская дипломатия в тупике. «Золотого дождя» инвестиций нет и не предвидится. Обещания «вывести Армению из ЕАЭС и ОДКБ» пришлось запрятать поглубже в карман. Миграция продолжается прежними темпами. От большинства обещаний остается один шум на заданную тему. На этом фоне показательные аресты коррупционеров — единственное, что Пашинян может предъявить публике.

Казалось бы, борьба с коррупцией — это как раз та сфера, где Николу Воваевичу ничего не мешает проявить решимость. Только вот знающие люди предупреждают: обвинения, конфискации, обыски с последующей демонстрацией золотых пистолетов и наворованных маек — это, конечно, важно, но по-настоящему изменить ситуацию в обществе можно только за счет институциональных мер. То есть изменения «правил игры» и ликвидации лазеек для коррупции. А если институциональных мер нет, а есть только шумные обыски и аресты, то это по крайней мере повод задуматься: то, что происходит —  это действительно борьба с коррупцией или же просто «расчистка поля» для нового поколения коррупционеров, но уже «своих»? Понятно, что после крушения власти Сержа Саргсяна его братья большой опасности для Никола Воваевича не представляют. И их действительно можно будет отпустить после «стрижки». А вот расстановка сил в армии — дело иное. Никол Воваевич вряд ли забыл, какую роль сыграло появление на митингах в его поддержку армянских военнослужащих из миротворческой бригады. И теперь не хочет сам стать жертвой ни новой революции при поддержке армии, ни тем более классического военного мятежа.

И в результате «антикоррупционные расследования» здесь идут по куда более жесткому сценарию, чем в гражданских сферах. И не только антикоррупционные. На допрос вызван даже генсек ОДКБ Юрий Хачатуров — он 1 марта 2008 года занимал должность начальника гарнизона Еревана, и, по некоторым сведениям, принимал участие в деятельности штаба, созданного в резиденции президента Армении как раз для разгона митинга протеста против фальсификации президентских выборов (тогда, напомним, на улицах Еревана было убито 10 человек) и последующего введения чрезвычайного положения.

Только вот куда больше информации к размышлению дают другие новости. 7 июля в Ереване погибла начальник Центрального архива МО Армении, советник 1-го класса особой госслужбы Эмилия Ананян. По официальной версии, она попала под автомобиль. Многие наблюдатели связали это с «армейскими» расследованиями — для кого-то Эмилия Ананян была неудобным свидетелем. В те же дни из именного пистолета (!) застрелился Николай Габриэлян — директор компании «Трансгаз», принадлежащий дочерней компании Газпрома — «Газпром-Армении». Компанию «Трансгаз», которая занимается транспортировкой природного газа, Габриелян возглавлял 20 лет и даже получил в Армении известность под кличкой «Гази Коля» (Коля по газу). Его дочь замужем за криминальным авторитетом Ара Варданяном (Чвчв Аро). Словом, не тот человек, чье самоубийство не вызовет ну абсолютно никаких вопросов.

А тогда уже эксперты советуют вспомнить не такие уж давние события. Целой серией подозрительных самоубийств, убийств и «несчастных случаев» ознаменовался скандал, вспыхнувший в 1997 году. Напомним: тогда депутаты Госдумы РФ Аман Тулеев и генерал Лев Рохлин обнародовали данные, что Армения в обход всех процедур получила в подарок от России оружия на миллиард долларов. Шум поднялся изрядный. Правда, он не привел ни к арестам, ни к «посадкам». Но зато в собственном кабинете застрелился полковник Маврик Аветисян, начальник финансового управления минобороны Армении. При весьма странных обстоятельствах на собственной даче был убит генерал Рохлин. Упал с балкона сотрудник посольства России в Армении, который также имел отношение к разбирательствам вокруг оружейной коммерции. Знающие люди тут же напомнили: ранее умер от сердечного приступа брат тогдашнего президента Армении Тельман Тер-Петросян,  директор завода «Разданмаш», того самого, под видом гражданской продукции которого в обход санкции ООН боснийским сербам доставлялось российское оружие. Целой серией политических убийств ознаменовался еще в начале девяностых приход к власти Левона Тер-Петросяна. Убийства главы КГБ Армении Юзбашяна и мэра Еревана Галстяна — пример показательный. В 1997-98 годах, когда от власти отстраняли уже Тер-Петросяна, последовала новая серия политических убийств, в основном среди силовиков.

Теперь Армению накрывает новая волна подозрительных «самоубийств» и «несчастных случаев». И вполне возможно, что мы скоро услышим и об убийствах. А это значит, что правила игры в Армении вряд ли изменились — в лучшем случае страна возвращается ко временам Левона Тер-Петросяна: в 2000 году Вано Сирадегяна, который занимал в его правительстве пост главы МВД, обвинили в создании преступной группы, которая занималась нападениями  и убийствами. А то, что в Ереване называют сейчас «борьбой с коррупцией» — это не более чем эпизоды межклановой войны, где ереванцы оттесняют от «хлебных мест» недавних хозяев жизни — карабахцев. Так что жителям этой страны вряд ли стоит ждать скорых перемен к лучшему даже в «антикоррупционной» сфере. А изъятый у Манвела Григоряна ворованный траурный венок лучше всего возложить к памятнику рухнувшей «армянской мечте».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az