В нашумевшей американской ленте «Убийство в Белом доме», в числе прочего, есть и эпизод, где некий сотрудник администрации наставляет своих подчиненных, которым в предстоит выйти к журналистам, что им следует говорить, а каких слов всячески избегать. На РосТВ четко инструктируют не только журналистов, каких тем касаться, а о чем и о ком не упоминать вообще, но и зрителей ток-шоу — на каких словах хлопать, а на каких изображать возмущенный гул.

Существуют ли в армянских СМИ четкие инструкции, как надлежит «работать» с новостями об Азербайджане, остается только гадать. Понятно, что здесь предписывается выискивать любой негатив, заниматься и провокациями и «флустерпропагандой», то есть нашептыванием слухов, а новости со знаком «плюс» по возможности замалчивать. Но как быть, если эти «неудобные новости» такого масштаба, что «замолчать» их ну никак не получается?

Вот и открытие участка TANAP, ведущего в Европу, поставило армянскую пропаганду в тупик. Для Армении это «плохая новость в энной степени». Старт газового мегапроекта обещает Азербайджану серьезные финансовые поступления, и значительная их часть будет вложена в армию. Экспорт газа заметно укрепит позиции и влияние Азербайджана в Европе. За угрозы «ударить по нефтяным платформам и трубопроводам» «шашлычной недодиктатуре» может нешуточным образом «прилететь». Ну и в качестве «вишенки на торте»: трубопровод прошел мимо Армении. В результате по ту сторону линии фронта попытались вначале вообще «не заметить» событий в городке Ипсала. Но затем армянская пропаганда встрепенулась и, вспомнив о том, что синхронно с TANAP Владимир Путин запустил газопровод «Сила Сибири» — уже в Китай, принялись рассуждать о шансах на дружбу с Китаем против Турции — и для России, и для себя, любимых. Порассуждав, что на анонсированной встрече Путина и Эрдогана «армянская тема будет неизбежной», тем более что она «постепенно близится к точке Х в российско-турецких отношениях – 100-летию заключенных в 1921 году российско-турецких договоров, когда Москва и Анкара должны будут определиться, на какой базе будут выстраивать дальнейшие отношения – на приверженности договорам, нивелирующим армянский фактор, или признав армянскую субъектность, со всеми последствиями», здесь во всем блеске «национальных особенностей логики» делают вывод: «Помощь Китая нужна России и в этом вопросе». И уж тем более не сомневаются, что ценным партнером в этой «дружбе против Турции» для Китая является Армения. «Пекин, который строит в Ереване второе по размерам посольство в Евразии, после Москвы, крайне важен для Москвы, — интригующим тоном вещают в Армении. — Анкара, безусловно, видит масштабы строящегося в Ереване китайского посольства, как воочию видела, как на международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге рядом с Путины и Циньпинем сидел Никол Пашинян, а до этого в Пекине Циньпин заверял Пашиняна в том, что не позволит «повторения трагедии армянского народа», который является «цивилизационным партнером»».

Судя по всему, Армения явно рассчитывает сыграть на существующих в КНР «антитюркских» настроениях, концентрированным выражением которых стали развернутые китайскими властями в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая репрессии против местных тюрок — уйгуров, казахов, киргизов, татар. Многие горячие новости последних дней можно трактовать как и рост внимания США к «уйгурскому фактору» в Китае. Накануне Палата представителей конгресса США 3 декабря подавляющим большинством голосов одобрила «Уйгурский акт» — законопроект, который в конечном итоге позволит ввести санкции против высокопоставленных китайских чиновников в ответ на нарушения прав человека в Синьцзяне, точнее, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, и репрессии в отношении местного мусульманского населения. В МИД КНР уже заявили: «Мы настоятельно призываем США немедленно исправить свою ошибку, не допустить того, чтобы законопроект, связанный с Синьцзяном, стал законом, и прекратить использовать Синьцзян в качестве средства для вмешательства во внутренние дела Китая». Но вряд ли после этого заявления в Вашингтоне забудут о существовании уйгуров. Так что для Китая все действительно серьезно. Тем более что это тот вопрос, где очень трудно провести четкую грань, где закончилось традиционное внимание США к вопросам прав человека и началась геополитика. В самом деле, противоречия между США и КНР уже не ограничиваются «торговыми войнами» — Китай все чаще рассматривается в качестве именно геополитического противника. Отношения двух стран вошли в жесткий клинч в Южно-Китайском море, Вашингтон именно с «китайским прицелом» наращивает свое военное присутствие в Тихом океане, наконец, «китайская тема» затрагивалась в ходе Лондонского саммита НАТО. Это обстоятельство, без сомнения, придает и новое прочтение росту внимания США к Центральной Азии. Если еще недавно Москва и помыслить не могла о серьезной «политической конкуренции» с Западом в этом регионе, то сегодня глава МИД РФ Сергей Лавров, выступая в Академии МИД Кыргызстана, предостерегает: «Мы, прямо скажу, не одобряем действия тех внерегиональных игроков, которые пытаются в русле архаичной теории так называемой «большой игры» повлиять на внешнеполитический курс региона в нужном для себя ключе, навязать его народам рецепты и модели развития и поведения». Попытка США укрепиться в Кыргызстане не удалась, но зато Вашингтон успешно наводит мосты с Ташкентом, свои порты для американских военных грузов открыл Казахстан. Понятно, что Центральная Азия — регион, который сам по себе привлекает нешуточное внимание. Не зря его еще на излете «холодной войны» называли «шкатулкой с драгоценностями, запертой в центре континента». Но «китайский прицел» явно повышает ставки. А роль «ворот в Центральную Азию» для США и Запада, по всей видимости, играет в первую очередь Азербайджан — со своим новым торговым портом, участием в проекте «Лазуритового пути» и логистической поддержкой военной миссии НАТО в Афганистане.

И в результате в Ереване, самостоятельно или по подсказке некоторых кругов из Москвы, похоже, решили, что «пазл сложился», и самое время предлагать дружить против Турции не только России, но и Китаю. Не зря же Пекин строит в Ереване такое впечатляющее посольство! А значит, Пекин ну просто обязан…

Только вот…чем, кроме зоологической ненависти к Турции и Азербайджану, Армения может действительно заинтересовать Китай? Да еще настолько, чтобы там, на фоне опасно нарастающей конфронтации с США и напряженности в Синьцзяне, которая в ближайшее время может «взорвать» отношения Пекина со странами Центральной Азии, еще бы и ринулись очертя голову в новый конфликт на Южном Кавказе, за тысячи километров от собственных границ? Так что ереванским экспертам с их «китайскими мечтами», во-первых, нелишне посоветовать не очень обольщаться размерами посольств. Потому как у многих на памяти строительство в Ереване весьма обширного посольства США и острые обиды местного «болтающего класса», что американцы видят на карте региона исключительно Турцию и Азербайджан. А во-вторых, лучше не забывать, как Ереван пытался уговорить Китай профинансировать строительство железной дороги из Армении в Иран — и тоже безрезультатно. Стоит ли в подобных условиях рассчитывать на нечто большее, чем ничего — вопрос риторический.

И что же — в Ереване действительно всего этого просто не учли? Учитывая качество ереванского политического анализа, не исключено, что да. Но по крайней мере имеет право на существование и другая версия — ереванским пропагандистам просто нужно время от времени напоминать о себе и выдавать на публику хоть какие-то успокоительные версии. Особенно если надо реагировать на такое событие, как запуск TANAP. Даже если это ««китайская стратегия» качества «китайской сборки»»

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az