Минувшая неделя была отмечена анекдотичным падением «педагогически-винной империи» бывшего ректора БГУ Абеля Магеррамова, финалом которой была пьяная драка в присутствии шейхульислама Аллахшкуюра Пашазаде, на самолете которого под грифом «дипломатического груза» перевозились 2 тонны вина.

Скандал был настолько громким, что Абель Магеррамов личным распоряжением Главы Государства слетел со своего тепленького ректорского кресла, в котором он уютно сидел (и столь же уютно наживался) около 20 лет.

После того, как в СМИ были опубликованы шокирующие подробности громкого испанского скандала, вскоре появилась информация о том, какое именно вино выпускалось бывшим ректором. Марка носит громкое название «Абель Мендоза», изготовляется из сорта винограда «Грасиано», стоимость бутылки составляет от 100 до 120 долларов.

Но вот только наивно думать о том, что за эти деньги покупатель получит натуральный продукт: как выяснилось позже, в Испанию вывозилось азербайджанские вино, которые разливалось в бутылки с испанскими этикетками, затем эти бутылки возвращались из Испании и реализовались, уже как «испанские вина». На родине «испанское вино» «Абель Мендоза»  реализовывалось в домах торжеств, ресторанах и других торговых точках, принадлежащих бывшему ректору.

Согласно информации, опубликованной некоторыми СМИ, ему принадлежит также гостиница Abel Hotel в Стамбуле, а также ряд домов торжеств и ресторанов в Баку (в том числе и ресторан «Mona Liza»).

Читатель наверняка задастся вопросом: зачем снова ворошить события недельной давности? Но на самом деле, причина есть, и весьма серьезная, потому что речь пойдет о исконно чиновничьем диагнозе — клептократии.

Речь идет о мошенниках в высоких чиновничьих креслах,  нагло использующих преимущества власти для увеличения личного богатства и политического влияния, с помощью расхищения государственных средств, иногда даже без попыток имитации собственно честной службы народу. Для клептократии характерна вертикально интегрированная коррупция.

Очень важно отметить, что Абель Магеррамов в с 2005 по 2015 годы занимал и депутатское кресло, а, соответственно, не имел права заниматься частным бизнесом – согласно законам Азербайджана. Но разве госчиновники соблюдают законы своей страны?

Напрашивается вопрос: почему депутатский корпус (и прочие руководящие кресла) являются столь желанным и лакомым куском? Ответ на поверхности: воровать, прикрываясь связями и должностью. И неприкосновенностью, естественно. С другой стороны, всякий раз, когда Глава Государства трясет своими распоряжениями коррупционное чиновничье древо, в СМИ появляется масса информации о бизнес-объектах, принадлежащих зарвавшимся клептократам. Ведь на самом деле, им вовсе не нужно  заниматься бизнесом, так как большинство из них «крышует» предпринимателей и получает за свое покровительство немалые деньги. Отсюда мораль: самый доходный бизнес – это само чиновничье кресло, дающее просто нереальные материальные преференции.

Кроме того, прижми сейчас эти надутые коррупционные пузыри, предъяви им претензии, так сразу же появляется четко отточенная отмазка: бизнес не мой, а «жены, сестры, сестры жены, сестры брата жены, жены брата сына, сына брата жены – кирвя…». Хитрый ход, ничего не скажешь! Ведь знают клептократы, что родственникам не запрещено заниматься бизнесом, потому и наглеют по принципу: не мое, не отожмут.

А вот давайте представим на минуточку, имел бы Абель Магеррамов – не будь он депутатом и коррумпированным ректором – возможность заниматься винным бизнесом (не говоря уже о ресторанах, отелях и магазинах)? Конечно, не имел бы он такой возможности! И дело даже не в деньгах, дело – в связях с теми же коррумпированными высокопоставленными (но уже гораздо более) чиновниками. Ведь в нашей стране много состоятельных людей, однако, мотать самолет шейхульислама за контрабандным винцом в Испанию и обратно никто из этих состоятельных людей не решился. А Абель решился (и не просто мотал, а под видом «дипломатической почты»), чтобы налогов не платить.

При этом бывший ректор не думал о том, что свое государство позорит. Не думал о том, что ставит под удар не только репутацию своего учебного заведения, но и репутацию главы Управления Мусульман Кавказа (который был столь наивен, что не знал? Очередной вопрос, который наверняка останется без ответа).

Далее: афера с «испанским вином» продолжалась три года —  с того момента, как сына Абеля Магеррамова – Анара – назначили послом в Испанию. И что? Неужели никто – абсолютно! – не знал о безобразиях, которые вытворял А. Магеррамов? Вот уж во что на самом деле верится с трудом! Понятно, что только сейчас, когда он мощно накосячил, его делами вплотную займется Прокуратура, МВД и прочие силовые структуры. Естественно, будут проверены его пищевые объекты, магазины и прочие «жирные куски» на предмет законности и уплаты налогов в казну. Но почему только сейчас?

Согласно последней информации в СМИ, А. Магеррамов, из под зада которого было выбито ректорское кресло, отсиживается дома и старается не читать местные СМИ, чтобы не расстраиваться. Давайте зададим главный вопрос: а почему он дома, не в КПЗ? Хотя, ответ на поверхности, если вспомнить Эльдара Махмудова, за все свои злодеяния роскошно «сидящего» на собственной королевской вилле, хотя по законам страны этот коррумпированный бандит сидеть должен в колонии строгого режима, глодать черствую корку и чистить парашу по четвергам. Парадокс? Конечно, парадокс, даже абсурд своего рода из постыдной серии под грифом «Только в Азербайджане».

И раз уж мы заговорили о парадоксах, то пришла пора поговорить о пароксизмах и конвульсиях, а точнее, о последствиях «косяков», если вдруг они становятся достоянием общественности (как пьяный дебош Абеля Магеррамова, как личный скандал вокруг имени Фархада Мамедова, и прочая, и прочая, и прочая). То есть, согласно негласному принципу (как на зоне), делай что хочешь, но «не светись». А уж если «засветишься» — держись: мало уж точно не покажется. И на самом деле – после «прокола» дают такую затрещину, что летят к чертям все прочно налаженные дела и связи. Но мы, жители страны, прекрасно понимаем, что «казни» эти носят не сколько карательный, сколько показательный характер для других высокопоставленных чиновников, сидящих у «кормушки». Прекрасный пример – экс-министр здравоохранения Али Инсанов, и экс-министр экономического развития Фархад Алиев, тоже в свое время творившие беззаконие, но в какой-то момент «перегнувшие палку».

Если поднапрячь память, то можно припомнить еще несколько громких скандалов, связанных с незаконной деятельностью госчиновников, которые «накрылась медным тазом» именно в тот момент, когда чиновники эти, ранее беспрепятственно творившие зло, поперли против своих высокопоставленных суверенов.

Отсюда мораль (хоти и горькая, хоть и циничная, но правдивая): нужно надеяться не на справедливость, а на счастливый случай, когда высокопоставленный клептократ «плюнет в тарелку» своим более высоким покровителям, и получит за это здоровенный пинок под зад, чтобы другим «абелям-фархадам-али-эльдарам» неповадно было с крючка срываться. Вот когда сразу же этим клептократам припоминаются и жалобы людские, и слезы гражданские, и многочисленные заявления в суды и в силовые структуры, и многочисленные публикации в СМИ по поводу творящегося беспредела. Все вышеперечисленное – не более чем прекрасный компромат, который будет запущен в свое время в качестве официального повода. Как в случае в Абелем Магеррамовым.

Вот так и живем – не по принципу справедливого возмездия, а по принципу показательно-воспитательного наказания. Но, тем не менее, можно тешить себя мыслью, что сколько бы веревочке не виться, а кончику все равно быть — пусть даже не по вашему наболевшему вопросу. Но все же — КОНЧИКУ БЫТЬ!

Яна Мадатова

Minval.az