Москва – Париж – другие: чей корабль затонет первым?

Москва – Париж - другие: чей корабль затонет первым?

Если риторика Макрона об отправке французских войск в Украину, ограниченный контингент которых там уже присутствует, не шантаж России и повод для обвинений в «трусости» Шольца по контрасту с собственной «отвагой», это будет означать только одно – Париж объявляет войну Москве, в которую могут вступить еще несколько стран. Но отчего месье так сильно парится, и чем могут на деле обернуться его патологические «искания»?

Минобороны Франции до смешного голословно обвинил шефа российской внешней разведки Сергея Нарышкина в ложности распространенной им информации, в соответствии с которой Франция уже готовит воинский контингент для отправки в Украину – для начала, около 2 тыс. человек. Это плюс к тем, кто неофициально уже присутствуют в Украине. «Данные … являются еще одним примером систематического использования Россией массовой дезинформации. Мы призываем к максимальной бдительности», – заявили в оборонном ведомстве Франции.

Ему бы вспомнить о ястребиной риторике собственного президента (о ней мы тоже расскажем), но, видимо, Парижу недосуг хорошо пораскинуть мозгами и выделить причинно-следственную связь в заявлении Нарышкина, чтобы не позориться на весь мир и не заявлять, что месье Макрона опять «неправильно поняли». И это никак не отнесешь к категории голословности, поскольку французский министр обороны Себастьян Лекорню заявил, что слова Макрона о возможной отправке войск в Украину якобы были неправильно истолкованы, и что он «высказывал разные гипотезы, но не имел в виду отправку для участия в боях, как многие подумали».

Но вернемся к Нарышкину (далеко не вчерашнему мальчику), сообщившему, что среди французских военных в Украине есть погибшие и раненые, и в министерстве Вооруженных сил Франции гибель военнослужащих неофициально признают. Равно как и то, что с таким уровнем потерь французская армия не сталкивалась со времен Алжирской войны 1954-1962 годов.В Елисейском дворце, утверждает глава Службы внешней разведки РФ, также считают, что количество погибших французов «превысило психологически значимый порог», и сейчас стоит вопрос их тайного захоронения и лечения раненых, дабы не спровоцировать народные протесты.

Нарышкин, кроме того, проинформировал о данных разведки, в соответствии с которыми Франция опасается, что переброска столь крупного контингента ее военных (первоначально 2 тыс. человек) не может произойти скрытно, и «таким образом станет приоритетной легитимной мишенью для атак».

Если верить информации Минобороны РФ, российские войска уничтожили 147 из 356 французских наемников, прибывших в Украину за время «специальной военной операции». Всего же уничтожено 5 926 наемников из различных стран.   

Чем обусловлено заявление Нарышкина, и почему, оно не голословно, даже оставив в стороне данные разведки? А тем, что спич об отправке французского воинского контингента принадлежит самому Макрону, и он вызвал весьма нервную реакцию в мире. А раструбил он следующее: Париж не исключает отправку своих военных в Украину и проведение наземных операций. «Мы не будем идти по пути эскалации, потому что нам не нужна еще одна война, но мы готовы сказать, что у нас нет лимитов (!), и мы будем реагировать на то, как будет вести себя Россия», – сказал он. Более того, президент Франции рассчитывает собрать антироссийскую военную коалицию, что не вдохновляет и даже приводит в ужас ряд государств – союзников Парижа по НАТО.

Вероятно, Макрона не тормознул ответ российского президента Владимира Путина, заявившего: «Что касается тех государств, которые говорят о том, что у них в отношении России нет никаких красных линий, тогда они должны понять, что и в России в отношении этих государств тоже не будет никаких красных линий».

По информации Le Monde, французские власти с прошлого лета изучали возможность отправки военных в Одессу. «В любом случае в наступающем году мне придется послать некоторых ребят в Одессу», — сказал Макрон в конце февраля. Варианты дислокации французских (и чьих еще военных?) озвучены, несмотря на то, что на вербальном уровне – генсека НАТО Йенса Столтенберга и не его одного, – альянс не собирается отправлять своих военных в Украину, и вообще неплохо бы Макрону советоваться (с военным блоком) по важным вопросам.

Москва – Париж - другие: чей корабль затонет первым?

Известна также реакция на «инициативы» президента Пятой республики руководителей ряда стран НАТО, в том числе Германии, Италии, Словакии, Швеции, заявивших, что у них нет планов отправлять войска в Украину. Однако, пишет Politico, Париж, все-таки, собирает группу стран, открытых к отправке своих войск в Украину.

Между тем премьер Венгрии Виктор Орбан не исключает, что Запад решит отправить войска в Украину через 2-3 месяца. В таком случае понятно, что если НАТО, все же, поддержит действия Парижа и вмешается в украинский конфликт, это будет напрямую угрожать безопасности России, и с большой вероятностью приведет к применению ядерного оружия и к третьей мировой войне.

Что касается французского сценария дислокации войск, западные СМИ его (их) обсуждают совершенно открыто, с участием военных экспертов. Так, речь идет об интервенции в Одессу с захватом выходов на Днепр, а также на границе Украины с Беларусью. Заметим, что угроза последней автоматически повлечет за собой ее защиту российскими войсками уже на территории РБ. Впрочем, возможна и реализация обоих сценариев в параллельном режиме.

Военный эксперт Александр Перенджиев (его цитирует «Военное дело») весьма оптимистично заявляет, что отправка французских солдат в Украину может сыграть на руку российской армии, так как у французов нет боевого опыта: «ВСУ имеют хоть какой-то военный опыт, а французы привыкли воевать только с аборигенами в Африке, и то не всегда успешно. С нашим вооружением и полученным опытом мы разобьем их даже не в считаные дни, а часы».

Несколько бравурно-преувеличенным видится и подход к проблеме заместителя председателя Совета безопасности РФ Дмитрия Медведева, написавшего в своем Telegram-канале, что было бы неплохо, чтобы французы отправили несколько полков в Украину: такое количество военных спрятать весьма проблематично, и вопрос их планомерного уничтожения будет «не самой сложной, но сверхважной задачей». «При таком количестве гробов, которые будут доставлены во Францию из чужой далекой страны, скрыть массовую гибель профессиональных военнослужащих невозможно», – считает он. И для французского руководства это окажется «равносильно гильотине» – с ним расправятся представители оппозиции, которым внушали, что Франция не воюет с Россией. И это станет для Европы хорошим уроком, полагает Медведев.

Вопрос, однако, в том, ограничится ли Париж 2 тыс. военных, и учла ли Москва откровения начальника штаба Сухопутных войск Франции генерала Пьера Шилля, огласившего готовность его страны к «самым жестким» конфликтам, чтобы защитить свои (!) интересы. По его словам, Франция может дислоцировать 20 тыс. солдат за 30 дней, и осуществлять командование силами до 60 тыс. человек, в том числе, включая армии союзников. Сказано, конечно, громковато. 

Чего добивается Макрон, и как это может аукнуться самой Франции, России и иным?На данном этапе недооценивать милитаристическую риторику месье явно не стоит. Причем, по мнению директора по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федора Лукьянова, решение об отправке войск на Украину может быть принято внезапно и без раздумий о возможных последствиях.

По его словам, передает ТАСС, политический стиль президента Франции подразумевает стремление произвести впечатление на публику при помощи риторики: «Но это вполне может означать, что по мере произнесения этих слов он меняет общественную атмосферу в сторону того, что (отправка военнослужащих) вполне может произойти и ничего такого в этом нет. …  Это, собственно, по-моему, уже и происходит, правда, довольно медленно». Вопрос в том, в какой форме она произойдет – «… 2 тыс. человек уже можно считать серьезным подразделением. Конечно, это будет рассматриваться как уже прямое участие в конфликте, и реакция может быть разной. В современном контексте возможно все».

Добавим к этому, что Париж – по сравнению с Берлином – находится в условно выигрышном положении, поскольку решение об отправке войск Макрон может принять и без одобрения парламента. А «расхрабрись» Шольц на следование макроновскому курсу (соперничество Парижа с Берлином за влияние в Европе, и не только в ней, хорошо известно и зашло довольно далеко), ему, для отправки войск, необходима поддержка Бундестага.

Так для чего Макрону головная боль, которую могут разделить с ним в Украине, предположительно Польша и государства Балтии с их довольно хилыми возможностями? Париж, с одной стороны, традиционно старается расширить сферы своего влияния, то есть заполнить вакуум – в данном случае, из-за событий в Африке. Его активность на постсоветском пространстве, помимо Украины, бросается в глаза и в Армении. Кто следующий? Для чьих глаз и к чьему сведению Макрон прибегает к столь дешевому трюку (явно для него не символическому), распространяя в соцсети свои фотографии с тренировки по боксу (без его ведома этого бы не произошло).

Бицепсы (трицепсы?), как пишут наблюдательные люди, накаченные с помощью фотошопа, свирепое выражение лица – кого он запугивает?

Москва – Париж - другие: чей корабль затонет первым?

Путина и всех остальных? «Берегитесь, мистер Путин, Макрон, с его большими мускулами, большими руками, ждет вас», – прокомментировал скандальную фотосессию Макрона французский журналист, экс-парламентский атташе Майк Боровски. Было бы любопытно услышать лексику президента России, когда он «любовался» совершенством и силой макроновских «мышц», напрягшихся для сдерживания (поглощения?) России.

Но дело не только в России: Макрон претендует на превращение Франции в центр силы в Европе и, вероятно, рассчитывает на то, что Россия не осмелится наносить удары по одной из армий НАТО. Второй момент: Макрон надеется перехватить лидерство в Европе у Германии и Великобритании, пока США заняты грызней Байдена и Трампа, то есть самое время для утверждения собственной самостоятельной игры. Проблема в том, чьей победой закончатся выборы в США, и в каком свете Пятая республика предстанет, в итоге, пред светлы очи Вашингтона, которому главный европейский «ястреб» то ли сыграет на руку, то ли испортит всю игру, особенно если будет поднят вопрос активизации роковой статьи 5 Североатлантического альянса, тем более в условиях, когда из европейских армий идет массовый исход военнослужащих.

Как пишет американское издание Politico, то есть не пропагандистский рупор Кремля, «Чем выше угроза общего конфликта, тем быстрее они – европейцы – увольняются из армий! Речь идет уже даже не о том, чтобы набрать новых солдат, а о том, чтобы действующие не увольнялись». И это особо касается Франции, которая по информации главы ее оборонного ведомства Лекорню, разработала многоплановый и затратный план удержания кадров. Аналогичная ситуация в Германии.

И если такое положение для Макрона «трын-трава», он либо полностью не понимает политических реалий в мире, расклада сил, а также внутрифранцузских настроений, либо его жажда примерить «наполеоновскую треуголку» и подчинить себе мир – тяжелый недуг, которому хорошего конца не видать.

Но в контексте локально Украины, а не «владения миром», есть еще один момент – грабительский: прихватить месторождения урана, которые Франция потеряла в Африке (а это была прекрасная халява), которая не удалась с Казахстаном. И хоть Украина не столь мощный кладезь этого стратегически важного для французской энергетики ядерного топлива, как тот же Казахстан, Россия, Узбекистан или Нигер, она, как-никак, входит в топовую десятку уранодобывающих стран. Так что ястребиный «ларчик» Макрона открывается не так просто, как это может показаться: «ключи» к нему – в несколько тугих оборотов. А причина – политическая и финансово-экономическая булимия, требующая, вероятно, хирургического и психотерапевтического вмешательства.  В общем, комплексного лечения.

А, может, он просто играет на публику и шантажирует Россию, не просчитывая риски шоу, поставленных в Елисейском дворце: классные французские режиссеры, по большей части, уже ушли в прошлое.

Ирина Джорбенадзе