В природе часто случаются события, которые при тщательном разборе выявляют совмещения. Особенности их причинно-следственных мотивов иной раз дают достаточно поводов, чтобы говорить, или о прямой взаимосвязи, или же о непроизвольном совпадении.

Коронавирус угрожающе бродит по просторам. Объявившись в начале года в Китае, он стал перемещаться, и особенности его навигации стали вдруг в точности повторять маршрут одного из наиболее нашумевших проектов современности.

Речь об инициативе Китая «один пояс — один путь», который в силу своей масштабности и неординарности, завоевал умы видавших виды политтехнологов и экспертных сообществ. Не остались в стороне от его  обсуждений политические элиты, которые по определению не могут бездействовать в геоэкономическом действии, коль на кону судьба крупнейшей интеграционной программы.

Объявились ярые сторонники и противники проекта, который призван воссоздать новую, более современную и технически совершенную модификацию великого шелкового пути. Казалось бы, какую в себе опасность может таить новое слово в совершенствования глобальной инфраструктуры? Она же обещает невиданные импульсы системе коммуницирования.

Китай, который прочат в мировые экономические лидеры, давно отошел от келейной концепции саморазвития, и с годами все больше раскрывается, предлагая смелые решения преодоления традиционных проблем. Он стал  мобильным в диверсификации производства, потребления и распределения, и в этом его выигрышная особенность.

Застолбив большую фору в глобальной конкуренции, Поднебесная стала играть наиболее гибкую роль в сносе системы, которая давала преимущества только сильным. Наступили новые времена, требующие активного участия в глобальной игре, обещая выигрыш всем акторам. Порыв Пекина находит  понимание в умах большинства деловых элит. Большинства, но не всех.

Проект неожиданно закрутил вихрь дебатов и погнал по информационным каналам столбы тревожных мнений. Мировую паутину захлестнула волна скепсиса, которая стала подбивать пользователей на глубинные сомнения. В контексте китайской инициативы вошло в оборот определение «великая афера века».

Откуда росли ноги у дитя скепсиса, не трудно догадаться. Из-за океана не последовало одобрительной отмашки, и Вашингтон ясно дал европейским партнерам знать, что не одобряет прорывной ход Пекина, видя в нем массу новых рисков.

В чем они конкретно заключались, США не уточняли, однако предупреждали партнеров, что от Китая исходит ассиметричный вектор партнерства, и от него следует держаться как можно дальше.

Смысл сигнал ясен. Он равносилен призыву глушить инициативу и всеми силами отдалять от него всех, кого только можно.

Вроде, европейские партнеры США всецело поддержали заокеанского гегемона, дав понять, что разделяют опасения о таящихся рисках проекта. Но только вот единогласной поддержки видение Вашингтона не нашло.

Карты Белому дому попутал Рим, согласившийся сложить воедино усилия с Пекином. Италия не только готовится пустить китайский бизнес в свои пенаты, но и выступает с встречными предложениями о создании полноценной экономической унии.

Произошло это ровно год назад, когда в марте 2019 годы лидер КНР Си Цзиньпинь совершил исторический вояж в Италию.

В ходе государственного визита его сопровождало более 500 человек, которые были готовы найти новые точки соприкосновения. Главным же пунктом двусторонней встречи в верхах стало подписание меморандума, который откроет доступ китайскому торговому флоту в итальянские порты Генуя и Триест.

Согласно обоюдному желанию, китайский капитал также заручился правом участия в экономике страны-участницы большой семерки, которая пошла своим путем и поддержала порыв Пекина в выстраивании новых парадигм интермодальных грузоперевозок.

Перевалку грузов из дальневосточного региона контейнерами в европейском направлении до сих пор никто не планировал в столь масштабной форме. Говорят же, что все невероятное когда-нибудь да случается. Рим всецело поддержал желание Пекина найти новый путь, соединяющий Азию с Европой. Это еще и означало, что Поднебесная выражает готовность к инвестиционной активности на всем протяжении пути со всеми партнерами.

Не заставившая себя долго ждать негативная реакция Вашингтона не только удивила, но и ужаснула. Белый дом заявил, что расценивает идею сближения Рима с Пекином не иначе, как удар в спину. Но было уже поздно.

Трехдневный визит китайского лидера завершился триумфом. Две страны сообща оформили заявку на стратегическое сближение, которое подразумевает соединение аж трех континентов, включая Африку.

Пекин готов поделиться национальными ресурсами со всеми странами, которые поддержат «один пояс», и это сулит потенциальным партнерам преференции в виде займов, технологий и стабильного наращивания взаимодействия. А Рим с Пекином в транспортно-коммуникационном содружестве заприметили, что смогут осилить до 20% объемов морских грузоперевозок. Это сулит странам огромные преференции.

США в такой перспективе узрели угрозу своим интересам, ибо Пекин в скором времени создаст собственный международный банк, который составит мощную конкуренцию не только подконтрольному США Международному валютному фонду, но и Федеральной резервной системе.

Крупнейшему мировому должнику в лице США явно не по себе. Китай не только дышит в затылок, но и загоняет соперника в угол.

Но, кажется, неожиданная подмога мировому гегемону пришла, откуда не ждали. Заставивший содрогнуться мир коронавирус странным образом начал навигацию по маршруту «одного пояса – одного пути». Случайно ли?

Под совпадениями, как известно, имеются в виду совмещения событий и процессов, которые не имеют под собой очевидной причинно-следственной связи. Их большей частью относят к разряду случайных стечений обстоятельств. Но иной раз самые невероятные вещи происходят согласно закону о случайностях, который отвергает все сходства с конспирологическими теориями.

На дворе новые времена, утверждающие законы криптополитики. Конспирология это уже пройденный этап.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az