Капитуляция в современном мире выглядит по-разному. Заявление британского премьера Чемберлена после Мюнхенского сговора: «Я принес вам мир!» — пример классический. Участники Сталинградской битвы вспоминают, с каким трудом удалось найти старого военного горниста, который знал, какую мелодию в этом случае следует исполнить на трубе перед началом церемонии. Бывает, что сам факт капитуляции старательно прячут за формулировками вроде «политика — это искусство возможного», «мы добились мира, пусть и не на лучших для себя условиях», и т.д.

Вот и теперь в Армении подписывают этакую «киберкапитуляцию». Хотя и не желают в этом прямо признаваться. Впрочем, расскажем по порядку.

Все началось с того, что Самвел Мартиросян, отрекомендовавшийся «экспертом по информационной безопасности», заявил, что азербайджанские хакеры смогли проникнуть во внутреннюю сеть правительства и получить 55 терабайт информации — разумеется, включая деликатную и для посторонних ушей не предназначавшуюся. И добавил:
“Не спрашивайте меня, правда это или неправда (?   — Minval.az). Я не знаю (?!— Minval.az) Было бы просто приятно услышать комментарии. И понять, когда в Армении, наконец, будет создан единый центр кибербезопасности, когда будет поставлен вопрос о защите критически важных инфраструктур”. Да тут еще в Интернете загулял скриншот экрана компьютера, на котором изображен рабочий процесс системы управления сервером правительства Армении.

Тут уже занервничали в высоких кабинетах. Мане Геворгян, пресс-секретарь премьер-министра Армении, отрапортовала на своей странице в Facebook: СНБ проверяет информацию. В ходе «проверки» уже обнаружили злосчастный скриншот. Но, по мнению Геворкян, «это не свидетельствует об извлечении 55 терабайт информации. СНБ продолжает работу по выяснению происхождения упомянутого скриншота и проверке информации о проникновении в государственные сервера». Словом, Мане Геворкян даже не пытается обещать укрепить в Армении кибербезопасность, усилить защиту от взломов и т.д. — словом, проделать все то, что положено предпринимать в таких случаях. Разговор шел исключительно об СНБ. А тут уже трудно удержаться от ироничных вопросов, что эта самая СНБ собирается делать: искать неуловимых хакеров, которые, более чем вероятно, находятся за пределами Армении, или старательно «вылавливать» и «зачищать» АрмНЕТ от пугающего «скриншота». Вопрос в другом: не пытаются ли в Армении использовать тему «азербайджанских хакеров» в кавычках и без в качестве повода для. «закручивания гаек» уже в АрмНЕТе? Нынешний премьер-министр Армении Никол Пашинян любит, конечно, соцсети, посты в них и Фейсбук-стримы, но ФБ — стихия неуправляемая. А популярность бывшего вожака «шашлычной революции» неумолимо катится вниз со скоростью анекдотичного «Запорожца», который запустили с горы Агры-Даг при попутном ветре. В такой ситуации Фейсбук-стихия вполне может обернуться против недавнего «шашлычного короля», а «лайкать» будут не только его прямые эфиры, но и посты, скажем, Микаела Минасяна с компроматом на «народного премьера» о его соучастии в «сигаретном» и даже оружейном бизнесе. А так как Пашинян выстраивает себе в Армении режим личной власти, попытки установления «цифровой цензуры» были только вопросом времени.

Только вот это — далеко не самые серьезные неприятности для Армении. Можно, конечно, порассуждать, хорошо это или плохо — война в виртуальном пространстве, но Азербайджан и Армения, если кто забыл, в состоянии реальной войны, стреляют на линии фронта каждый день, совсем недавно шли бои на Товузском направлении, и ждать в такой ситуации, что «в поле» будут стрелять из минометов и артиллерии, а в виртуальном пространстве — ограничиваться лайком «возмутительно» в соцсетях, было бы по меньшей мере наивно. Не говоря о том, что «кибервойну» в регионе вообще-то начала сама Армения. Достаточно вспомнить и провокационные «вбросы», и фейковые «азербайджанские оппозиционные сайты», и многое другое. Достаточно вспомнить, как в конце ХХ века армянские хакеры взламывали серверы азербайджанских СМИ и запускали их фейковые номера с провокационными «новостями».

Просто мадам Геворкян, возможно, сама того не желая, обозначила весьма некомфортные для Иревана реалии. Ее беспомощные рассуждения на тему «СНБ разберется» — это прежде всего красноречивое признание, что ситуация с кибербезопасностью в Армении плоха настолько, что сил не хватает даже на дежурный оптимизм. А это не просто интересная информация  к размышлению о том, чем обернулись пышные прогнозы и радужные обещания властей Армении по развитию IT-технологий. В Иреване по сути признали, что безнадежно проиграли Азербайджану «кибервойну» и оказались просто не в состоянии защитить «государственные электронные мозги» на должном уровне — со всеми вполне прогнозируемыми последствиями для воюющей страны.

Просто если государство рушится, оно рушится во всех сферах. Вне зависимости от любви премьера к Фейсбук-стримам.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az