Пресс-конференция Владимира Путина остается в центре внимания экспертного сообщества, что было вполне предсказуемо. В ходе общения с прессой затронуто множество тем: и Украина, и статус Армении как форпоста России, и экономика, и многое другое. Возможно, предсказуемым было и «озвучивание» просьб, особенно от представителей региональных СМИ, и вопрос представителя СМИ Японии о судьбе островов, которые в Москве называют «Южными Курилами», а в Токио — «северными территориями», и даже неудобных вопросов от украинского журналиста следовало ожидать.

Но в какой-то момент к микрофону прорвалась журналист ГТРК «Дагестан» Елена Еськина.  Во-первых, вопрос ее касался более чем громкого дела. Еще в 2016 году в Тамильском районе Дагестана в ходе спецоперации были расстреляны два брата — 17-летний Наби и 19-летний Гасан Гасангусейновы, пастухи, которые как раз возвращались с пастбища домой. Убитых юношей, конечно, объявили боевиками и уже готовились обвинить во всех местных нераскрытых преступлениях, как события пошли не по сценарию. Когда убитых юношей обнаружил их дядя, а потом у места страдной находки собрались односельчане, уже нельзя было не заметить, что на убитых — чужая одежда, что пулевые отверстия на телах и на одежде не совпадают… И вот теперь Еськина обращается к Путину: «Впоследствии выяснилось и доказано судом, что они не были боевиками и не были причастны к незаконным вооруженным формированиям. Сейчас дело уже переквалифицировано, и идёт разбирательство по статье 105 «Убийство», где пострадавшей стороной признан отец. Дело передано в Москву, но, к сожалению, точку в этом деле никак не поставят. Я Вас очень прошу, возьмите под свой личный контроль расследование этого дела об убийстве братьев Гасангусейновых и, пожалуйста, как можно быстрее официально реабилитируйте этих ребят». Президент России предсказуемо заверил: «Я должен дать соответствующее поручение, считайте, что оно уже есть, Александру Ивановичу Бастрыкину. Он как раз возьмёт это под контроль и мне доложит, что там происходит. Я, честно говоря, об этом первый раз слышу. Но обещаю вам, что уделю этому необходимое внимание. И у Бастрыкина такое поручение будет».

На самом ли деле Путин оказался глубоко не в курсе дела, которым взбудоражен весь Дагестан — вопрос открытый. Президент РФ, уверены многие, слишком часто для форума такого уровня, пардон, «включал «Незнайку в Кремле»», отвечая на острые вопросы фразами типа «я не в курсе», «я разберусь», «я дам поручение» и т.д. В том числе и в ситуациях, когда речь шла о весьма громких делах и процессах.

Однако Еськина начала свой вопрос с показательной преамбулы. Отметив, что она живет в многонациональной стране, «и это замечательно», в многонациональном Дагестане и еще в многонациональной семье (муж — аварец), Еськина продолжила: «Так вот, когда у меня появились дети, я начала обращать внимание на то, что у нас показывают по российскому телевидению. И очень часто, если не всегда, в рекламах у нас бывают детки такие красивые – светленькие, светлый волос, светлые глазки, большие голубые глаза. И я задумалась: а где остальные, допустим, какие‑то типажи, допустим, монголоидный типаж? Ведь у нас Россия многонациональная, порядка 200 народов у нас живёт. Давайте возьмём даже полк, самый главный полк страны – кремлёвский, там тоже ребята у нас практически, не практически, а славянской внешности. И существует негласный критерий о том, что нужно идти славянским ребятам. Вам этого не кажется?» Путин торопливо заверил: «Нет».  Еськина не сдавалась: «Не кажется. Значит, мне показалось. Тогда просто я обращусь к Вам…» Президент РФ для пущей верности добавил: «Вам кажется».

Здесь, конечно, самое время поинтересоваться: а сам Владимир Владимирович действительно верил в то, в чем пытался убедить Еськину? Достаточно даже не самого пристального взгляда на официальный российский телеэкран, чтобы понять: дагестанской журналистке, увы, далеко не все, по выражению Путина, «кажется». К тому же проблема не ограничивается кастингом детей для съемок в рекламных видеороликах или даже отбором призывников в Кремлевский полк. Недавняя полицейская операция против ингушских студентов в общежитии одного из московских вузов, давно известная, хотя  и не признанная официально, «нацеленность» правоохранительных органов на «лиц кавказской национальности», недопустимо благодушное отношение к ультранационалистам, «спущенные на тормозах» дела о преступлениях на почве расизма и национализма — все это еще можно было бы списать на «отдельные инциденты», если бы к ним не примешивалась государственная политика. Едва ли меньшую общественную напряженность создает постепенное и планомерное «выдавливание» из образовательной сферы языков народов России — татарского, башкирского и т.д. Нелишне вспомнить и назначение на высшие посты в регионах выходцев из российских силовых структур, вроде того же Васильева, «перераспределение полномочий» в пользу центрального руководства. Все это — и многое другое — не может не заставить, скажем так, «россиян неславянской национальности» чувствовать себя «гражданами второго сорта»

А вот это уже серьезно. Сегодня, конечно, Россия не «расползается по швам», как Югославия или СССР. Конституция РФ, в отличие от СССР, вообще не предусматривает за «субъектами федерации» права на выход из нее. Да и говорить о серьезном и заметном движении за независимость этих самых субъектов сегодня не приходится. Нет ни ярких лидеров, которые могли бы возглавить такого рода движение — ни во властных структурах, ни за их рамками, ни структурированных организаций и движений, которые по терминологии второй половины ХХ века можно было бы назвать национально-освободительными. И это все — не считая «цены вопроса». Достаточно вспомнить обе чеченские войны, чтобы представить себе, чем обернется распад такой страны, как Россия.

Но вместе с тем не замечать весьма тревожных тенденций тоже не получается. Особенно на фоне красноречивой исторической памяти: в 1985 году СССР тоже выглядел единым, спаянным и монолитным. Что не помешало ему через 6 лет исчезнуть с карты мира.

И самое главное, если распад СССР и превращение союзных республик в независимые государства никто не допускал даже мысленно, то опасность распада России уже обсуждают. Причем высказываемые в ходе таких обсуждений «акценты» и «рецепты» только усиливают центробежные настроения. Достаточно вспомнить, как главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в интервьюEsquire назвал национальные меньшинства и республики «главной угрозой» России. «Года два назад я беседовал с человеком, занимающим высокий пост в правоохранительных органах, он сказал: «Ты знаешь, как быстро строятся мечети в Поволжье? Знаешь, что туда ходит только молодежь?» Это у нас бабушки в платочках, а там только молодые. Там зреет», — разглагольствовал Венедиктов, который согласился, что в результате формируется «вполне себе Волжская Булгария». Потом главред «Эхо Москвы» добавил: «А главное — политика нынешней администрации по борьбе с национальными языками — это ошибка. И я говорил об этом публично. Для людей это очень болезненно. Давай вспомним 1917 год: политика Александра III по языкам привела к тому, что двадцать лет спустя революцию поддержали все национальные меньшинства в стране. Они видели в русском империализме угрозу их культуре. И то же самое случилось в 1990-е».

А вот к этим словам Венедиктова лучше отнестись всерьез. Потому как в те же дни, когда Путин пытался убедить журналистку из Дагестана, что она волнуется совершенно напрасно, многих в Кремле новости из того же Дагестана прямо-таки бросили в холодный пот: на окраине Махачкалы открыт памятник турецким солдатам, которые в 1918 году выбили из порт-Петровска, ныне Махачкалы, части белогвардейского генерала Бичерахова. Стела установлена на окраине села Агачаул у подножия Тарки-тау и представляет собой естественный камень-глыбу из таркинского песчаника, на лицевой стороне которого вмонтированы две черные мраморные плиты с изображением турецкой национальной символики в виде полумесяца и пятиконечной звезды. На монументе высечены тексты на кумыкском, русском и турецком языках: «Священной памяти солдат Османской армии, павших за освобождение Анжи-калы (Порт-Петровска) от оккупационных войск генерала Л. Бичерахова. Мир и покой их душам». Сообщившая об этом «Газета.ру» возмущена: «Это едва ли не первый случай, когда на территории России воздвигают памятник ее врагам в одной из крупных войн». Ей вторит EADaily: «Против России: В Дагестане открыли памятник аскерам Энвера-паши».

И самое главное, ситуацию в России «расшатывает» и «подтачивает» не только «национальный вопрос». Куда опаснее общий рост социального и политического напряжения, который к тому же в существующих в РФ условиях просто не находит выхода.  И вот тут уже не приходится исключать никаких сценариев.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az