Запад продолжает запугивать Кыргызстан. Жапаров пока держится

Запад продолжает запугивать Кыргызстан. Жапаров пока держится

Несмотря на то, что деструктивному вмешательству Вашингтона во внутренние дела Кыргызстана президент республики дал вежливую, но твердую отповедь, американцы не успокоились и продолжают проводить свой «базовый принцип» – безоговорочного им подчинения едва ли не во всех сферах жизни (на сей раз – КР), не входящего ни в интересы ее безопасности, ни в морально-этические нормы кыргызов. Но непослушание «нерадивых учеников» наказуемо менторами. И что же они такого придумали?

О письме, адресованном госсекретарем США Энтони Блинкеном президенту Кыргызстана Садыру Жапарову, общественности стало известно спустя месяц, как и (еще позже) об ответе последнего первому. Напомним, послание Блинкена содержит крайнее беспокойство Вашингтона за кыргызское гражданское общество в связи с намерением парламента КР утвердить законопроект об иностранных агентах (в настоящее время он принят в двух чтениях). Госсекретарь прямо дал понять, что если закон не отзовут и он вступит в силу, это негативно отразится «на всей ситуации», поскольку поставит под угрозу доступ граждан к получению жизненно важных услуг. Таковыми он назвал области здравоохранения и образования, которые через неправительственный сектор финансируют правительство США и их международные партнеры.

О других направлениях деятельности гражданского сектора за счет западных денег Блинкен, понятно, умолчал. «Некоторые американские партнеры настолько обеспокоены этим законом, что рассматривают возможность превентивного прекращения деятельности в Кыргызской Республике», – прибег к шантажу госсекретарь, напомнив: «Мы уже видели последствия принятия подобных законов в других странах».

Собственно, «подобные законы» приняты и в США, и в европейских и других государствах, но об этом Блинкен «забыл», поскольку широкая сеть НПО в Кыргызстане (а их порядка 30 тыс.) хоть не абсолютно поголовно, но проводит в республике интересы Запада, не укладывающиеся в интересы защиты безопасности Кыргызстана; пропагандирует идеи, крайне далекие от морально-этических норм, принятых у кыргызов. Более того, именно НПО-шники были движущей силой революций в Кыргызстане, заказанных его иностранными «друзьями».

Жапаров – не скажем, что ожидаемо – накатал Блинкену ответное и довольно подробное письмо, цитирование которого полностью приводить не будем. Однако главные его тезисы весьма красноречиво говорят о том, что кыргызстанский президент не склонен следовать указивкам Вашингтона в ущерб суверенитету, безопасности и Конституции свой страны.

Вот они, опубликованные пресс-секретарем Жапарова. Президент выразил готовность Бишкека взаимодействовать с Вашингтоном в двустороннем и многостороннем форматах (государства Центральной Азии + США), но в то же время он «вынужден с сожалением отметить», что содержание письма госсекретаря содержит «признаки вмешательства во внутренние дела нашего государства».

Жапаров пояснил, что цель законопроекта – внести ясность и упорядочить деятельность неправительственных/некоммерческих организаций, действующих в Кыргызстане. Однако часть таких организаций получает финансирование из-за рубежа, причем, не только из США и государств Евросоюза. Соответственно, «существует проблема, напрямую связанная с защитой законных интересов кыргызского государства, насколько может и должен быть государственный контроль за деятельностью средств массовой информации и неправительственных организаций, финансируемых иностранными государствами или с иностранным участием. Речь идет о том, что кыргызское государство, как это ему положено по статусу, намеревается контролировать, откуда приходят деньги в эти … организации, кем, как и на какие цели они расходуются».

Жапаров также указал на то, что концепция инициированного депутатами парламента проекта закона близка к концепции действующего закона о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act, FARA), принятого в США в 1938 году: «Как нам известно, в законе FARA статус иностранного агента предусмотрен не только для средств массовой информации, но и для других юридических и физических лиц. Нарушения — задержка регистрации или отказ от нее, чреваты не только административным, но и уголовным наказанием. В этой связи не может не возникнуть вопрос: почему вам можно, а нам нельзя? Господин Блинкен, за последние три года в Кыргызстане многое поменялось и меняется в лучшую сторону». И это «воочию ощущают соотечественники, у которых появилась надежда на лучшее будущее. Они стали больше зарабатывать, у них появилась уверенность в завтрашнем дне. Государство по мере своего укрепления активизирует взаимодействие с гражданским обществом. Налажена обратная связь между властью и народом — через Народный курултай».

«Наши главные требования» – именно так написал Жапаров и перечислил их – в том числе, «исполнение норм Конституции и законов КР, включая Налоговый кодекс; обеспечение прозрачности деятельности неправительственных/некоммерческих организаций, средств массовой информации и их подотчетности перед налоговыми органами». Общество, государство, пояснил он, должны видеть, откуда, из каких иностранных источников и на какие цели идет финансирование той или иной неправительственной организации, что полностью соответствует Конституции КР и международным обязательствам республики.

Отчего законопроект вызвал бурю негодования со стороны ряда СМИ и НПО, финансируемых за счет средств налогоплательщиков стран — участниц Евросоюза и США? Жапаров дал ответ и на это: «поскольку они опасаются выхода из тени и реального налогового контроля со стороны государства». И заметил, что к критике законопроекта подключились Евросоюз, ПРООН, ОБСЕ, USAID, посольства ЕС и США, другие доноры кыргызских НПО и СМИ, депутаты и политики иностранных государств. Впрочем, по распоряжению Жапарова администрация президента исчерпывающе разъяснила им – что к чему и почему.

«Поэтому мне непонятно, как вышеназванный проект закона в случае принятия парламентом может поставить, как вы пишете, «под угрозу доступ ваших граждан к жизненно важным услугам», – указал Жапаров Блинкену. Он подчеркнул и то, что часть гражданского сектора, финансируемого иностранными государствами, зачастую распространяет лживую, недостоверную информацию среди народа, что приводит к судебным тяжбам по иску потерпевших или оболганных: «И таких дел в судах множество».

Опять же – не все, но часть НПО-НКО, получающих финансирование из-за рубежа (в кыргызском обществе их называют «грантоедами»), превратились в «семейные предприятия», занимающиеся «распиливанием» денег, поступающих от иностранных спонсоров». И доказательства тому есть – Жапаров готов предоставить их Блинкену.

Но надежды президента на то, что «уважаемый господин государственный секретарь», основываясь на вышеприведенных разъяснениях и гарантиях, сможет развеять опасения «некоторых американских партнеров по реализации», чтобы они и дальше продолжали свою деятельность в Кыргызстане, не сбылись. И его «единственная просьба — не вмешивайтесь во внутренние дела нашей страны», услышана не была.  Напротив – Вашингтон стал давить на Кыргызстан с большей энергией и частичной, в «бархатных перчатках», расшифровкой того, что может случиться в республике, прояви она самовольство, то есть законное право отстаивать собственные национальные интересы.

Так, посол США в КР Лесли Вигери в интервью Tazabek собственно переписку комментировать не стал, ссылаясь на ее «конфиденциальность» (!) Но заявил, что если парламент КР примет закон, то лишится возможности США для помощи республике, большая часть которой проходит через «партнеров-исполнителей», то есть НПО. И как вы думаете, на какой помощи сделал акцент посол? На обеспечении школьников горячим питанием и учебниками, медицинской помощи для лечения опасных заболеваний, содействии фермерам для увеличения экспорта сельскохозпродукции, поддержке перехода к новой, более экологически устойчивой экономике.

Политический и морально-этические векторы (включая активность ЛГБТ) упомянуты вообще не были – будто их не существует. Но почему предполагаемое законодательство, если доноры «чисты как стеклышко», ограничит, по убеждению посла, их полезную деятельность? В том числе, поддержку обучения английскому языку, «открывающему двери для многих кыргызстанцев, которые хотят участвовать в глобальной экономике» и работать с американскими фирмами, ведь «Международным языком ведения бизнеса является английский». Ну и понятно, продвижение обучения английскому есть способ «стимулирования роста экономики Кыргызстана. Это тоже означает рабочие места и инвестиции».

Американские компании, интересующиеся работой в области недропользования и горнорудной промышленности, имеют, по словам дипломата, множество вопросов к законодательству Кыргызстана. Но при чем тут резкое отторжение закона об иноагентах? Этот вопрос послу, к сожалению, задан не был. Зато ему пришлось невнятно отвечать, отчего компании Кыргызстана попали под американские санкции. Нет, утверждает Вигери, «Санкции не предназначены для того, чтобы помешать Кыргызстану поддерживать экономические отношения с Россией, мы не преследуем такую цель», но одна из них отправляла компоненты и запчасти для самолетов в Россию, нарушая законодательство США об экспортном контроле. Что касается остальных, они «тоже были уличены в отправке товаров в Россию». Какой именно номенклатуры – не уточняется.

Понятно, что письмо Жапарова Блинкену было полной неожиданностью для Госдепа, не ожидавшего такой прыти от «какого-то там Кыргыхстана», вроде как ничем непримечательной, бедной (при этом напичканной золотом), да еще и вполне управляемой Западом: видимо, простота устройства в республике «цветных» переворотов ввела их в некоторое заблуждение в отношении того, можно ли при Жапарове легко «качать права» Бишкеку и диктовать ему условия. То есть они никак не ожидали выхода из зоны комфорта западных НПО-НКО в Кыргызстане, и для того, чтобы втащить их в нее обратно, был делегирован (на месте) американский посол: ему, конечно, виднее.  Но в таком случае мимо его внимания не могло пройти то, что в начале этого года Госкомитет национальной безопасности КР задержал группу «блогеров» по подозрению в попытке организации госпереворота. И деятельность их оплачивалась «западными партнерами» – во всяком случае, как утверждает ГКНБ.

Облом. Но, кстати – не первый. В августе прошлого года, несмотря на внешнее давление и усилия «гражданского общества», Жапаров подписал закон, запрещающий пропаганду среди детей нетрадиционных сексуальных отношений и распространение информации, отрицающей семейные и традиционно-общественные ценности; формирующую неуважение к родителям или другим членам семьи.

«Аргументы» – закон является аналогом российского. Причем, подчеркивает «Вечерний Бишкек», «преподносилось все так, словно КР должна ориентироваться на западные нормативы, требующие обучать пятилеток мастурбации, рассказывать им об однополом сексе, и позволяющие проводить гормональную терапию для смены пола десятилеткам. Видимо, похожие новшества готовились внедрять и в Кыргызстане.

А теперь о тех программах, которые могут свернуться из-за принятия закона. Лесли говорил о детском питании (кстати, в США – масса голодающих детей, и эту тему не раз подымали американские СМИ); об «экологически устойчивой экономике». Господин посол, находясь в самом «сердце» Бишкека, отслеживая все визиты, разговоры, соцопросы и прочее, вроде должен быть в курсе того, что о «благополучии детей» (затасканный пиар-ход, и не лучше ли переключить внимание на кормежку, скажем, сомалийских и палестинских детей) заботятся не только США посредством гражданского сектора, но и напрямую, на уровне государства – Россия, обеспечившая школьников горячим питанием на $20 млн. По подсчетам самого Жапарова, благодаря этой сумме бесплатное питание получили 180 тыс. младшеклассников и открыли республиканский центр по школьному питанию.

Экология, зеленая энергетика и связанная с ними экономика? Да, есть такой масштабный проект. Но американцы постоянно обещали инвестировать в строительство солнечной электростанции, а «воз и ныне там». Так что строительство солнечной электростанции мощностью 300 МВт. начала российская сторона, взяв на себя и его финансирование.

Оплачивает РФ и строительство ГЭС, а сейчас обсуждается вопрос сооружения в КР атомной электростанции. Таким образом, американский посол напрасно пугал Кыргызстан. В зимний период, при дефиците электроэнергии, поставлять ее в КР будет опять-таки Россия – по сути, основной партнер республики в области энергетики, что вызывает крайнее недовольство США, всеми средствами старающимися оторвать не только Кыргызстан, но все государства Центральной Азии от их традиционного партнера (Minval писал об этом). И речь не только о России, но о другом «зле» – Китае.

Еще один существенный момент. В самый разгар страстей по законопроекту спикер парламента КР Нурланбек Шакиев отправился в Великобританию, и его визит в Лондон предварили НКО Кыргызстана с просьбами к Азиатскому банку развития, Всемирному банку, Европейскому инвестиционному банку и Европейскому банку реконструкции оказать давление на парламент и Жапарова с тем, чтобы законопроект, «сеющий атмосферу страха», был отозван. Словом, спикеру гражданский сектор, вернее, его особо ретивые, накидали «черных шаров». А ведь Шакиев отправился в Объединенное Королевство с намерением договориться об увеличении квот для трудовых мигрантов КР с 2 тыс. до 10 тыс. (в разы меньше, чем в РФ) и привлечении инвестиций в горнодобывающую отрасль.

Лондон был выбран НПО-шниками неслучайно: ведь и он активно финансирует гражданский сектор Кыргызстана. И тоже не прочь шантажировать и угрожать его властям, как это делают США.

Ну, не повинуется Жапаров, и что тогда? Международные финансовые институты свернут помощь Кыргызстану, тем самым подталкивая его на еще более глубокую включенность в орбиты России и Китая? Свергнут Жапарова? Но легко ли будет это сделать, если двигателям кыргызстанских революций на сей раз, все же, несколько перекроют подачу «кислорода».

Сложновато. Поскольку в настоящее время, несмотря на активность антивластных НПО, уровень доверия к власти очень высок, что подтверждает опрос Международного республиканского института (IRI, США), работающего в тесной кооперации с Госдепом. Он, скорее, о чем свидетельствуют многочисленные опросы на постсоветском пространстве, склонен преуменьшать уровень доверия к властям «неправильных» стран. И даже он выдал 82% в пользу того, что население КР считает: их государство движется в правильном направлении.

И в самом деле: Кыргызстан, в котором десятилетиями сохранялась политическая нестабильность, утихомирился, стал более устойчивым в экономическом плане, добился роста ВВП, продовольственной безопасности, худого мира с соседним Таджикистаном. Его сотрудничество с традиционными партнерами – ЕАЭС, ШОС и СНГ, дало результат в плане увеличения объемов торговли, создания новых промышленных предприятий, участия в крупных инфраструктурных проектах, роста зарплат, пенсий и пособий.

Людям Жапаров импонирует – руководитель он жесткий, однако довольно дальновидный для того, чтобы хотя бы постараться противодействовать желающим обнулить суверенитет Кыргызстана грубым диктатом и вмешательством во внутренние дела республики. И отповедь Блинкену – неплохая иллюстрация к сказанному.

Словом, пока Жапаров держится, хоть Кыргызстан далеко не в шоколаде, и проблем у него – предостаточно.

Ирина Джорбенадзе, автор Minval.az