Пашинян: Я лично прошел этот болезненный путь от психологии Исторической Армении к психологии Реальной Армении

Пашинян: Я лично прошел этот болезненный путь от психологии Исторической Армении к психологии Реальной Армении

С сегодняшнего дня, с 24 мая 2024 года, пограничные войска Службы национальной безопасности Республики Армения приступили к охране делимитированных участков государственной границы Республики Армения.

Об этом в послании к народу 24 мая заявил премьер-министр Армении Никол Пашинян, сообщают армянские СМИ.

«Этот процесс делимитации границы, по понятным причинам, является самой обсуждаемой темой последних месяцев, и я считаю важным, чтобы каждый из нас, каждый гражданин имел четкий ответ на следующие вопросы: что происходит в нашей стране, что происходит с нашей страной, почему все это происходит, каковы возможные сценарии и альтернативы после этого момента?

Ключевым фактором, из которого вытекают текущие процессы, является стратегия, которой правительство Республики Армения руководствуется в своей работе. Это стратегия Реальной Армении, стратегия Армении, золотистую карту-макет которой я показываю всем вам при каждой возможности. Вот именно об этой Армении идет речь.

А почему эта карта должна вызывать споры и разжигать страсти? По одной простой причине: не только в предыдущие 33 года, но и до этого объектом, целью и предназначением нашей социальной психологии была не эта Армения.

И для этого были объективные причины. Важнейшей из этих причин является наше национальное несчастье, что на протяжении веков мы не имели государства, что само по себе должно было поддерживать в нашем сознании и подсознании мечту о восстановлении государственности, которая была важнейшим компонентом нашей национальной идентичности.

Но, мечтая о государстве, мы опирались на воспоминания, исходящие из государственных традиций, которые у нас существовали в прошлом: Армения Ервандидов, Армения Арташесидов, Армения Аршакидов, Армения Багратидов, Киликийская Армения. Эти Армении не были тождественны и сопоставимы друг с другом по территории, а иногда и по географическому положению, что стало объективным препятствием для конкретизации и объективации наших представлений об Армении.

Это может показаться несущественным, но представьте, что вы хотите построить дом, но не уверены, на какой территории, в каком месте и какого размера дом хотите построить. Пока ваши представления по этим вопросам не станут конкретными, вы не сможете построить этот дом, и ваши усилия по его строительству никогда не воплотятся в жизнь. Максимум, что вам удастся – это хаотичные действия, поскольку вы так и не ориентируетесь, на какой территории хотите построить дом, в каком месте, какого размера.

За короткий период существования Первой Республики нам не удалось конкретизировать наши представления о Республике Армения.

Вторая Республика [Армения] была советской, которая не была суверенным государством, а была государством в составе СССР, и по этой причине она представляла собой враждебную среду для размышлений о независимости и независимой Армении. Лица с такими мыслями и идеями подвергались уголовному преследованию и представляли угрозу целостности СССР.

Одним из методов борьбы Советского Союза с сильным национальным самосознанием армян было направление мечтаний о независимости Армянской ССР за пределы территории Советской Армении и Советского Союза, иногда в геополитических целях, а иногда в целях ослабления и искоренения восприятия Армянской ССР как потенциальной территории воссоздания армянской государственности. Советский Союз продвигал среди армян формулу поиска родины за пределами Армянской ССР.

Ввиду этого и ряда других факторов поиск родины стал одной из опор подсознания армян. Эта формула поиска родины на родине была безвредна для Советского Союза, поскольку мечты о восстановлении государственности переправлялись за пределы Армянской ССР, иногда даже за пределы территории СССР, а также становились геополитическим фактором, который Советский Союз мог использовать в своих международных отношениях.

А те, кто пытался связать чувства армянской государственности с Советской Арменией, оказывались в тюрьмах в качестве носителей антисоветской деятельности, оказывались на политической обочине, то есть их сторонники не множились.

И в этих условиях мышления поиска родины и государства вне родины образовалась Третья Республика Армения, которая позиционировала себя не как средство обеспечения свободы, безопасности и благополучия собственных граждан, а принял видение, которое целиком и полностью укладывалось в советскую армянскую формулу поиска родины.

И именно здесь мы и оказались в описанной выше ситуации, когда мы не очень уверены, на какой территории мы хотим построить государство, в каком месте мы хотим его построить и какого размера.

И поиск родины был вновь подтвержден в качестве ключевой социально-психологической задачи Третьей Республики.

Огромная часть глубинных проблем Третьей Республики связана именно с этим.

Я не могу похвастаться тем, что имел это понимание и осознавал эти концептуальные нюансы все время и на протяжении всего моего премьерства. Я системно занялся этой повесткой после вступления в должность премьер-министра Республики Армения, увидев в глубине и на практике те угрозы, которые грозят не только безопасности Республики Армения, но и существованию нашего государства в целом.

И, следовательно, концептуальный вопрос, решение которого я как премьер-министр считал жизненно важным, заключается в следующем: как мы собираемся обеспечить прочное и процветающее будущее Республики Армения?

Стратегическое обдумывание над этими вопросами привело меня к Повестке мира и концепции Реальной Армении, которые глубоко взаимосвязаны.

Если нашим стратегическим видением является не Реальная Армения, то и без того трудный мир будет невозможен, потому что наше окружение будет считать нас стратегической угрозой и, следовательно, сделает все, чтобы либо физически разрушить нашу государственность, либо не допустить ее развитие.

И во-вторых, когда мы не тратим наши ограниченные ресурсы и энергию на стратегические нужды Реальной Армении, то не получаем тех результатов, которые мы могли бы иметь, и развитие Армении, будущее наших детей затрудняется вдвойне. И мир, который так нужен Республике Армения, становится все более недостижимым.

В этих условиях суверенитет нашей страны существенно страдает, поскольку, когда твои представления о родине точностью не совпадают с международными легитимными границами твоей страны, ты вынужден открывать путь для непропорциональных влияний со стороны других, поскольку тебе кажется, что тем самым ты получаешь силу и поддержку для продвижения повесток, которые не совпадают с твоими легитимными границами.

Таким образом, мы снова оказываемся в советской армянской модели патриотизма. Именно эта модель отделила понятие родины от понятия государства, решив практическую задачу, которая заключалась в том, чтобы армянский народ не рассматривал Армянскую ССР в качестве пусть и не полноценной, но родины и государства, потому что следующий шаг, рассмотрение этого государства в качестве родины, стал бы шагом к углублению сознания независимости.

Вопреки различным оценкам, наше правительство не разделяет, а пытается воссоединить, сделать идентичными понятия родина и государство, потому что это единственный путь становления и укрепления Республики Армения, в противном случае мы потратим наши и без того ограниченные ресурсы на поиски родины, ставя под сомнение будущее родины-государства.

Как один из вас, получивший от вас мандат на работу над формулами, которые будут обеспечивать будущее Армении, я провел годы, размышляя об этой эпохальной повестке, об этом клубке до 44-дневной войны и после нее. И мои мысли привели меня к однозначному убеждению, что наш долг как перед будущим и будущими поколениями, так и перед реальными людьми, живущими сегодня в Республике Армения, требует от нас сделать все, чтобы суверенная и демократическая Реальная Армения с делимитированными границами стала национальной и государственной идеологией и концепцией.

И те обсуждения, которые происходят в нашей стране, для меня не являются сюрпризом, потому что я лично прошел этот болезненный путь от психологии Исторической Армении к психологии Реальной Армении, и этот же путь мы сейчас проходим вместе.

Мы проходим этот путь, и в конце этого пути находится наша Земля Обетованная, Республика Армения, с той лишь разницей, что мы и сейчас находимся здесь, но очень часто не замечаем нашей Земли Обетованной, и, не замечая ее, продолжаем наш поиск Земли Обетованной. Сегодня наша страна не идеальна в том числе и потому, что наши бесконечные поиски Земли Обетованной в Земле Обетованной не позволяют нам конкретизироваться и сформулировать ответ на вопрос, на какой территории, в каком месте, какого размера мы хотим построить дом-государство, и процесс делимитации каждым пограничным столбом формулирует ответ на этот вопрос.

И мы вместе должны пройти этот путь, который, да, не является ковровой дорожкой, а проходит через тернии и ловушки, сложные и трудные решения, разочарования и непонимания, но это единственный путь, который имеет перед собой горизонт и ведет в реальную Землю Обетованную, Реальную Армению – Республику Армения. Это решающий путь. Один из философов говорит, что лучший путь — это тот, который приводит тебя туда, где ты находишься. Этот путь ведет нас туда, где мы находимся, в Республику Армения, и дает нам возможность взглянуть на нашу реальность совершенно с другого ракурса. И только с этого ракурса можно увидеть будущее и путь, который ведет к этому будущему.

Есть только одна гарантия успешно пройти этот путь до конца: общенародная осознанность и убежденность в миссии политического лидерства.

Наша политическая команда и я живем этой миссией, и мы видим, что мы положили на стол формулу, которая будет гарантировать 29 тысяч 743 кв.км международно признанной легитимной территории Республики Армения и границ, которые окружают эту территорию, и наша задача не только брать на себя лидерство, но и вдохновить народ, граждан Республики Армения этим видением и формулой, потому что это формула, движение, которое ведет нас к реальной независимости и суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности границ. Это формула, которая даст нашему талантливому народу, каждому из вас и всем вам, возможность конкретизировать и насладиться результатами своего труда в лице свободной, справедливой, безопасной, процветающей и счастливой Армении.

Как, в какой последовательности шагов мы достигнем этой цели? Я подробно представил все это на пресс-конференции 7 мая, и не вижу необходимости повторять то же самое в других выступлениях и в этом формате.

Основная цель этого послания – разъяснить, прокомментировать, что происходит в нашей стране, с нашей страной, и почему это происходит.

В нашей жизни и в нашем сознании происходит становление Реальной Армении. Это трудный, болезненный процесс, который мы проходим вместе и который мы должны пройти. Это движение к независимости и суверенитету, которое мы должны довести до конца, и я и моя политическая команда считаем это нашей миссией. Наша миссия – сделать государство, независимость и суверенитет средством, которое служит гражданину, а не наоборот.

И в 2018, и в 2021 году гордые граждане Республики Армения дали нам мандат на обеспечение будущего Республики Армения, и этот мандат должен быть полностью и всецело реализован», – отметил Пашинян.