Между посольством Армении в России и известным российским журналистом Сергеем Доренко завязалась переписка вокруг последних высказываний журналиста относительно и.о. премьер-министра Никола Пашиняна.

Ранее Доренко, раскритиковал позицию и.о. премьер-министра Никола Пашиняна в эфире передачи, обсуждая проведение ЛГБТ форума в Ереване. Он отметил, что заявления Пашиняна абсолютно серьезно бьют по политическому лицу этого лидера.

«Я думаю, для политика Пашинян совершил самоубийственный ход. Он с нежностью рассказал о мальчике, который подавал ему кофе в гостинице в Париже. Он с нежностью, с заботой и с такой включенностью рассказал о том, что ему в Париже в гостинице армянин-мальчик подавал кофе, и он его спросил, Пашинян спросил: слушай, почему ты не едешь назад в Армению? Он говорит: я из такого-то городочка, маленького городочка, и мы бежали вместе с моим любовником. То есть два армянских мальчика, влюбленных друг в друга, бежали во Францию, потому что жизнь их была нестерпимой, тяжелой. В маленьком городочке, кстати говоря, везде будет нестерпимо. В маленьком городочке в штате Индиана тоже будет нестерпимой жизнь двум гомосексуалистов. Поэтому гомосексуалисты в основном и едут в крупные города, где они могут потеряться в атомизированном обществе. И он говорит: я начал думать об этом мальчике… он думает об этом мальчике. Заявление лидера, господина Пашиняна, что он не знает, как этот мальчик подавал ему кофе, он влюблен в другого мальчика, эти все заявления, они, конечно, абсолютно серьезно бьют по политическому лицу этого лидера», — отметил журналист.

Далее Доронко отметил, не видит в Пашиняне политика.

«Политик, и Пашинян должен понимать это, политик должен занимать позицию, а не наводить тень на плетень. Вот когда Пашинян говорит: я не знаю, этот милый мальчик, у него были красивые глаза и так далее, мы начинаем думать про Пашиняна. Вот я не знаю, а что же, их танками давить, говорит Пашинян. Он выступает в парламенте: а что же, их танками давить? То есть он дает понять, что он испытывает симпатию. Политик занимает позицию, политик не может блуждать в позиции и пороть хрень.

Он должен говорить, как политик: я — передовой европейский политик, европейские христиане гомосексуалисты… кто там собирался устроить гей-парад? Европейские христиане-гомосексуалисты наши люди, они соответствуют моим взглядам, я, Пашинян, с ними, я лично приду к ним поддержать и прочее. У меня такое мужество, это каминг-аут ли не каминг-аут, не имеет значения. Вообще не ваше дело, спрашивать, долблюсь я в дупло или нет, говорит Пашинян, мое дело такое — я за передовые взгляды. Точка. И я приду на этот парад, говорит Пашинян. Вот это позиция. Вторая позиция другая. Он говорит: я стойкий приверженец консервативных взглядов на семью, я читаю Библию, я христианин вот такой, я не читаю Библию через задницу. Я читаю Библию вот так. И в Библии сказано конкретно. Все. Вот тогда это политик. Когда политик начинает рассказывать, какие были хорошие, светлые, мутные, с поволокой глазки у мальчика в Париже в гостинице, когда мальчик подавал ему кофе в постель или куда, я начинаю думать, что у парня, у Пашиняна, нет четкого политического взгляда, а может быть, и сексуального нет четкого. И тогда он поплыл, и я поплыл. Я избиратель, мне, избирателю… я, например, хотел голосовать за Пашиняна, предположим. Лидер начинает плыть. Ты не плыви, ты будь тут или тут. Иди к ним, побрей ноги тогда, Пашинян. Побрей ноги, побрей грудь. Иди туда. Хорошо. Я скажу: черт, это мужественный парень, но он другой. Я не буду за него голосовать. Или наоборот, иди сюда и скажи: ребята, это точно неправильно и так далее, весь консервативный арсенал. Я скажу: интересно, парень занял позицию. Но когда парень выходит на трибуну парламента, это говорит о незрелости армянской политики, политического мира. Когда парень выходит на трибуну парламента и разговаривает, как полупедик-интеллигент где-то в компании за вином. Так можно, в час ночи где-то на шашлыках со своими корешами говорить: я не знаю, у него были красивые глазки, этот мальчик подавал мне кофе, я вспоминаю этого мальчика, ах, какой был мальчик. Это можно так говорить в час ночи, среди своей компании, в своей тусе. Но если ты политик и выходишь на трибуну парламента, ты должен занять чертову позицию. Либо брей ноги и иди к педикам, либо не брей ноги и иди сюда. Но нельзя быть политиком, который танцует туда и сюда. Это неправильно», — сказал Доренко в эфире программы «Подъём» на радио «Говорит Москва».

Посольство Армении отреагировало на слова Доренко, отметив, что «журналист забыл про все нормы этики эфира, позволив себе с подачи отдельных лиц оскорбительные высказывания в адрес Армении и ее руководства».

«Дипломатическому представительству, конечно, не подобает в публичном пространстве комментировать высказывания, которые напоминают лишь маразм и бред (насколько недипломатично не прозвучало бы это). Одновременно, трудно не реагировать, в частности, на так называемые «мнения экспертов и журналистов», которые выходят за рамки приличия и являются лишь оскорблением. Оскорблением в адрес страны, народа и властей», — говорится в сообщении посольства.

В ответ Доренко выступил с разъяснениями.

Он подчеркнул, что его суждения, персональное мнение не о стране, а о противоречивых поступках участников политического процесса в Армении. Он также заключил, что вправе судить о поступках.

Minval.az