Центральная Азия пошла вразнос: эксперты призывают быть начеку  

Центральная Азия пошла вразнос: эксперты призывают быть начеку  

Все республики региона стоят перед угрозой радикального исламизма и свержения светских правительств: это их «роднит», и превентивные меры принимаются. Но в то же время в некоторых из них происходят весьма неожиданные внешнеполитические изменения, не укладывающиеся в традиционную, для ЦА, осторожность и равноудаленность от ведущих центров силы, имеющих прямое отношение к ущемлению суверенитета государств региона и причастных к дестабилизации обстановки в них. 

В данном и далеко не полном обзоре проблем, нужд, проколов и перспектив развития государств Центральной Азии, адекватные действия их властей сменяются тем, что принято именовать «очевидным – невероятным». И в этой связи мы начнем наше повествование с Туркменистана, считающегося едва ли не самой закрытой страной мира, однако начавшего рушить привычный и имидж – вероятно, не с той стороны, с которой следовало бы.

Туркменистан, который даже в тяжелый пандемийный период сопротивлялся въезду в страну иностранных экспертов, пытающихся выяснить, действительно ли она, в отличие едва ли не от всего остального мира, убереглась от коронавируса, как утверждали ее власти, что на самом деле не соответствовало действительности, довольно неожиданно стал развивать западное направление во внешней политике: Запад, от которого Ашхабад шарахался как от чумы, нынче желанен.

В чем это выражается? В марте Ашхабад посетит Генсек ОБСЕ Хельга Шмид – в рамках ее визита состоится конференция «Роль нейтральных стран (а Туркменистан имеет именно такой статус) в укреплении безопасности и доверия в регионе ОБСЕ». Спустя два месяца в вотчине Бурдымухамедовых пройдет региональная встреча Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Ашхабад совместно с Центром ОБСЕ и рядом своих госструктур подготовил план реализации совместных мероприятий на 2024 год. Направления: эффективное сотрудничество в политической, экономической, экологической и гуманитарной сферах в двустороннем и многостороннем форматах, то есть региона Центральной Азии.

Можно сказать, что явление это беспрецедентное. Тем более, в гуманитарной сфере, где речь идет, в частности, о защите прав и свобод человека, совершенствовании основ демократических институтов страны, гендерном равноправии, развитии СМИ и т.д. Словом, о том, чего нет в помине в Туркменистане, сильно проигрывающем в соответствующих сферах не только «развитым» государствам, но и республикам Центральной Азии, принятых считать авторитарными. В общем, Туркменистан и ОБСЕ задружили не на шутку – решили вместе реализовать 40 (!) проектов.

К чему бы это? Эксперт по Центральной Азии Сердар Айтаков пояснил «НГ», что «Заигрывание Туркменистана с ОБСЕ и ОБСЕ с Туркменистаном является составной частью общего тренда по вовлечению стран Южного Кавказа и Центральной Азии в лоно даже не Европы как таковой, а западного мира в целом. В этом же тренде находится … принятая резолюция Европейского парламента с призывом как можно скорее разработать новую стратегию ЕС в отношении Центральной Азии, целый ряд локальных и тематических инициатив, как Срединный коридор (ТМТМ) с его составной транскаспийской частью, попытки ЕС пристегнуть страны Центральной Азии к своим инициативам по Афганистану, – все находится в одной связке».

По его словам, в этом же направлении активничают в регионе Япония и Южная Корея, что «привносит явный антикитайский мотив, как бы это странно ни звучало, ведь тот же самый Срединный коридор изначально задумывался в качестве альтернативного российскому маршруту Европа–Китай». Данность такова, сказал собеседник издания, что из всех официальных СМИ Туркменистана исчезли любые упоминания о Китае как «стратегическом партнере», и вся туркменская дипломатия в срочном порядке организует контакты с представителями бизнеса Европы, США, Японии и Южной Кореи – с целью найти альтернативу китайским технологиям практически во всех областях, где в последнее время укрепилось китайское присутствие.

Кроме того, «Ашхабад до сих пор саботирует переговоры по строительству четвертой линии D газопровода Туркменистан–Китай, а высокопоставленную партийную делегацию из Китая отказались принимать Аркадаг (Гурбангулы Бердымухамедов) и Сердар Бердымухамедов (президент)». «Запад, – сказал эксперт, – старается торговать смыслами и принципами. В этом нет ничего необычного, кроме резко возросшего цинизма и беспринципности. Другое дело, что власти Туркменистана, похоже, все же приняли решение на смену вектора с восточного на условно западный. Что в мотивах этого решения больше – желания пряников или боязнь кнута, пока остается неизвестным». И, кстати, в околовластных кругах Туркменистана всерьез обсуждается вопрос вероятности избрания Туркменистана на должность председателя ОБСЕ и скорого заключения торгово-экономического соглашения Туркменистан–ЕС.

В довершении к этому («но тут дело не в России, а в Китае») туркменские власти готовятся к необходимости «временного» отключения поставок газа в КНР на период обострения ситуации между США и Поднебесной. Вопрос в том, «Компенсируют ли европейские «плюшки» потерю 10 млрд долларов в год, которые Туркменистан получает за продажу газа в Китай, и потерю доступа к китайским технологиям».

На этом фоне Международная организация труда (МОТ) со штаб-квартирой в Женеве констатирует, что правительство Туркменистана «не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда при сборе хлопка». В докладе МОТ подчеркивается, что сборщики хлопка вынуждены работать в опасных и антисанитарных условиях при температурах от -10 до +40 градусов, причем, под воздействием опасных химикатов, но без средств защиты и медицинской помощи. МОТ выдал массу призывов и рекомендаций властям Туркменистана – впрочем, не впервые, – но Ашхабад оставил их без реагирования, хотя вопрос принудительного труда по сбору хлопка рассматривался, в том числе, в этом месяце на уровне ООН в рамках Конвенции о ликвидации дискриминации в отношении женщин, которых тоже принуждают к ежегодному сбору хлопка, что квалифицируется как жестокая форма трудовой эксплуатации.

В общем, «как всегда», в Туркменистане – «все отлично», поскольку иначе ситуацию власти страны не характеризуют. К примеру, идет 8 марта, и вопрос денежных подарков женщинам рассматривался аж на заседании правительства страны. В итоге учащимся, работающим, получающим пенсии или пособия девочкам, женщинам и девушкам вручат денежные подарки в размере 60 манатов (около $3 по курсу черного рынка).

При этом на недавнем заседании председатель Халк Маслахаты Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов (экс-президент) отрапортовал, что ВВП страны с 2009 года увеличился в 3,7 раза (размер ВВП не приводится, только процентные показатели роста), а объем розничной торговли возрос в 8,5 раза. Говорилось также о необходимости модернизации законодательства, в том числе, для вступления страны в ВТО.

Кыргызстан

«Вечерний Бишкек» развивает крайне острую тему «тренда на радикальный исламизм» во всех странах Центральной Азии, включая Кыргызстан: «Главной целью этого религиозного течения является свержение светских правительств и создание единого исламского тоталитарного государства, базирующегося на основах шариата». Перечисляются деструктивные действия радикалов в КР, включая террористические акты. Издание также констатирует, то «обработке радикалистов в первую очередь подвергаются молодые люди, почти дети».

В стране действует около 4 тыс. религиозных организаций, более 85% из них относятся к мусульманской конфессии. Духовное управление мусульман Кыргызстана (ДУМК) координирует и контролирует мусульманские религиозно-образовательные учреждения и джамааты. Однако далеко не все из них согласовывают свою деятельность с ДУМК. Так, только в период с 2003 по 2017 год судами разных инстанций республики были признаны экстремистскими и террористическими 21 организация.

Для борьбы с радикальным исламизмом Кыргызстан принимает целый комплекс мер, в том числе, на законодательном уровне – «контролирующих религиозную деятельность в стране и направленных на укрепление светского общества. Однако даже эта работа показала, насколько высоки риски, связанные с распространением радикальных исламистских идей в Кыргызстане».

В стране, пишет издание, принят закон «О противодействии экстремистской деятельности», и его обсуждение показало, что даже в парламенте есть сторонники радикальной исламистской организации, признанной таковой в Таджикистане, Узбекистане, Казахстане и России.

Словом, «террористическое подполье» в Кыргызстане «стягивает к южным рубежам страны и других государств региона группировки боевиков. И это опасно еще и потому, что такие группировки… могут стать (если уже не стали) политическим инструментом в руках внешних кукловодов, желающих раскачать ситуацию в стране, уничтожить действующий режим. На сегодня это наиболее выгодно Западу, который предпринимает все силы для того, чтобы сократить влияние России в регионе и разрушить традиционные связи стран Центральной Азии со своим стратегическим союзником».

«Выводы экспертов неутешительны, потому что Кыргызстан, как и центрально-азиатский регион, находится под пристальным вниманием различных радикальных религиозных группировок террористического характера, которые не оставляют идею построить здесь исламский халифат и создать второй Афганистан», – говорит эксперт Игорь Шестаков.

По его словам, за последнее время ГКНБ (госбезопасность) уделяет повышенное внимание этой теме, сотрудничает в межгосударственном формате с ОДКБ, ШОС, которые на системном уровне занимаются, с одной стороны, мониторингом этих всех явлений, а с другой стороны, по возможности их пресекают.

Как считает политолог Марс Сариев, горячей точкой регион может стать уже в этом году – «глобальные игроки до президентских выборов в США могут начать дестабилизацию». Он отметил, что в настоящий момент в соседнем Казахстане проводятся массовые задержания радикальных религиозных активистов практически во всех областях. Это говорит о том, что у казахских спецслужб есть информация о возможной дестабилизации ситуации. «Надо быть начеку, – предупреждает эксперт. – Тем более, президент Садыр Жапаров обозначил недавно верные векторы в своем ответе Госсекретарю США Энтони Блинкену. Это … не устраивает США, как и закон об НПО… Все это может послужить детонатором, … глобальные игроки, которые противостоят России, могут начать раскачивать ситуацию».

«Остановка военных действий на Украине со стороны США – сигнал к тому, что вскоре полыхнет Южный Кавказ или Центральная Азия. Поэтому, стоит помнить, что есть силы, заинтересованные в дестабилизации ЦА. Надо быть начеку», – подчеркнул Марс Сариев.

Видимо, неслучайно в этом же издании появилась статья, касающаяся удвоения оборонительного потенциала Кыргызстана китайскими артиллерийскими комплексами. Местный эксперт Медербек Корганбаев отмечает немногочисленность армии и погранвойск республики по сравнению с армиями и пограничными войсками Казахстана и Узбекистана, но при этом не имеет претензий к боеспособности КР. И считает, что малочисленность ВС и погранвойск можно компенсировать за счет формирования новых артиллерийских подразделений (РСЗО и самоходные артиллерийские орудия/установки). В данном случае речь идет о создании новых ракетно-артиллерийских дивизионов, дислоцированных в приграничных районах. Эксперт перечисляет номенклатуру необходимого вооружения и его боевого предназначения. «Китайское вооружение, – полагает он, – становится более конкурентоспособным и качественным. Общая граница Кыргызстана и Китая облегчит поставки и логистику вооружения и боеприпасов в нашу республику». И «… будет правильным создать на территории КР совместный кыргызско-китайский военный учебный центр под эгидой МО КР и оборонного ведомства КНР».

Казахстан

Помимо борьбы с радикальными исламистскими движениями и другими проблемами в республике озабочены «биологической войной», которую США ведут против животных в РК. Массово гибнут лошади, домашний скот, верблюды. Исходя из статьи, опубликованной Фондом стратегической культуры и различными СМИ, к массовому падежу имеют отношения биолаборатории Пентагона в Центральной Азии, в которых осуществляются проекты по перемещению зараженных смертоносными вирусами «животных из местной фауны» на территории сопредельных стран.

О том, что в биолабораториях Пентагона разрабатывается биологическое оружие, говорят сами американские ученые. Автор закона против биологического терроризма, профессор международного права Иллинойского университета в Шампейне (США) Френсис Бойл сообщил, что около 13 тыс. ученых в 400 лабораториях в США и за рубежом заняты созданием новых штаммов боевых микробов-убийц. А China Daily писала, что биолаборатории в Казахстане находятся в ведении США и «проводят секретные исследования по передаче вирусов от верблюдов к человеку с целью навредить Китаю, так как верблюды – трансграничные животные и постоянно мигрируют из Казахстана в Китай».

То есть «Американцы заинтересовались верблюдами, потому что посредством них можно легко замаскировать использование биологического оружия под природную вспышку местного заболевания. Ведь «корабли пустыни» служат основой крупных сдвигов в вирусных пулах, циркулирующих внутри и между популяциями верблюдов, домашнего скота и летучих мышей. … через них в качестве контейнеров удобнее всего распространять искусственно доработанные штаммы. Уже доказано, что местные верблюды являются резервуаром для коронавируса ближневосточного респираторного синдрома (БВРС-КоВ). Кроме того, известно, что верблюды являются резервуарами нескольких «избранных агентов», в том числе крымско-Конго-геморрагической лихорадки (ХГЧ), вируса клещевого энцефалита (ТБЭВ) и Coxiella burnetii (бактерия, вызывающая Q-лихорадку)».

Утверждается также, что Казахстан был выбран для реализации этих проектов потому, что в республике имеется научно-техническая база для подобных исследований, а также огромное поголовье верблюдов – 200 тыс. голов. Казахстан удобен еще и тем, что он граничит с Китаем и Россией, в которые можно легко перебросить инфекцию через сознательно инфицированных мигрирующих животных.

Ну а «В последнее время американские военные биологи, похоже, стали экспериментировать на среднеазиатских лошадках. … американские военные ведут настоящую биологическую войну против животных на территории Казахстана. Беспрецедентная массовая гибель лошадей и коров свидетельствует об этом более чем убедительно».

О другом. Депутаты Мажилиса одобрили проект закона, которым вносится пожизненное наказание за педофилию и убийство детей, сообщает Zakon.kz. Кроме того, восстанавливается уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью с наказанием в виде штрафа; «ужесточается уголовная ответственность за истязание несовершеннолетнего либо лица, находящегося в беспомощном состоянии, нанесение тяжкого и среднего вреда здоровью». В частности, исключается альтернативный вид наказания как «ограничение свободы» с применением только лишения свободы. Также уголовная ответственность распространится на пропаганду самоубийства.

Таджикистан 

Международная правозащитная организация Freedom House признала РТ одной из самых репрессивных стран мира. С 2014 по 2023 год (доклад датирован февралем нынешнего года) организация зафиксировала в общей сложности 1034 транснациональных преследования, совершенных правительствами 44 стран на территории 100 государств. По общему количеству репрессий в первую пятерку вошли правительства Китая, Турции, Таджикистана, России и Египта. Правозащитники считают, что авторитарные страны бывшего СССР создали общую базу лиц, за которыми нужно следить.

Напомним, ранее все пять стран Центральной Азии были причислены к странам с «укрепившимся авторитаризмом» в рейтинге Freedom House.

Таджикистан также теряет позиции в рейтинге восприятия коррупции – он скаканул с 149-го места на 162-ое из 180 стран мира, что определила международная организация Transparency International. То есть уровень восприятия коррупции в Таджикистане оказался идентичным с Афганистаном, Бурунди, Чадом, Коморскими островами, Конго, Мьянмой и Суданом. Чуть выше находятся Кыргызстан и Россия – 141-е место в мире. Слегка улучшились показатели Узбекистана и Казахстана – 121-е и 93-е места соответственно. Первое место заняла Дания, за которой следуют Финляндия, и Новая Зеландия.

Узбекистан 

Похоже, что реализация проекта строительства железной дороги Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар с выходом в порт Карачи, наконец-то сдвинулась места. Во всяком случае, президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев заявил, что есть договоренность с министром транспорта РФ Виталием Савельевым об участии российской стороны в разработке технического обоснования проекта этой дороги и его дальнейшем продвижении. О строительстве дороги говорят давно (она выведет Узбекистан и Россию в порты Ирана и Пакистана через Афганистан), но реализации проекта мешала ситуация в Афганистане. Вероятно, нынче она меняется, и Кабул активно ищет инвесторов строительства. Дорогу эту узбекский лидер назвал «проектом века».

NewsAsia со ссылкой на директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова пишет: учитывая, что предполагаемой колеей этого транспортного коридора будет «российский стандарт» 1520 мм, подобный вариант развития событий позволит не только сформировать единое транспортное пространство России и стран Центральной Азии, но и позволит российской машиностроительной отрасли войти в прямую кооперацию с узбекскими производителями.

По его пояснению (инициатива строительства принадлежит узбекской стороне), дорога, к тому же, свяжет места разработки основных месторождений полезных ископаемых и торговые континентальные потоки с рынками сбыта и морскими портами.

На сегодняшний день, в условиях фактической остановки транспортировки основной экспортной продукции России в западном направлении, использование трансафганского маршрута выглядит одной из альтернатив для транспортной отрасли страны. Словом, «нет сомнений в том, что российский бизнес готов к активной «экспансии» в Центральную Азию». Здесь же заметим, что пакет совместных российско-узбекских проектов уже тянет на миллиарды долларов.

Вообще же экономическая жизнь в Узбекистане кипит, в том числе, в плане передачи объектов, находящихся в собственности государства, в частное управление. Так, информирует Sputnik (Ташкент), в частное управление и для модернизация в Узбекистане передают аэропорты

Бухары, Намангана, Ургенча и Андижана. В стратегии РУз до 2030 года планируется увеличение числа авиаперевозок в четыре раза. В настоящее время количество внутренних и международных рейсов недостаточно для удовлетворения спроса на них, и основная часть полетов по-прежнему приходится на аэропорты Ташкента и Самарканда, возможности которых уже значительно ограничены.

Ирина Джорбенадзе, автор Minval.az