Врачебная халатность: Когда клиника не оставляет пациенту выбора (фото)

Врачебная халатность: Когда клиника не оставляет пациенту выбора (фото)

Житель Баку Зейнал Алекперов (1969 г.р.) пострадал в результате врачебной халатности, допущенной в EGE Hоspital, однако никто ответственность за это нарушение нести не хочет. Об этом Minval.az сообщил сам Зейнал Алекперов, обратившись с жалобой в редакцию.

Мужчина рассказал, что в начале марта был госпитализирован в клинику EGE с диагнозом «аневризма брюшной аорты», где ему в срочном порядке была сделана операция, длившаяся почти 8 часов, после чего Алекперов был переведен в реанимацию. После выяснилось, что была удалена не только аневризма, но еще и селезенка, и желчный пузырь. Через неделю, по словам врачей, состояние пациента улучшилось настолько, что он был выписан домой. Правда, с температурой.  Но в клинике предупредили, что после операции такое бывает, и беспокоиться не стоит.

Но на самом деле поводов для беспокойства было предостаточно: у Алекперова сильно опух живот, температура поднялась почти до 40. Но самое ужасное, что из швов интенсивно сочилась зловонная гнойная жидкость. Пришлось в срочном порядке обращаться в EGE клинику, где поначалу Алекперова отказались принимать. И поэтому ему пришлось ехать в госпиталь «Медикал», но там сказали, что у них нет врача, способного поставить дренаж.

«Я снова обратился в EGE, но на этот раз при помощи звонка к заведующему. Так, попав в стены госпиталя, я предъявил претензии хирургу Сеймуру Мусаеву, но он клялся, что не виноват в абсцессе. По словам хирурга, вместе с ним оперировали еще трое человек, но имена коллег он не назвал. Кстати, есть еще один интересный момент: чек на 12 тысяч манатов, а именно в такую сумму оценило руководство клиники оперативное хирургическое вмешательство, мне не выдали. На вопрос: «Почему?» был дан неубедительный ответ: «Мы не выдаем чеки за проведенные операции, только за послеоперационные процедуры»», – рассказал пострадавший.

Отметим, что З.Алекперов является сотрудником SOCAR, и его страховой полис действует только в больнице Нефтяников. Но так как в этой больнице не было специалиста по удалению аневризмы, ему посоветовали обратится в EGE, куда и было выписано направление, и куда его доставили на машине «Скорой помощи».

И вот операция проведена, казалось бы, все плохое позади и состояние здоровья Алекперова было вполне удовлетворительным. Но через сутки пришлось снова обращаться за медицинской помощью. Попытки лечь в госклинику или в другие медцентры Алекперовым все же были предприняты, но всюду отказывали под предлогом, что «не у нас резали, не нам и за последствия отвечать».

Далее в клинике EGE при осмотре раны Алекперова врач диагностировал абсцесс, и поспешил отметить, что это не более чем «обычное послеоперационное осложнение», и такую агрессивную реакцию дает культя селезенки. Для отвода гноя из брюшной полости Алекперову были введены несколько катетеров и прописаны системы с антибиотиками. В общей сложности мужчине поставили 23 системы. Катетеры переустанавливали больше двух раз и за каждую установку Алекперов платил из своего кармана – сначала 500, а затем 700 манатов.

В беседе с сотрудником Minval.az Алекперов рассказал, что не в состоянии больше платить за последствия врачебной халатности, результатом которой и стал злополучный абсцесс.

«Почему я должен за свой счет исправлять ошибки клиники? Из всех проблем со здоровьем у меня была только аневризма брюшной аорты, и не более. Почему я сейчас чуть ли не гнию заживо? Как можно было допустить подобную ситуацию, тем более что мы аккуратно платили за все процедуры?», – возмущается Алекперов.

Хождение по мукам продолжается уже больше месяца, а надежды на выздоровление все меньше, особенно с учетом того, что деньгам свойственно заканчиваться. Да и дело, по сути, даже не в деньгах: на примере данной клиники видно, даже большие деньги не сделают врача более квалифицированным. Кстати, интересен еще и тот факт, что об удалении желчного пузыря Алекперов узнал только на словах, ни в одном эпикризе это купирование почему-то не числится. После того, как супруга Зейнала Алекперова подняла шум, процедура удаления желчного пузыря все же была добавлена в эпикриз, но по-любому врачи так и не объяснили, почему затягивали с этой записью.

Отметим, что вчера пациент обратился в TƏBİB, но и в этой структуре в госпитализации в госклинику ему было отказан со словами: «Мы не отвечаем за частные клиники и их деятельность. Вы начали лечение в коммерческой клинике EGE, и к госклиникам отношения никакого не имели». И на все заявления Алекперова о халатности, допущенной врачами этой клиники, ответ был тот же: «За коммерческие клиники мы не отвечаем».

Что говорит закон?

Уголовный кодекс АР предусматривает всего две статьи, по которым врачей могут привлечь к ответственности, если речь не идет о психическом здоровье. Одна из них – статья 142 (Неоказание помощи больному), то есть неоказание медицинской помощи пациенту без уважительных причин медицинским работником, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальными правилами. К примеру: привезли пациента, врач не осмотрел его, не оказал первичную медико-санитарную помощь, перенаправил в другую больницу. Данные действия, если они повлекли причинение менее тяжкого вреда здоровью больного, наказываются штрафом в размере от тысячи до тысячи пятисот манатов либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового.

То же деяние, если оно повлекло причинение тяжкого вреда здоровью, наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. То же деяние, если оно повлекло смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Есть еще одна статья: 314 (халатность) УК АР, в которой говорится о неисполнении или ненадлежащем исполнении должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе. И если это повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам физических или юридических лиц либо охраняемым законом интересам государства или общества, наказывается штрафом в размере от пятисот до тысячи манатов, либо общественными работами на срок от двухсот сорока до четырехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до шести месяцев. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, – наказываются ограничением свободы на срок от двух до пяти лет либо лишением свободы до пяти лет.

В Азербайджане пациент не защищен

Юрист Акрам Гасанов в блиц-интервью «Минвалу» отметил, что в Азербайджане в этой сфере специализирующихся юристов очень мало, и все они, в основном, работают на клиники.

«В целом, главная проблема в медицинской сфере относительно прав потребителей – работа наших врачей не по протоколу. Есть международные протоколы, как именно врачи должны осуществлять свою работу: ставить диагноз, проводить лечение и операции. То есть не по своему хотению или по принципу «бабушка сказала», или «мне было видение». Каждый шаг врача поэтапно описан в протоколах. Но в Азербайджане, как правило, большинство этих протоколов даже не переведено на государственный язык. И поэтому каждый врач делает, что хочет. И зачастую даже не фиксирует то, что делает. И потому очень сложно доказать его вину», – говорит юрист.

По его словам, на самом деле ситуация более чем сложная, и сложность в том, что есть профессии, перед которыми бессилен потребитель – это юрист, врач и айтишник.

«Даже при огромном желании мало кому дано понять всю специфику этих специалистов. И даже приглашенный со стороны эксперт не всегда является притчей во языцех, ибо у каждого специалиста – свое сугубо профессиональное мнение, в которых представители этих трех профессий обязательно разойдутся и будут по-своему правы, каждый будет доказывать свое. В случае с врачами подобные прецеденты особенно опасны, речь идет о здоровье и жизни, а даже не о деньгах и так далее. Именно поэтому существуют протоколы. К сожалению, в Азербайджане Министерство здравоохранения не контролирует работу частных клиник, не следит за их деятельностью, не проводит даже просветительскую работу, чтобы пациенты знали о существовании этих медицинских протоколов. Я не буду приводить в пример Европу, а рассмотрю в качестве примера братскую Турцию, где врачи очень боятся судебных процессов. У нас же руководствуются некоей «презумпцией невиновности» врачей. С одной стороны, это, несомненно, правильно, а с другой стороны, это не более чем принцип «Не пойман – не вор». Врач должен доказать свою невиновность, предъявив свидетельство того, что действовал согласно протоколам, ибо ни потребитель, ни судья не могут понять, как нужно правильно лечить. А в протоколе это четко прописано. Медицина – не джаз, она не признает импровизаций. Единственная защита врача – точные действия согласно протоколу. И если врач не может этого сделать, значит, он виноват», – говорит А. Гасанов, добавив, что в наших судах как раз с точностью до наоборот предлагают пострадавшему доказать, что врач виноват. – Парадокс! Как мы можем доказать? Никак. А вот медучреждение, в котором работают эти врачи, должно провести расследование, чтобы выявить вину врачей, а не покрывать последствия их халатности, врачебной ошибки, вернуть всю потраченную пациентами сумму и, кроме того, выплатить компенсацию за моральный ущерб, как это принято во всем цивилизованном мире. Это сложно, я понимаю. Но данную тему нужно как можно чаще поднимать, так как подобные инциденты, особенно в последнее время, происходят очень часто», – отметил адвокат.

По его словам, основная проблема кроется в том, что Министерство здравоохранения самоустранилось, разделив сферу на частые клиники и государственные. На самом деле, это неправильно, такого разделения быть ни в коем случае не должно.

«Минздрав вообще не должен управлять и государственными клиниками тоже, это ни его функция. Министерство – регулятор, оно должно устанавливать правила, нормы, требования к любой клинике, защищать права потребителей, в крайнем случае, даже если не защищает на прямую, то обязано массово уведомлять потребителя о его правах в сфере медицины, например, как врач должен делать операцию или проводить курс лечения, ибо если что-то не так, пациент будет иметь право обжаловать ситуацию в суде на основе конкретных правонарушений. Опять же, отмечу еще раз острую нехватку специалистов, которые могли бы защитить пациентов, их нет и потому врачебная халатность приводит к таким печальным результатам», – заявил юрист.

Между тем попытки корреспондента «Минвала» дозвониться до руководства клиники не увенчались успехом: имя заведующего телефонистки назвать напрочь отказались, заявив, что дают информацию только по клиническим специалистам – кто и когда принимает и на какой день записывать. Мы все же нашли контакты главврача клиники Фахраддина Акперова, который отказался комментировать случившееся, сославшись на усталость после операции. С нами он так и не связался, а наши дальнейшие попытки связаться с ним, оказались тщетными. Это мы указываем на тот случай, если нас попытаются обвинить в необъективности. Опять же, мы предоставляем  руководству клиники возможность высказаться по данному поводу.

Дальше – больше

Сотрудник Minval.az обратился за комментарием в Министерство здравоохранения республики, и ему ответили, что операция на аневризму брюшной аорты входит в пакет обязательного медицинского страхования как жизненно важная дорогостоящая операция стоимостью выше восьми тысяч манатов. Достаточно зайти на сайт, и внимательно изучить информацию. Многие из перечисленных операций, отмеченных в списке, сопряжены с высоким риском для здоровья пациентов – это операции на сердце и головном мозге.

«Операция по удалению аневризмы брюшной аорты, которую провели врачи госпиталя EGE оплачивается страховочным полисом: пациенты, имея полис, не должны были платить за операцию вообще. Для руководства и врачей этой клиники неприемлемо и преступно использовать форс-мажорные обстоятельства, которые могли сбить с толку родственников больного и брать с них деньги, воспользовавшись их растерянностью. Кроме того, если клиника принимает пациента в платном порядке, родственникам обязаны предъявлять чеки за все оказываемые клиническим составом услуги», – отмечает источник в министерстве.

Получается, что руководство EGE клиники знало об этом полисе, но тем не менее деньги за операцию все же потребовало, а чек не выдало, чтобы потом, в случае чего, родственники пациента не могли ничего им предъявить и доказать.

И потому Алекперову не остается ничего другого, кроме как обратиться в Генеральную прокуратуру с заявлением, что они и сделали. Очень надеемся на то, что прокуратура объективно расследует факт и признает пациента пострадавшим в результате врачебной халатности, пусть даже если оперировали четверо – значит, отвечать придется всем четверым.

К великому сожалению, в Азербайджане очень редко удается привлечь врачей к уголовной ответственности за смерть или нанесение вреда здоровью пациента, даже при явном наличии состава преступления в действиях медперсонала. Оттого в клиниках и не подходят со всей ответственностью к проблеме пациента, забыв о клятве Гиппократу, и прибегают к различным махинациям, дабы замести следы своего присутствия. Сегодня клиники, тем более платные, рассматривают пациента только как источник дохода.

Яна Мадатова