Израиль и Иран готовятся к большой войне

Израиль и Иран готовятся к большой войне

В последние дни Израиль нанес серию ударов по базам иранских военных из КСИР (Корпус стражей исламской революции) и по их прокси из ливанской Хезболлы. Удары наносились по территории Сирии. В этой стране расположены тысячи иранских военных и их союзники из различных шиитских вооруженных ополчений; их целью является поддержка режима Башара Асада. Израильтяне регулярно атакуют эти силы в рамках кампании «война между войнами». Удары наносят ВВС.

Затем уже из Ливана по израильской территории прилетел пакет из 34 ракет. И хотя Хезболла не взяла на себя ответственность за атаку, ни у кого нет сомнений в ее причастности – эта организация контролирует Юг Ливана. Последовали и пуски нескольких ракет из Сирии. Одновременно Израиль подвергся ракетному обстрелу с Юга, со стороны движения Хамас, контролирующего палестинский Сектор Газа. Хамасовцы так же получают военную и финансовую помощь Ирана и они решили, что не останутся в стороне. В ответ Израиль нанес серию ударов по Газе.

Сложилась тревожная обстановка. Она содержит признаки подготовки к большой войне между главными оппонентами  на Ближнем Востоке – Израилем и Ираном. Но почему именно сейчас? Ответ на этот вопрос носит комплексный характер, но он позволит нам разобраться в ситуации.

Израильский военно-политический аналитик Иерусалимского Института стратегии и безопасности Джонатан Спайер увязывает происходящее с другими инцидентами и общей стратегией иранского блока, т.н. «Оси сопротивления». Она включает в себя Иран и его союзников и прокси – вооруженных шиитских ополченцев  в различных странах Ближнего Востока (прежде всего, самую мощную из них – ливанскую Хезболлу),  а также организации палестинцев.

По мнению иранских военных стратегов и их союзников, в Израиле пришло к власти, как они это называют, «безумное правительство». Оно состоит из радикальных сионистских течений и возглавляется «амбициозным Беньямином Нетаньяху», затеявшим противоречивую судебную реформу. Присутствие в правительстве радикалов, настаивающих на расширении израильских поселений на контролируемом Израилем, населенном 3 млн палестинцев, Западном берегу реки Иордан и на жестких мерах против палестинских арабов, вызывает массовые протесты и способно привести к войне между израильтянами и палестинцами. В то же время судебная реформа вызвала массовые протесты со стороны израильских граждан, евреев. По мнению иранцев, она способна расколоть израильское государство изнутри. Иными словами, иранские стратеги решили, что пришло время действовать для того, чтобы воспользовавшись этими противоречиями, нанести по Израилю серьезные удары.

Спайер проводит анализ публичных заявлений иранцев и их прокси, подтверждающий сказанное, а так же указывает на то, что последние события последовали за инцидентом в Мегиддо 13 марта. В тот день боевику, связанному с Хезболлой, удалось пересечь границу Ливана и попасть в Израиль. Он нес с собой мину «Клеймор» – такие средства обычно применяются именно боевиками Хезболлы – и привел ее в действие, уничтожив легковой автомобиль и ранив пассажира. Позднее боевик был застрелен израильтянами.

Скорее всего, это была своего рода разведка боем, которая могла стать прелюдией к более масштабным операциям на территории Израиля.

По оценке Спайера, «серия израильских рейдов в течение недели вполне могла быть спланирована как возмездие за инцидент в Мегиддо». И конечно, продолжает он, «Тегеран стремится получить возможность действовать военным путем внутри Израиля и на Западном берегу, чтобы противостоять очевидной способности Израиля действовать внутри Ирана.» Имеются в виду точечные операции Моссада в Иране, направленные на уничтожение иранских ядерных физиков и офицеров КСИР, а также уничтожение израильскими беспилотниками ряда военно-промышленных объектов на иранской территории.

Однако, если и так, существуют более глубокие причины для обострения.

Во-первых, Иран вплотную подошел к созданию начинки для ядерного оружия. Согласно опубликованным данным, международные эксперты обнаружили в этой стране уран, обогащенный до уровня 84% – этого уже почти достаточно для создания ядерного устройства. Правда, если Иран его создаст, ему понадобится еще от 6 до 24 месяцев для интеграции боеголовки с ракетной системой, чтобы получить полноценное ЯО.

Израиль уже неоднократно заявлял, что он не допустит создания Ираном ядерного оружия и на сей счет существует консенсус между военными и политиками всех доминирующих течений. Кроме того, США, главный партнер Израиля, говорят, что если переговоры с Ираном о ядерной сделке (отказ Тегерана от ЯО в обмен на снятие с него американских экономических санкций) сорвутся, то «все варианты будут на столе». И это явно не просто слова, хотя бы потому, что американские военные в последнее время регулярно проводят совместные тренировки с израильтянами, готовясь к столкновению с Ираном.

Все сказанное означает, что вероятность полномасштабной военной операции израильских ВВС, направленной против Ирана (возможно, совместной с американскими ВВС), резко возросла. Ее следует оценивать как очень высокую в ближайшие полгода-год.

Естественно, иранцы об этом знают. Поэтому они предпринимают усилия по выработке собственных мер – от планов закупок новейшего вооружения у России, включая самолеты СУ-35, которые показали недавно высокую боевую эффективность в борьбе с воздушными целями, до  расширенных планов асимметричных ударов по Израилю. Последние, скорее всего, носят комплексный характер. Они включают проникновение боевиков из Ливана в Израиль с целью нанесения ударов по стратегически важным объектам, ракетные атаки со стороны проиранских сил, таких как Хамас и Хезболла, и, наконец, укрепление сотрудничества и координации в рамках Оси сопротивления с целью вызвать очередное арабское палестинское восстание, как на Западном берегу реки Иордан, так и в самом Израиле, подобно тому, как это произошло в 2021 году.

В свою очередь, Израиль наносит удары по Хезболле и палестинцам из Хамас, а так же по ячейкам палестинских боевиков на Западном берегу, с целью нарушить эти планы.

И наконец, существуют политические причины для обострения.  Иран, похоже, сумел временно потушить массовые протесты, которые идут в стране с осени прошлого года. Но данные социологических опросов указывают на неприятие иранского режима большинством граждан этой страны. В таких условиях, некоторые фракции режима могут надеяться на то, что в случае полномасштабной войны им удастся сплотить общество вокруг власти. Скорее всего, такие планы ошибочны, но иногда это случается в истории разных стран.

С другой стороны, израильское общество почти всегда становится сплоченным на фоне внешнего противостояния. Чем серьезнее внешние угрозы, тем больше патриотизма демонстрируют граждане страны. Такова их картина мира, связанная с первыми десятилетиями существования Израиля, когда он с трудом выживал во враждебном окружении. Мало сомнений в том, что в случае войны с Ираном и\или противостояния с палестинцами, почти все те израильтяне, кто сегодня ругают Беньямина Нетаньяху за его судебную реформу, будут с ним по одну сторону. В свою очередь, Нетаньяху не может этого не осознавать и не смотреть на это с точки зрения своих собственных интересов. Нарастающая напряженность с Ираном только укрепляет его положение. Возможно, главная ошибка иранцев в том, что они, похоже, этого не осознают.

Подводя итоги – рост напряженности между Израилем с одной стороны, и Ираном и его прокси с другой, носит многомерный характер. Он вызван совокупностью военных, технологических и политических факторов. Все вместе делает сложившуюся ситуацию очень опасной. Угроза войны между странами возрастает.

Тегеран стремится получить возможность действовать военным путем внутри Израиля и на Западном берегу, чтобы противостоять очевидной способности Израиля действовать внутри Ирана. Привязка возможностей «Хезболлы» к палестинской арене является способом достижения этой цели.

Михаил Шерешевский, политический аналитик, эксперт по ближнему Востоку