Отношения Грузии и НАТО продолжают оставаться одной из самых обсуждаемых в регионе тем. В учебно-тренировочном центре НАТО продолжаются командно-штабные учения NATO-Georgia Exercise 2019 с участием военнослужащих 24 стран НАТО и партнеров альянса, включая и Азербайджан. Как ожидается, возглавляющий командование сухопутных войск НАТО, генерал-лейтенант армии США Джон Томпсон примет участие в церемонии их закрытия — она запланирована на 29 марта. На 27-28 марта намечен визит в Грузию Военного комитета НАТО и его председателя, главного маршала авиации сэра Стюарта Пича и заседание этого органа в Грузии — в знак ее поддержки как давнего партнера Североатлантического альянса. Сессией будут руководить главный маршал авиации сэр Стюарт Пич и министр обороны Грузии Леван Изория.

Наконец, накануне Грузию посетил генсек НАТО Йенс Столтенберг, который выступил здесь с программным заявлением: «Грузия является особым партнером НАТО. В прошлом году мы еще раз подчеркнули это. В силе остается решение, которое было принято в 2008 году, что Грузия обязательно станет членом НАТО. Ваша страна не является членом (НАТО — Minval.az), однако вы вносите самый большой вклад в деятельность организации». Это, возможно, в Москве если бы и не стерпели, то ушли бы в рассуждения, что, дескать, точных сроков вступления Грузии в альянс Столтенберг не назвал. Но затем продувало новое заявление генсека НАТО — он отметил заинтересованность НАТО в присутствии в регионе Черного моря. «Сотрудничество усилится по всем направлениям – военные силы на границах, в морской акватории, — цитировали его тбилисские журналисты. — В период моего пребывания на этой позиции активируются действующие в морской акватории военные подразделения».

А вот это уже по-настоящему плохая новость для Москвы. Строго говоря, натовская Турция имела выход в Черное море еще в годы первой «холодной войны», не говоря о том, что она, к вящему ужасу России, контролирует еще и выход из Черного моря в Средиземное — проливы Босфор и Дарданеллы. Но теперь ситуация изменилась коренным образом. В НАТО вступили Румыния и Болгария. На очереди — Украина и Грузия. Разговоры об их членстве в НАТО идут уже не первый год, но до последнего времени Москва вяло отругивалась, когда в Брюсселе подтверждали, что двери альянса открыты для Киева и Тбилиси, и пребывала в полной уверенности, что дальше разговоров и деклараций в НАТО не пойдут.

Но теперь становится понятно, что вступление Грузии и Украины в альянс укладывается в генеральную стратегию НАТО. Что уже само по себе меняет ситуацию в пользу Тбилиси и Киева. Наконец, та четкость, с которой Столтенберг обещал для Грузии членство в НАТО, заставляет уже по-другому отнестись к его призыву к России отозвать признание Абхазии и Цхинвальского региона независимыми государствами — судя по всему, на грузинском треке НАТО настроено решительнее, чем этого ожидали в Москве. В результате занервничали и в первопрестольной, и в оккупированных Сухуми и Цхинвали.

И вот эта черноморская стратегия НАТО самым непосредственным образом затрагивает Азербайджан. Строго говоря, наша страна уже интегрирована в этот процесс куда глубже, чем это представляется многим. В самом деле, повторять ленинское «Политика — это концентрированное выражение экономики» сегодня уже как бы не комильфо, но масштабные политические инициативы, как правило, имеют шансы на успех лишь в том случае, когда под них удается подвести достаточно прочный экономический базис. И не секрет, что для прозападного рывка Грузии таким базисом стали прежде всего азербайджанские трубопроводные и логистические проекты: нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, Южный газовый коридор, азербайджанские инвестиции в грузинскую экономику и т.д. К тому же, как об этом говорилось уже бессчетное количество раз, Черноморский регион — это часть весьма важного для России направления, в которое увязаны не только Украина и Грузия, но и Каспий, и российские военные базы в Армении и Сирии. А «в прицеле» российской базы «Хмеймим» в Сирии и в прямом, и в переносном смысле не только американская база «Инджирлик», но и нефтяной терминал в Джейхане.

Наконец, есть и еще одна сторона вопроса. Да, сегодня Азербайджан официально не подает заявку на вступление в альянс. Причина вполне понятна: для этого необходимо иметь или выход в открытое море, или сухопутную границу со страной, входящей в НАТО. И если сегодня рассуждать о возможности членства Азербайджана в НАТО можно лишь на уровне экспертных выкладок, начинающихся с «если». Но вот более чем вероятное вступление в альянс Грузии переведет этот вопрос в практическую плоскость.

Понятно, что интеграция в НАТО потребует времени. Это многокомпонентный процесс, включающий в себя унификацию вооружений, «командных цепочек», военной инфраструктуры, отработку взаимодействия с военными контингентами других стран-членов альянса. К тому же, заявив о своем намерении вступать в НАТО, но еще не вступив в альянс, Азербайджан окажется в том же положении, в котором находятся сегодня Украина и Грузия: Статья 5 Вашингтонского договора на страну еще не распространяется, но Россия уже горит желанием наказать за самоуправство. Полностью отменить этот «переходный период» Азербайджан вряд ли сможет, но вот сократить его до предела и заранее провести «техническую подготовку» к такому шагу — задача вполне решаемая.

Намеренно оставим в стороне споры и догадки, считать ли подготовкой к возможному вступлению в НАТО появление в азербайджанских арсеналах турецких крылатых ракет, пакистанских истребителей и французских береговых ракетных комплексов или переход на натовскую систему кодификации. Можно долго спорить, насколько интегрированы в натовскую военную инфраструктуру азербайджанские аэропорты и морские порты, через которые сегодня осуществляется поставка в Афганистан военных грузов для миссии НАТО. Важно другое. Аргументов в пользу вступления Азербайджана в НАТО предостаточно. И дело не только в том, что в НАТО входит Турция и собирается войти Грузия. Просто с севера Азербайджан граничит с Россией, которая уже не раз продемонстрировала, как мало для нее значат признанные мировым сообществом границы новых независимых государств. С юга — с Ираном, где открыто объявляют Азербайджан своими «потерянными территориями». И это не считая нежной дружбы Москвы и Тегерана с Ереваном. Так что политическую почву для южнокавказского расширения НАТО Россия и Иран подготовили всерьез, надолго и бесповоротно. Пусть даже в этих странах и не ждали тех военно-стратегических «подвижек», которые обозначил нынешний визит в Тбилиси Йенса Столтенберга.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az