Германия упрощает получение гражданства для потомков жертв нацизма

25 марта, 01:00

Германия упрощает правила получения гражданства для потомков жертв нацизма. Мера поможет закрыть юридические лазейки, из-за которых потомкам жертв было отказано в заявлении о предоставлении гражданства.

«Речь идет не только о том, чтобы исправить положение, а о том, чтобы принести извинения в глубоком стыде, — сказал министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер. — Это огромное счастье для нашей страны, если люди хотят стать немцами, несмотря на то, что мы всё забрали у их предков». Хотя Германия уже давно разрешает потомкам преследуемых евреев восстанавливать гражданство, ходатайства многих заявителей были отклонены по ряду причин, сообщает Guardian. Некоторым соискателям было отказано, потому что их предки бежали из Германии и приняли другое гражданство до того, как их гражданство было официально аннулировано. Другим было отказано, потому что они родились от матери-немки и отца-иностранца до 1 апреля 1953 года. До этого немецкое гражданство можно было унаследовать только по отцу.

В соответствии с двумя постановлениями, которые оказались в распоряжении Die Welt, условия натурализации будут облегчены для этих групп граждан. При этом предварительными условиями для возможности натурализации являются «базовые знания немецкого языка, а также базовые знания правового и социального порядка и условий жизни в Германии». Плата за подачу заявления не взимается, допускается двойное гражданство.



Какой мир констатируют миротворцы?

3 августа, 16:56

Российские средства массовой информации, в особенности, федеральные каналы, частенько выводят в блок официоза вести из зоны Карабаха, где сосредоточены миротворцы РФ. Они, как известно, занимают позиции в районах проживания армянского меньшинства, где сооружают разделительные линии, чтобы исключить контакты между азербайджанцами и армянами. Свинцовая тональность сообщений зачастую напоминает стиль боевых сводок с линии фронта, хотя военных действий там давно нет.

Риски, конечно, имеются, и исходят от недобитых и пока еще не сдавших оружие сепаратистов, которые облюбовали лесные просторы. Пользуясь содержимым многочисленных схронов и подземных укрытий, они периодически нарушают тишину, провоцируют азербайджанских военных на ответные действия.

Несколько раз нарывались на огненные побоища, получив поучительные уроки. Имея точное представления о причинах и следствиях преступных действий, а российские миротворцы совместно с турецкими коллегами постоянно мониторят обстановку, иногда проявляют непонятную сдержанность в отношении возмутителей спокойствия.

Известны тревожные факты, приведшие к подрывам на минах российских миротворцев. Зафиксированы смерти и серьезные ранения членов личного состава.

Неизвестно, проводили ли военные органы расследования по имевшим место серьезным инцидентам. Однако обращает на себя внимание хладнокровие и терпимость российского командования, не посчитавшего нужным сделать серьезные предупреждения и внушения представителям так называемых самодеятельных управленческих структур.

Зато время от времени миротворцы, словно спецподразделения, находящиеся в окопах жаркого фронта, распространяют сводки о занятиях по боевой подготовке. Хоть и сообщается, что к такого рода мероприятиям причастны подразделения материально-технического обеспечения миротворческого контингента, сведения относительно отработки тактики ведения боя вызывают далеко не умиротворяющие ассоциации.

Во время испытательных операций, маневров и учений случаются истории с летальным исходом. Зачастую отработка намеченных операций проводится в условиях, максимально приближенных к боевым. От этого не легче родным и близким военнослужащих, которым приходится узнавать о положении в карабахском регионе Азербайджана из тех же российских СМИ.

Не сдавшиеся армянские сепаратисты и разного рода бандиты горазды на неадекватные действия. В условиях нарастающей русофобии приходится констатировать, что командование миротворцев по долгу службы обязано не упускать из виду их перемещения и маневры. Но вместо того, чтобы усиливать работу по обезвреживанию опасных элементов, миротворцы интенсифицируют отработку оперативно-тактических навыков.

Последние вести от них и вовсе вызывают обескураживающее чувство.  Сообщается о проведении личным составом комплексных упражнений и стрельб, о создании определенной обстановки для преодоления минно-взрывных заграждений, нанесения огневого поражения мелким группам условного противника и эвакуации личного состава из подбитой бронетехники. Все, как в настоящем бою.

Военным в любых условиях важно быть готовыми к выполнению задач повышенной сложности, однако насколько это актуально для миротворцев, находящихся на азербайджанской земле?

Судя по детальным сообщениям об учениях, у массовой аудитории создается впечатление, что российский контингент находится во враждебных условиях, и оттачивание боевого мастерства превращается в крайнюю необходимость ради обеспечения безопасности личного состава.

С момента распада СССР в Азербайджане не было и нет воинствующей ксенофобии даже в отношении армян. Этого не сказать об армянах, оказавшихся в угаре националистической ненависти в отношении всех, в том числе и русских. И когда представители командования в своих пояснениях и реляциях для общественности высокопарно рапортуют об успехах учений, поневоле возникают тревожные ассоциации.

Миротворцы, учитывая специфичность их миссии, обязаны играть на умиротворение обстановки, вести разъяснительную работу среди населения с тем, чтобы выбить из него сепаратистскую и прочую агрессивную дурь. Однако размах и военно-техническая составляющая программы занятий показывает, что вовсе не защита мира, а предмет боевой подготовки задействованных подразделений является основной задачей российского контингента.

Спору нет, тактико-специальная подготовка важна для военных везде и всюду, однако особенности миссии миротворцев невозможно спутать ни с чем.

Российские военные то ли по незнанию, то ли нарочито накручивают рейтинги сложности выполняемых операций, ставя во главу угла не осушение болота сепаратизма, а занятия по боевой подготовке с использованием специальной техники, боевых машин и других средств.

Можно предположить, что миротворцы готовятся к полномасштабным военным действиям с заклятым недругом. Спрашивается, а против кого в недавнем прошлом проводились минометные стрельбы? Это ведь очень важный и серьезный сегмент подготовки, и его постоянно оттачивают подразделения, ждущие переброску на места боевых действий. Неужели в текущих условиях в Карабахе контингенту миротворцев угрожает армия Азербайджана? А может какая-то другая?!

Единственная опасность, угрожающая всем, в том числе и миротворцам, это свободно перемещающиеся по открытыми коридорам армяне, которые по ночам везут контрабанду. А посты миротворцев, которые по долгу службы должны смотреть в оба, даже в ус не дуют.

Да и используемые контингентом понятия и термины дают пищу для тревожных размышлений. К слову, такая формулировка, как «отражение диверсионной группы противника», звучит не только двойственно, но даже провокативно. Создается мнение, что российский контингент находится в Азербайджане сугубо в эксклюзивном режиме, выслеживая не реально существующих армянских сепаратистов, а каких-то хорошо вооруженных, но виртуальных коммандос, на след которых трудно выйти.  

Миротворцы, где бы ни выполняли миссию, обязаны реализовать себя, свои возможности через стабилизационные действия, и никак не будоражить всеобщее сознание, которое всегда болезненно реагирует на пункты разногласий.

Тофик Аббасов, аналитик