Обнаружен первый организм с тремя полами

14 июля, 11:59

Исследователи из Токийского университета и ряда других японских университетов обнаружили, что зеленые водоросли Pleodorina starrii имеют три разных пола, в том числе «мужской», «женский» и третий пол, который ученые назвали «бисексуальным». Это первый случай обнаружения водорослей трех полов, о чем сообщается в статье, опубликованной в журнале Evolution. Кратко об исследовании рассказывает издание Science Alert.

Как правило, водоросли способны воспроизводиться бесполым (путем клонирования) или половым путем (с партнером) в зависимости от стадии жизненного цикла. Они могут иметь как гаплоидный (одинарный), так и диплоидный (двойной) набор хромосом. Существуют также гермафродитные водоросли, которые могут менять свой пол в зависимости от активных генов. Наличие трех полов, включая гермафродитов, называется триоэцией.

Однако третий пол гаплоидных Pleodorina starrii имеет как мужские, так и женские репродуктивные клетки. Исследователи описывают это как новую гаплоидную систему спаривания, уникальную для водорослей. P.starrii образуют однополые вегетативные колонии из 32 или 64 клеток и имеют небольшие подвижные (мужские) и большие неподвижные (женские) половые клетки. Бисексуальные водоросли могут образовывать либо мужские, либо женские колонии и, следовательно, могут спариваться либо с мужскими клетками, либо с женскими, либо с другими бисексуалами.

Как пишут исследователи, смешанные системы спаривания, такие как триоэция, могут представлять промежуточные состояния эволюционных переходов между раздельнополыми (с самцом и самкой) и однополыми (только с гермафродитами) системами спаривания у диплоидных организмов. Однако о гаплоидных системах спаривания с тремя половыми фенотипами в пределах одного биологического вида ранее не сообщалось.



Российский шок и ответный ход Азербайджана

25 сентября, 09:46

Между Азербайджаном и Россией —новые «торговые ограничения». Агентство продовольственной безопасности Азербайджана (АПБ) ввело временные ограничения на ввоз в страну всех видов живой птицы, мяса птицы и яиц из Приморского края России. Такие меры приняты на основе информации, полученной от Всемирной организации здравоохранения животных (МЭБ) для защиты от инфекционных болезней, которые могут проникнуть на территорию Азербайджана из других стран. Еще раньше в Азербайджане обнаружили сальмонеллу в партии курятины производства Невинномысского мясокомбината компании «Ставропольский бройлер». Окорочка развернули обратно. Но в то же время уже Россельхознадзор не допустил на территорию РФ азербайджанские нектарины. И в результате уже российское экспертное сообщество потрясенным тоном вопрошает: «Азербайджан втягивается в торговую войну с Россией?» В переводе, на «разворот» партии нектаринов в Баку ответили запретом на ввоз куриных окорочков? Что вообще происходит? Более того, этот «экспертный шок» едва ли не информативнее самого запрета на ввоз курятины. В самом деле, структуры, отвечающие за недопуск на внутренний рынок недоброкачественной пищевой продукции, есть в большинстве стран мира. Азербайджан — не исключение. И то, что они время от времени будут что-то находить и «разворачивать» какие-то партии товара, следовало ожидать. Так из-за чего же в российском экспертном сообществе «бьют горшки», как однажды выразился глава МИД РФ Сергей Лавров?

И для того, чтобы понять, почему российские эксперты «поперхнулись окорочками», нужно учесть, скажем так, национальные особенности защиты прав потребителей.

Здесь необходимо провести «красные линии». Азербайджан ведёт внешнюю политику по официальным каналам, для этого есть МИД, в случае необходимости — Минобороны, а Агентство продовольственной безопасности занимается своими прямыми обязанностями по недопуску на потребительский рынок недоброкачественной продукции. Но в России Россельхознадзор и Роспотребнадзор уже давно превратились в неофициальную внешнеполитическую «дубину». Эти инстанции, напомним, оперативно отыскивали и отыскивают нечто «запретное» и до ужаса «опасное» то в норвежской семге, то в азербайджанских помидорах. Теперь «под раздачу» попали нектарины — судя по всему, в ответ на гласные протесты Азербайджана по поводу действий (и бездействия) российских миротворцев в Карабахе. Подобная «плодоовощная дипломатия» уже давно не вызывает в России ни вопросов, ни протестов. И самое главное, там, похоже, были уверены, что в ответ в Азербайджане начнут едва ли не ползать на коленях и умолять отменить решение.

Но в Баку вместо униженных мольб о пощаде сделали свой ответный ход и опустили шлагбаум перед курятиной (чего не сделали российские миротворцы перед французскими депутатами и иранскими «дальнобойщиками»). Причем объявили об этом через СМИ, а не стали решать вопрос по конфиденциальным каналам. Продемонстрировав не только то, что «потребительские шлагбаумы» могут опускаться не только с российской стороны границы. Куда важнее, что за судьбой «окорочков» явно просматривается изменение расстановки сил. В Москве не просто были слишком уверены, что РФ может устраивать придирки к азербайджанской продукции, а вот в Баку не посмеют «развернуть» недоброкачественную продукцию из РФ и тем более не станут делать этого гласно и открыто. Здесь просто были в принципе не готовы к тому, что в отношениях Баку и Москвы придется учитывать такие реалии, как «реакция официального Баку», «ответный ход» и «цена вопроса для Москвы». Которая, кстати, далеко не всегда ограничивается куриными окорочками. Иначе те же эксперты не отпускали бы язвительных шпилек по поводу «эйфории», охватившей азербайджанское общество после победы в Карабахе. Банально проговариваясь, насколько сильно победа Азербайджана и разгром российского форпоста ударили по имперскому самолюбию.

Нурани