В понедельник, 8 октября в Баку стартовала Международная конференция на тему «Международный терроризм и борьба с ним в современных условиях».

Как передает Minval.az, организаторами мероприятиями являются Ассоциация юристов стран Черноморско-Каспийского бассейна и Института по правам человека Национальной Академии Наук.

На мероприятии присутствуют известные юристы, общественные деятели и деятели науки, депутаты парламента Азербайджана и Госудмы РФ, представители Администрации президента Азербайджана, заведующий отделом вопросов законодательства и правовой экспертизы Администрации Президента Азербайджанской Республики Шахин Алиев.

Мероприятие проходит по инициативе заслуженного юриста Азербайджана, доктора юридических наук, профессора Ильхама Рагимова.

Директор Института по правам человека Айтен Мустафаева:

«Международный терроризм – бич 20-21 веков. Это форма войны, с которой очень сложно бороться, тем более отдельным странам, ибо эта война не имеет правил. В данном случае, сегодня я хотела отметить, что Азербайджан вот уже 30 лет ведет борьбу с одной из ветвей терроризма – армянским терроризмом. Я это говорю не просто как азербайджанка. Являясь частью террора, армянский терроризм захватил и Европу, и США, Россию (середина 80-х годов, теракты в метро). В Азербайджане армянский терроризм – это уже война с оккупацией, это открытая форма террора. Но сегодня я бы предложила еще одно направление обсуждения — борьба с кибертерроризмом. Вот уже лет 10 с ним ведется борьба. Азербайджан присоединился в 2008 году к Международной конференции по борьбе с киберпреступностью. Интернет дает возможность быть непредсказуемыми и неуловимыми организаторам терактов. Мы видели и трагедии в Испании, Франции, мы наблюдали когда заранее спланированные теракты проводились среди мирного населения. В наш УК введены несколько статей, связанных с борьбой с киберпреступностью, так же в Азербайджане создано при Минсвязи и высоких технологий агентство по безопасности в области связи и интернет-ресурсов. Хотела бы отметить что последние несколько месяцев в РФ обсуждались вопросы вовлечения рядовых граждан в преступную сеть через СМС и мейл. Достаточно весомые провайдеры через зарегистрированные адреса выходят на СМС граждан и открытие писем, и банковские операции попадают в ловушку и используются другими людьми. Так же известны многочисленные факты вскрытия сайтов. И потому эта сфера террориста – более загадочная менее изученная и соответственно превентивные меры не совершенны. И потому любое государство находится в поиске путей предотвращения таких актов террора. Я надеюсь, что в процессе исследований ученые должны предложить дельные советы в области борьбы с этим новым опасным видом террора».

Профессор Юрий Голик отметил в ходе конференции, что давно расшифрована основная цель террористов — наводить ужас:

«Любой террорист подходит к цели осознанно. Это и есть политика террора. В последнее время стало популярно врезаться в толпу в автомобиле. К этому стремятся духовно обделенные люди. Их мысль: я погибну, но обо мне будут говорить. Таких в социологии называют исключенными. И таких в мире очень много. Цифра таких людей имеет тенденцию к росту. Это огромная темная сила, способная появляться в разных местах. Я.Белецкий называет таких людей основной базой терроризма. В социальных эксклюзиях из политического выбора могут варьировать от политической апатии до насильственной реакции. Воздействие эксклюзии может быть искусственно усилено. Анализ стран ЕС показывает, что существует так называемый термин арабской чуждости. Как видите, сегодня найден новый аспект эксклюзии – арабский термин чуждости. В УК КНДР есть статья терроризм. Это одно из 5 преступлений, за которое наказывают смертной казнью. Через границу проникает огромное количество шпионов. Расстреливают всех. Скрываются цифры и факты. И не отрицается наличие такого явления. С этой ситуацией все понятно, террористы специально засылаются с этой целью. СМИ ежедневно сообщают о терроре в самых разных частях света, и счет идет на десятки тысяч жертв. Такое впечатление, что развернулся новый театр военных действий. В докладе профессора Рагимова развернут масштабный анализ по этому вопросу. Террористам нравится сам процесс. Известны факты, что в ИГИЛ вступали именно те, кому нравилось убивать. Даже известна надпись на майке: Рожден, чтобы убивать. Нужно установить причину специалистам – психиатрам, социологам, чтобы устранить это зло. Если основная база терроризма – исключенные – то нужно включить их. Попытка слабых обратить внимание на себя – как можно этому противостоять? Только если сделать слабых сильными. Но это в нынешних условиях невозможно. Разрыв между бедными и богатыми увеличивается с каждым днем. Терроризм становится многоликим, он постепенно становится биологическим. Но о кибертерроризме сегодня можно только писать, но не предсказать или бороться с ним. Кроме того, стоит учитывать, что киберпреступления развиваются стремительно, и криминологи не могут не учитывать это. Если одни страны будут бороться с террором (как в случае войны в Сирии), а другие им мешать – то никакого прорыва в деле борьбы с террором, естественно, не будет».

Представителю Греции Иоанису Рахиотису, члену правления, был задан вопрос о том что с терроризмом невозможно бороться еще и потому, что этот термин невозможно использовать во многих конференциях, так как он не имеет четкого определения. И вполне возможно, что это заранее продуманная ситуация – не иметь конкретного определения терроризма. Если оно будет, то станет возможным использовать этот термин даже против США, например интервенция вторжение в Ирак США – это высокополитически мотивированное насилие, и в этом случае данное определение может быть использовано против США.

«Когда нет конкретного определения терроризма может быть надумано. Мы имеем дело с правом, и если мы хотим иметь закон, он должен быть конкретным, и я думаю, что нам нужно дать описание теракта именно как акта, а не мотива или намерения. Мы должны криминализировать акт, и я думаю, нужно международное законодательство, определяющее государственный терроризм. Невозможно получить это здесь и сейчас, но мы, как юристы, должны высказываться за тех, кто выступает за наказание терроризма на госуровне», — ответил представитель Греции.

Представитель Болгарии Захарий Захарьев:
«США категорически против, потому что тогда можно использовать этот термин против их политики. Но не только США, можно назвать еще несколько стран. Есть еще одна специфика терроризма: терроризм не имеет политического или идейно-политического цвета. И слева и справа террор стоит на одной и той же плоскости. Мы должны дойти до сферы психологии, и понять, что терроризм – это форма социопатиии не только определенных кругов общества, но и всего общества в целом. В переходном состоянии истории всегда бывает всплеск терроризма».
Профессор Ханлар Алекперов задал вопрос:
«При отсутствии кодекса преступления против мира и безопасности можно ли говорить ООН сугубо с юридической точки зрения о терроризме? Учитывая, что международное сообщество не имеет правовых основ борьбы с террором. Как можно квалифицировать действия государств, которые нападают на другие независимые и суверенные страны?
Мы все видим и чувствуем этот дефицит, не только в базе юридических кругов, но и в базе современных юридических отношений. Я уже ответил, что это выгодно не только США, но и многим другим государствам. Это развязывает руки для антигуманных действий и против других государств. Мы можем что-то сделать больше по линии структур гражданского общества, профессиональных демократических кругов, чем ожидать в ближайшем будущем четкого ответа по формулировке государственного терроризма. Это не только распад мировой системы безопасности, но еще есть четкая и явная тенденция усиления террористических, по существу, средств в руках государственных структур по отношению к своему народу и своих социальных кругов внутри государства. То есть, идет процесс, который обязывает терроризм или гостерроризм, ставящий тенденцию тоталитаризма внутренней политики. Эти процессы связаны, потому что с одной стороны это подпитывает желание среди кругов нашего общества противодействовать политике своей страны и приводить их к терроризму. Государственный терроризм порождает терроризм внутреннего характера и международного характера».
Профессор Ильхам Рагимов:
«Терроризм имеет много лиц. К примеру, посредством влияния доллара США осуществляет экономический терроризм. Можно привести в качестве примера Афганистан, который поставляет наркотики по всему миру, и поставляет, по сути, на государственном уровне. Терроризм – понятие настолько сложное, что до сих пор никто, в том числе и в ООН, не может дать определение этому термину».
Украина, профессор Ю.А. Волошин:
«Международный терроризм имеет сугубо юридические черты. Он связан с основными сферами деятельности мирового сообщества, политикой религией. Основными целями являются: дезорганизация управления и общественного порядка, создание хаоса и страха, провоцирование вооруженных конфликтов и столкновения между группами населения на почве национальности и пр. При этом террористы не скрывают, чего именно они добиваются. Уровень террористической опасности высокий. От нее страдают как страны Ближнего востока и Африки, так и страны ЕС, которые считались не так давно обеспеченными в полной мере любым уровнем безопасности. Международный терроризм сегодня — явление, не имеющее географических границ.
Представитель Турции Ахмед Явус:
«Я постараюсь не касаться вопросов, которые уже были озвучены. Я хочу отметить связи между геополитическим течением и терроризмом на уровне государства. Терроризм связан со многими причинами, в том числе и с религией. Идеологический фундамент, так сказать. Существуют внутренние и внешние измерения терроризма. Это касается самого государства – экономически и социально. Одновременно есть и внешние аспекты. Так как террористические группы получают подпитку снаружи, то с ними бороться тяжелее. В мире многое изменилось, СССР вторгся в Афганистан, и США предприняли действия против терроризма СССР. Алькаида – террористическая организация – возникла в то время, и США поддержали ее создание. США напали на Ирак, я как гражданин Турции говорю об этом моменте. После распада СССР изменилось отношение к Турции. После армянского терроризма Турция борется с терроризмом ППК. Сегодня Ирак разделен на три части, возникло курдское мини-государство, но они не смогли реализовать свою «независимость», потому что воспротивились сопредельные станы. Далее: США вторглись в Сирию, оправдывая свое вторжение существованием ИГИЛ, но есть такие мысли, что ИГИЛ – это был просто банальный повод для вторжения. После того, как ИЛИГ был изгнан, и на севере Сирии были определены определенные кантоны, США попытались помочь курдам создать микрогосударство. Россия выступила против действий США и в определенной степени стабильность в настоящее время может быть достигнута. ПКК существует как террористическая организация, США выступают якобы против, а на самом деле подпитывают ее. Реальный международный терроризм мы видим на своей территории. Внутри страны должна существовать индивидуальная инклюзивая система, система безопасности, способная предотвратить влияние на страну. Для Азербайджана ключевым вопросом является Карабах, и тут нам надо четко видеть, что Россия несет ответственность в плане обеспечения стабильности. После 2-й мировой войны система безопасности неэффективна, ООН не может в полной мере ее осуществлять. Вы знаете, что некоторые страны слишком надеются на силы США, вы знаете Минский процесс хорошо развивался, но узкие интересы, близорукость евпрополитиков привела к тому, что безопасность в этом регионе не обеспечена достаточно, и совместные действия РФ с другими странами имеют важное значение».
Представитель России, профессор Владимир Плигин:
«Международное право находится сегодня в кризисе, а потому попытка говорить о постановке вопроса о международной терроризме ориентирует нас на диалог, в процессе которого есть надежда на то, что мы сумеем найти совместный поход. Это сложно в целом ряде случаев, когда мы говорим о доминанте национальных интересов. Но есть некоторые гуманистические акты, которые могут дать надежду. Мы должны постоянно актуализировать вопрос о правах человека. Это всемирная декларация прав человека, евроконвенции, и, возможно через эту призму важнейшим правом среди прав, которые называют декларации – право на жизнь Возможно, именно это право и даст нам направление в борьбе с терроризмом».

Minval.az