Поле битвы — Беларусь

Поле битвы — Беларусь

Поле битвы — Беларусь

Ситуация в Беларуси по-прежнему в центре внимания мирового экспертного сообщества. Президент этой страны Александр Лукашенко объявил о скором конце, как он выразился, «вакханалии»: «Чтобы у нас не было споров: эта вакханалия заканчивается, надо заниматься экономикой», — сказал глава государства в ходе посещения предприятия по производству сыров ООО «Савушкин-Орша». Правда, ошибся: 28 августа в Минске вновь проходили акции протеста, а ОМОН задерживал не только демонстрантов, но и журналистов. Страна продолжает протестовать, и чем все закончится, ясности все меньше. Эксперты честно строят версии и пытаются прикинуть схему возможного выход из внутриполитического тупика.

Но все дело в том, что нынешний кризис уже вышел за рамки «внутреннего дела Беларуси». И эта страна вполне может стать «полем битвы» между НАТО и Россией. О чем Александр Лукашенко, президент Беларуси, заявил об этом прямо, комментируя вопрос возможного вмешательства России: по его словам, «если там дернутся за пределами (Беларуси — Ред.), надо задействовать совместную группировку вооруженных сил, основой которой является белорусская армия. А россияне нас должны поддерживать и двигаться за нами», что «у нас даже не дрогнет ни голос, ни рука, ни нога для того, чтобы вместе устаканить любого, кто дернется на западной границе Союзного государства» и т.д. После чего открыто заявил, что Беларусь в случае обострения ситуации может превратиться в «театр военных действий», который страны Запада используют против РФ. Как отметил Лукашенко, эту точку зрения он разделяет со своим российским коллегой Владимиром Путиным.

Теоретически можно было бы порассуждать о том, что «на пике» внутриполитического кризиса в Беларуси Лукашенко сделал множество громких заявлений. Но на сей раз все куда серьезнее, чем кажется.

Прежде всего, не кто иной, как президент РФ Владимир Путин, подтвердил в интервью Сергею Брилеву, что главы России и Беларуси договорились о формировании резерва из числа правоохранителей РФ для помощи Минску, правда, оговорившись, что этот резерв из силовиков не будет задействован, пока «экстремистские элементы, не прикрываясь политическими лозунгами, не перейдут определенных границ и не приступят просто к разбою, не начнут поджигать дома, банки, пытаться захватывать административные здания и так далее». Намеренно оставим в стороне гадания, действительно ли российские силовики представляют собой этакий «запасный полк» или в Беларуси уже разворачивается сценарий «ихтамнетов». Обратим внимание на другое. О внешнем вмешательстве и опасности внешнего вторжения президент РФ как бы не говорил. Но это вместо него с успехом делает Александр Лукашенко. Причем в его риторике речь идет не о «грантовых НПО» и не о «печеньках Нуланд», а о полномасштабном территориальном конфликте. Уверениями, будто бы НАТО стягивает войска к границам Беларуси, дело не ограничивается. Лукашенко открыто рассуждает об «опасности вторжения» со стороны НАТО и планах Польши «оторвать» от Беларуси Гродненскую область. И уже открыто стягивает к западным границам свои войска. «Мы фактически половину армии сегодня привели в полную боевую готовность для того чтобы защитить Гродно, Гродненскую область, западные рубежи нашей страны. Вы видите эти заявления о том, что Беларусь распадется, Гродненская область уже отойдет Польше. Они об этом уже в открытую говорят, спят и видят. Ничего у них в этом плане не получится, это я знаю определенно» — цитируют российские, и не только российские, СМИ заявление Александра Лукашенко.

Можно, конечно, назвать все это «пропагандой в стиле хардкор». Только вот по меньшей мере показательной является реакция на заявления Лукашенко в самом Североатлантическом альянсе. Где генсек НАТО Йенс Столтенберг уже посоветовал Александру Лукашенко не использовать Альянс в качестве «пугала» и заверил, что никакой концентрации войск НАТО на границах Беларуси нет. А это верный признак, что к заявлениям Лукашенко и его нагнетанию напряженности в Брюсселе отнеслись со всей серьезностью. Здесь отдают себе отчет, что любой реальный конфликт начинается с «войны слов», особенно если эти слова касаются территориальных вопросов. Причем на сей раз дело не ограничивается словами — войска на западные границы стягиваются всерьез. А в-третьих, и «в-главных», в конфликте уже открыто «обозначает» свою роль Россия. Не зря в том же заявлении Йенс Столтенберг еще и предостерег Россию от вмешательства в дела Беларуси. Ставки для Москвы высоки. Беларусь — это единственный союзник на западном направлении, РЛС, центр связи ВМФ, границы с Польшей и Литвой и выход к знаменитому Сувалкскому коридору, удар по которому позволит Москве отрезать от союзников страны Балтии и установить сухопутную связь с Калининградом. И если учесть, какой популярностью в РосСМИ (и надо полагать, не только в РосСМИ) пользуются выкладки экспертов, предрекающих, как доблестная российская армия разобьет в пух и прах войска НАТО в странах Балтии и Польше, по меньшей мере не стоит исключать, что кое-кому кризис в Беларуси может показаться удобным поводом для «пробы сил» с НАТО. Особенно если эта самая «проба сил» произойдет не на российской территории.

А на таком фоне заявление Столтенберга слишком напоминает адресованный Кремлю месседж: желаемой свободой рук Москва на территории Беларуси не обладает. Тем более, добавим от себя, Кремлю не стоит забывать о существовании Статьи 5 Североатлантического договора, под защитой которой находятся и Польша, и Литва.

А еще лучше вспомнить партизанские традиции Беларуси. И своевременно подумать, не получит ли РФ еще один «Афганистан», но уже на западной границе

Нурани, политический обозреватель 

Теги: